Калиниченко: выиграли бы у «Сатурна», стали бы чемпионами

Полузащитник "Спартака" Максим Калиниченко подвел итоги сезона завершившегося и рассуждает о сезоне будущем.



— Максим, что скажете об итогах сезона?

— Для «Зенита» итоги хорошие, для нас — не очень. Лично для меня вообще плохие, второе место — это никак вообще.

— Для вас это самый неудачный сезон?

— Бывали, конечно, сезоны и похуже, но по эмоциональному распределению, по тому, как в некоторых моментах складывался чемпионат, для меня был определенный моральный удар, конечно.

— Чего же не хватило «Спартаку» для первого места?

— Не знаю. Если бы знал, наверное, стал бы чемпионом.

— Но ведь наверняка с тренером, с ребятами обсуждали это… Какие-то версии выдвигались?

— Версия на самом деле очень банальна — выиграли бы у «Сатурна», стали бы чемпионами. Но что теперь уже поделаешь? Мы сыграли в Раменском вничью, а «Зенит» выиграл. Вот и все.

— Черчесов вам помогал прийти в себя после «Селтика» или ЦСКА?

— Он мне помог тем, что в какой-то момент доверил место в основном составе и вообще стал доверять, ставить на игры. А это самое главное, что нужно от тренера футболисту. Конечно, я разобрался бы и сам со своими проблемами, но тренер должен быть и психологом, и в какой-то мере папой, и в какой-то мере мамой.

— То есть можно сказать, что под конец сезона вы окончательно выкарабкались из психологической ямы и стали самим собой?

— Наверное, хотя «психологическая яма» — скорее, надуманный журналистский шаблон. Хотя, конечно, на душе было не очень хорошо. И это надо было просто через игры пережить. А когда не играешь, решить проблему становится все труднее и труднее.

— Игра с нальчикским «Спартаком», в которой вы забили два мяча, стала для вас переломной?

— Да, и для меня, и для команды эта победа была очень важной — мы поняли, что можем бороться за чемпионство. Ну а я вспомнил, что такое забивать голы в чемпионате России.

— Какой была ваша первая мысль, когда узнали о травме крестообразных связок после игры с «Динамо»?

— Шок, конечно. Я предполагал, что с коленом что-то не очень хорошее, но никак не думал, что это «кресты». Хотя где-то в глубине души все же допускал такую мысль — в колене были очень неприятные ощущения.

— Вы не считаете, что все эти испытания в сезоне посланы вам сверху?

— Сколько же уже можно этих испытаний?! Хотя, конечно, в Бога верю. И еще в то, что все что ни делается — к лучшему. Я уверен, что сейчас вылезу из этого всего, и снова все станет у меня хорошо. А может быть, Господь просто уберег меня от чего-то более страшного.

— Когда вы сможете тренироваться и как будете поддерживать форму?

— Насчет тренировок пока не знаю — как скажут врачи. После Нового года поеду в Германию на реабилитацию, там в общем-то на многие вопросы мне и дадут ответы.

— Понятно, что вам не играть против «Марселя», но как бы вы оценили этот жребий для своей команды?

— Играть нужно с любыми командами, но, опять же, игры с «Тулузой» показали, что французы все-таки остаются пока для нас неудобными соперниками, как ни крути. Мне кажется, что с «Марселем» будет очень интересная и живая игра, так как и мы, и они придерживаемся атакующего стиля игры. Будет интересно. Как зритель я очень хочу посмотреть эту игру. И думаю, получу от нее большое удовольствие.

— Возможно ли, что поедете с командой во Францию в качестве «группы поддержки»?

— Конечно, очень бы хотелось поехать, но все будет зависеть от того, какими темпами пойдет мое восстановление. Хотя планирую поехать с командой уже на второй сбор.

— К вашему нынешнему серебру приложил свою руку и Владимир Федотов. Ваши с ним отношения вряд ли можно назвать друже­скими, но тем не менее удалось ли пообщаться с ним после окончания чемпионата?

— Если бы он приехал на награждение, возможно, удалось бы переговорить. Хотя отношений у нас сейчас с ним никаких и нет. Но зла никакого я на него не держу — что было, то было. Впрочем, даже если бы Федотов и был на награждении, вряд ли бы у нас с ним получился какой-то диалог. Все-таки Владимир Григорьевич — довольно-таки своеобразный человек и не очень-то умеет прощать людей. Даже если эти люди и правы.

— Федотову теперь предстоит работать с вашим бывшим наставником по сборной Украины. Удивил ли вас приход Блохина в «Москву»?

— Комментировать абсолютно ничего на эту тему не хочу. Потому что с обоими этими людьми приходилось работать. Просто хочется пожелать им удачного сотрудниче­ства, хорошего союза, ну и удачи на этом нелегком поприще. К слову, все разговоры о том, что Блохин звал меня к себе в «Москву», не имеют под собой никакого основания. Я не разговаривал ни с ним, ни с кем-то другим из руководства клуба.

— Кого бы вам хотелось видеть на посту наставника сборной Украины? Блохин выдвинул кандидатуру Михайличенко. Может, нужен иностранец?

— Честно говоря, это не мое дело. Все это будет решаться в кулуарах власти украинского футбола. Лично для меня — чем именитее тренер, тем интереснее с ним работать. Но если назначат того же Михайличенко — он молодой, амбициозный специалист, — тоже будет интересно посмотреть, каким путем он поведет сборную. Но вообще, я при любом наставнике буду с удовольствием приезжать в национальную команду.

— Есть ли шансы у сборной Украины в отборочной группе к чемпионату мира?

— Шансы есть всегда. К тому же будет интересно понаблюдать, как хорваты с англичанами будут друг друга «грызть». А мы будем потихонечку карабкаться вверх по их трупам (смеется).

— Ваши товарищи по «Спартаку» Павлюченко и Титов на днях продлили свои соглашения с клубом. А как у вас обстоят с этим дела?

— Павлюченко сегодня видел — об этом не разговаривали. С Титовым общаемся посред­ством SMS — об этом тоже не разговаривали. Что касается меня, то я еще как минимум год буду играть в «Спартаке».

— Вы для себя лично поставили какие-то задачи на будущий сезон?

— Задача номер один — поскорее выйти на поле, а там уже цели и задачи будут корректироваться.
комментарии

опрос

Кто должен получить "Золотой мяч" 2016?

Лента новостей

Турнирные таблицы