Колосков: я не подхожу под образ старого лиса хотя бы потому, что никогда не хитрил

Экс-президент РФС, Вячеслав Колосков, по прежнему работает в аппарате УЕФА, и оценивает деятельность нового президента этой организации - Мишеля Платини.



— Всех, и меня в том числе, конечно же интересовали первые шаги Платини. С чего начнет? Он начал не со смены вывески, а со смены людей. Уже на следующий день освободил от должности генерального директора — шведа Ларса-Кристера Ольссона. Исполняющим обязанности назначил человека, который до того руководил правовым департаментом УЕФА, — итальянца Джанни Инфантино. Вслед за этим последовала замена казначея. Фигура весьма значимая, можно даже сказать, ключевая. В последние годы этот пост занимали, как правило, не просто известные руководители, но по сути своей — бизнесмены. Скажем, нынешний президент Голландской федерации футбола Мэтью Спингерс. При нем значительно увеличились доходы от продажи телевизионных, коммерческих прав Лиги чемпионов, чемпионата Европы. То есть человек был на своем месте. И вдруг Платини меняет его на киприота Мариоса Лефкаритиса. Он около двадцати лет работает в УЕФА, был верен прежнему президенту — Леннарту Юханссону, но вдруг в последнее время решил поменять ориентацию и стал открыто поддерживать Платини. Кроме того, Платини убрал с должности вице-президента норвежца Пера Омдаля.

— Юханссон, Ольссон, Омдаль… Скандинавский дух выветривается из коридоров УЕФА?

— Тут ситуация вполне понятная. Омдаль — самый близкий друг Юханссона. Он даже не скрывал, за кого голосовал на выборах. А новый президент УЕФА приближает к себе тех, кто поддержал его. Известный принцип личной преданности. Но меня смущает даже не это. Смущает разворот Мишеля Платини в сторону клубов и лиг.

— Насколько помнится, Платини впервые заявил о своей опоре на клубы и лиги, а не на национальные федерации, что проповедовал Юханссон еще пару лет назад, когда выдвинул себя в качестве кандидата на пост президента…

— Это так. Но перед выборами Платини поменял свою философию. Ему нужны были голоса, которые могли обеспечить только национальные федерации. Он называл их краеугольным камнем УЕФА, обещал всевозможное сотрудничество, поддержку и прочее, прочее. А на деле Платини предлагает внести в устав важное организационно-структурное изменение, касающееся создания так называемого стратегического совета. Его составят четыре действующих вице-президента…

— …Платини уже говорит о пяти вице-президентах.

— На пятом как раз настаивал я, но решение не было принято, потому что против выступил сам Платини. Я предлагал пятым ввести казначея, объясняя, что современный футбол — это прежде всего деньги. Вы, мол, там чего-то наговорите, напридумываете, а денег-то нет. Не знаю, может, потом вернулись к моим предложениям, посмотрим… Помимо вице-президентов в стратегический совет войдут представители клубов и лиг в равных пропорциях. И это предлагается утвердить отдельным органом УЕФА. Вместо комитетов профессионального и клубного футбола. Я опять-таки выступил против такого решения, мотивируя свои соображения тем, что два упомянутых комитета — самые сильные в структуре УЕФА. Там собраны ведущие специалисты. А что такое стратегический совет? Он планирует собираться не на регулярной основе, и это уже минус. Вроде будет вырабатывать некую стратегию в области развития профессионального футбола. Возможно, но не более того.

— Судя по вашим словам, вы добровольно записались в ряды оппортунистов нового президента.

— Получается так (смеется)... Есть, кстати, еще один момент, который мне откровенно не нравится. В УЕФА существуют так называемые кооптированные члены. Сейчас их двое — представитель Украины Григорий Суркис и португалец Джилберту Мадайл. И вот этот институт, к сожалению, скоро прекратит свое существование. В свое время кооптированное членство по нашей же инициативе было создано для того, чтобы восстановить и затем поддерживать некий баланс между Востоком и Западом. А то получалось так, что я один представлял 22 национальные восточные федерации, в то время как все остальные, западные, включая такие маленькие, как Исландия, Мальта, Кипр, отдельно представляли свои люди. С появлением кооптированных членов Суркис два года представлял Восточную Европу, а Мадайл — Западную. Я полагал, что при формировании нового состава исполкома такое положение дел будет сохранено. Однако Платини уже включил туда швейцарца и австрийца. Я и еще некоторые представители УЕФА выступили против уже утвержденных и проверенных на практике принципов нашей организации, но…

— Как же Платини объяснил свою позицию?

— Очень просто. Швейцария и Австрия проводят чемпионат Европы в 2008 году, и потому они должны быть представлены в исполкоме. Я тогда возразил: кто нам мешает приглашать представителей этих стран на любые заседания исполкома, хотя и без права голоса?.. Короче говоря, прежний президент УЕФА Юханссон больше смотрел на Восток. Это была его принципиальная политика. Новый президент четко поворачивается в сторону Запада. И клубов.

— По поводу клубов… Платини объявил о новом проекте реформирования европейских кубковых турниров, и прежде всего Лиги чемпионов. Проект пока очень сырой и спорный.

— Я сразу хотел бы сказать о том, что мы не допустим крена в сторону клубов и лиг.

— Мы — это кто?

— Исполком УЕФА. В его нынешний состав входят действующие или бывшие президенты национальных федераций, и они категорически против того, чтобы нарушался баланс сил. Смотрите, испанец — президент своей федерации, англичанин — президент, турок — почетный президент, киприот — тоже, румын, португалец, Григорий Суркис — президенты и так далее… Я — почетный президент. То есть мы все вышли из рядов национальных ассоциаций. Это единый фронт. Да и в уставе УЕФА записано, что эта организация представляет собой ассоциацию ассоциаций. Что касается Лиги чемпионов… Думаю, это в большей степени популистское заявление. Изменения возможны, но не сразу и не столь быстро. Поправки должны пройти мнение так называемого клубного форума, в котором состоят представители более ста клубов, того же стратегического совета, о котором речь еще только пойдет на конгрессе в конце мая. И я не думаю, что эти организации пойдут на то, чтобы вместо сильных клубов из Англии, Италии или Испании в Лиге чемпионов появились средние по силам команды из средних и малых федераций.

— Вопрос денег?

— А как же! Хотим мы того или нет, но Лига чемпионов — чисто коммерческое предприятие. Там уже крутится один миллиард швейцарских франков! Если в Лигу получат доступ на каких-то льготных правах клубы из Мальты или Сан-Марино, вряд ли можно будет продать коммерческие или телевизионные права этого турнира за нынешние деньги. О чем это говорит? Только о том, что Платини пока еще не понимает глубины стоящих проблем. Понятно, что опыт — дело наживное. Какие-то решения он принимал в суматохе первых рабочих дней. Пока налаживал свой быт, переезжая на жительство из Парижа в швейцарский Ньон, где расположен УЕФА, мозги у него, конечно, были немного распылены. А вот пройдет конгресс, и у Платини будет время подумать и поработать в более спокойной обстановке.

— Может быть, тогда Платини скорректирует и свою позицию по отношению к восточным федерациям?

— С точки зрения формирования исполкома, он уже ничего не сделает. У нас там, кстати, достаточно хорошая ситуация. Мне осталось еще два года. Есть время у Григория Суркиса и румына Мирчи Санды. Другой вопрос — формирование рабочих комитетов по новому принципу. Если раньше по уставу член исполкома не имел права возглавлять какой-либо комитет, то сейчас Платини возвращается к старому и настаивает на том, чтобы такое руководство представителями исполкома осуществлялось в обязательном порядке. И вот здесь может быть сделан крен в сторону Западной Европы. Им, видимо, дадут самые важные комитеты. Таков мой прогноз.

— Вы так давно в УЕФА, что ваш прогноз вряд ли окажется ошибочным. Интересно, кого видит Мишель Платини в лице Вячеслава Колоскова? Сторонника, оппортуниста, эдакого хитрого лиса?

— (Смеется). Я не подхожу под образ старого лиса хотя бы потому, что никогда не хитрил. Мы друг друга давно знаем. Более десяти лет. Бывали в разных ситуациях. И в футбол играли, и в бане парились, и выпивали вместе. В ходе нашего последнего разговора он еще раз подтвердил, что ценит меня за ум, опыт, авторитет и так далее. На словах это вроде как аванс. Что будет на деле? Посмотрим, чем, например, закончится конгресс УЕФА. Скажем, в ФИФА у меня сейчас не просто уважение. Это, скорее, уважение, подкрепленное моей ролью в этой организации. Я возглавляю два очень важных комитета: ассоциаций, где под моей опекой более двухсот стран и где я председатель оргкомитета клубного чемпионата мира, кроме того, я вице-президент олимпийского футбольного турнира. В УЕФА у меня как у члена исполкома есть ряд рабочих направлений. Будущее покажет, какую роль отведут мне в том или ином комитете.

— До того как вы покинули пост президента РФС, вы пребывали в УЕФА в двух лицах. Сегодня, когда мы с вами беседуем, нынешний руководитель РФС Виталий Мутко находится в штаб-квартире Европейского футбольного союза на региональном совещании. Вы согласовываете свою нынешнюю рабочую линию с позицией РФС?

— В УЕФА прекрасно понимают, что я по-прежнему представляю Россию, и их не интересуют мои отношения с новым президентом РФС. Хотя в вопросах, касающихся крупных событий — проведение конгрессов, изменения в уставе, — у меня с Виталием Леонтьевичем полное взаимопонимание. Мы встречаемся, обсуждаем проблемы. И мою личную позицию относительно выборов нового президента УЕФА Мутко тоже знал. Я еще тогда сказал, что выбирать предстоит не между опытом и молодостью, а между стабильностью и непредсказуемостью. Пока это все оправдывается.

— Накануне выборов вы открыто заявляли, что будете поддерживать Юханссона.

— Да.

— А кого поддерживал все-таки РФС?

— Об этом меня спрашивал и сам Юханссон, и некоторые другие члены исполкома. Я им отвечал, что меня в это дело не посвящали. Но судя по различным интервью в нашей прессе, можно было сделать вывод, что приоритет РФС был отдан кандидатуре Платини.
комментарии

опрос

Кто должен получить "Золотой мяч" 2016?

Лента новостей

Турнирные таблицы