Скала: какой же тогда в "Спартаке" был бардак!

Итальянский тренер Невио Скала вспоминает о времени проведенном в московском "Спартаке".



- Вот недавно узнал, что "Зенит" купил Тимощука за 20 миллионов долларов! Мадонна миа! - сам начал беседу Скала. - В Италии таких денег больше никто не платит, здесь футбол немножко вернулся с небес на землю. Но футболист Тимощук классный. Я же его, когда работал в "Шахтере", сразу сделал капитаном, хотя ему было то ли 22, то ли 23 года. На первом же сборе увидел, что этот человек будет настоящим лидером. Когда отдавал Анатолию капитанскую повязку его молодой возраст меня совсем не смущал. Это произошло естественным образом - при наблюдении за тем, как он вел себя на поле и вне его, как слушал тренеров, как умел расположить к себе партнеров. Рад за Тимощука. Он помог бы любой команде сделать шаг, даже рывок вперед. "Зенит" не прогадает, что выбрал его.

Тимощук - очень общительный человек. Когда я пришел в "Шахтер", он уже немного говорил по-немецки, по-английски. Ему нравилась Италия, он приезжал в Милан. И жена у Тимощука замечательная. Видно, что парень - гражданин мира. Благодаря своему характеру он прекрасно чувствовал бы себя в любой стране.

- Вы не удивлены, что Тимощук уехал в Россию, а не в Англию или Италию?

- Это был бы значительный игрок и для серии А. Год назад, когда я летал в Донецк, его хотела купить "Рома". Но Ринат (президент "Шахтера" Ахметов) не хотел его продавать. Если бы тогда президент сказал, что это возможно, здесь бы за Тимошуком сразу очередь выстроилась. Мне бы поверили, что такого игрока надо брать с ходу, потому что я тренер, а не агент, и финансового интереса не имею. Другое дело, что итальянские клубы, та же "Рома", заплатили бы за Анатолия семь-восемь миллионов евро, не больше. А тут - 20 миллионов долларов! Я Ахметова понимаю, сделал бы на его месте то же самое. От таких денег не отказываются.

- А в "Спартак" вы Тимощука не хотели купить?

- Нет, поскольку знал, что Ринат его не отдаст. Да и нереально это было. Когда я попал в "Спартак", президентом там был Андрей Червиченко. Я предлагал одних игроков, но мне купили всех тех, кого я не хотел. Ну вот не просил я того же Йенчи! Но они без меня обо всем договорились. Ничего не имею лично ни против Йенчи, ни против Тамаша, ни против Петковича, ни против Зоа... Они все - хорошие ребята, и я их не обвиняю. Виноваты те, кто их покупал. Эти люди решали благодаря таким приобретениям какие-то свои задачи.

Поначалу я попал в очень сложную ситуацию. Потом все вроде начало налаживаться, пришел синьор Федун, с которым у нас сложились замечательные отношения, и мы потихоньку начали продумывать серьезную программу работы на следующий сезон. У нас на бумаге уже была команда на будущее, и Федун предоставлял мне инициативу для действий. Но тут - новая напасть. На первый план вышел синьор Первак, который, считаю, принес "Спартаку" много вреда. Так получилось, что мы с ним поссорились, и я вынужден был уйти. Федун тогда еще не успел полностью войти в курс дел, и ситуация в "Спартаке" во многом была в руках Первака. Поэтому другого выхода, кроме отставки, у меня не оказалось. Жаль, потому что, поработай мы подольше с Федуном и "ЛУКОЙЛом", успели бы сделать многое. Будь у меня еще год - мы построили бы "Спартак" в лучшем виде! Но, к сожалению, я попал в Москву в неправильное время, когда клуб не управлялся настоящими футбольными менеджерами.

В разговор со Скалой мы иногда будем вставлять цитаты из беседы с Андреем Талалаевым. Он был непосредственным свидетелем всего, что происходило в том "Спартаке", и приоткрыл завесу над некоторыми труднообъяснимыми событиями.

- Когда Мистер пришел в команду, то сказал руководству клуба: "Купите мне сильных левого и левого центрального защитника, опорного хавбека - и я вам гарантирую место в Лиге чемпионов". Но вместо всех, кого он предлагал, приобрели Петковича, Йенчи и Шоавэ. Единственным приличным новичком оказался Coca, но у него в России возникли проблемы другого толка - он, к сожалению, потерял еще не родившегося ребенка и категорически сказал, что не может после этого оставаться в стране.

- Леонид Федун в интервью "СЭ" говорил, что приглашение Скалы было его инициативой: хотя президентом еще оставался Андрей Червиченко, контрольный пакет акций уже принадлежал Федуну. Вы об этом знали?

- Нет. Я вообще-то много чего не знал. Мы встретились с Червиченко и вице-президентом клуба Анной (видимо, Завершинской) в Милане, в легендарном отеле Principe di Savoia. Собеседники вдохновенно рассказывали мне о четкой структуре и амбициозных планах клуба, но впоследствии оказалось, что все было совсем не так. Подписав контракт со "Спартаком", я полагал, что это очень организованный клуб с четко выстроенной пирамидой. Приехав же в Москву обнаружил полный дилетантизм: тот "Спартак" по своей сути был любительским клубом. Внутри него были хорошие, грамотные люди, но организации не было никакой.

Например, два месяца мы работали с Титовым, вокруг которого тактически отрабатывалась вся игра в атаке. Рассчитывал на него как на лидера. Еще в 97-м году кстати, когда я работал в "Боруссии" из Дортмунда, просил президента клуба приобрести Титова, но "Спартак" запросил немыслимые отступные. Титов - феноменальный игрок, с которым только надо было поработать над психологией. Если бы у него самого было желание расти, мы бы за год такое с ним сделали!.. Итак, мы работаем, как вдруг я узнаю, причем от третьих лиц, а не от работников клуба, что Титов на этот самый год дисквалифицирован и что о такой перспективе нашему клубу оказывается, было известно еще в прошедшем декабре! Ну неужели меня нельзя было предупредить заранее?!

- Талалаев рассказывал, что вы три дня ходили по базе, восклицая: "Mamma mia!"

- Так и было. Почему мне никто ничего не говорил до этого? Почему мы работали, делая ставку на Титова и не учитывая возможность его дисквалификации?! По моим планам, Егор должен был играть ключевую роль как атакующий плеймейкер с полной свободой действий. И вдруг мы его лишаемся, и при этом уже нет никакой возможности кем-то Титова заменить. Как такое может быть?!

А однажды я и вовсе уже собрал чемоданы. Дело было на Мальорке, перед ответным матчем на Кубок УЕФА. Из Москвы пришла новость, что на меня якобы завели уголовное дело по поводу взятки за оформление рабочей визы. Я же вообще понятия ни о чем не имел! Было такое впечатление, что в прессу вбрасывали новости, чтобы меня опорочить. Я был в ярости и уже собирался улететь восвояси. Меня Хаджи в последний момент остановил и немножко успокоил. Какой же тогда в "Спартаке" был бардак!

Талалаев поясняет:

- За день до матча с "Мальоркой", когда мы уже были в Испании, на сайте La Gazzetta dello Sport появилась со ссылкой на российские источники информация о том, что Скала якобы задержан в Москве при даче взятки за получение рабочей визы. У тренера по физподготовке Серджо Джовани была поисковая система, он это и обнаружил, - можете представить себе, какую реакцию такая информация вызвала у Скалы! Тут же подняли шум, и в результате факты не подтвердились, а в печатной версии итальянской газеты заметка не вышла. Оказалось, что кто-то в российских структурах, оформляющих рабочие визы, наживался на срочности их выдачи. А тут девушка из офиса "Спартака", чтобы самой не ходить и не пробивать визу официальным путем, обратилась в турфирму. Тамошние люди повезли 400 долларов, чтобы ускори ть процесс. За человеком, который требовал взятку, давно уже следили органы... Скала вообще ни о чем знать не знал - и тут его имя в прессе фигурирует по такому делу!

Невио вообще многого понять не мог. Вдруг посреди ночи ему на мобильный телефон приходит сообщение, что задолженность его лицевого счета составляет 13 500 долларов. Мистер в панике. Приходилось с трудом объяснять, что у "Спартака" корпоративный счет, что долг в ближайшее время погасят и никто у него требовать этих денег не будет...

Скала рассуждает:

- Если бы я еще раз вернулся в ваши края, то за русский язык взялся бы с большей ответственностью. Все эти истории показывают: надо самому понимать то, что происходит вокруг тебя. В Германии у меня не было проблем, потому что немецкий знаю отлично - у меня и жена немка. Говорю еще по-английски (проверяли: английский у Скалы действительно хорош), по-французски, по-испански.

В "Парме" у нас был оперативный треугольник: президент клуба Танци, спортивный директор Пасторелло и я. Семь лет мы очень четко, зная обязанности друг друга, работали для команды, города и страны. Не представлял себе, что может быть совсем другой подход. Футбол на самом деле очень простая вещь, надо только исключить из клубной работы решение чьих-то частных интересов. И понять, что тот же "Спартак" принадлежит стране и болельщикам. Да, у него есть хозяева, но нельзя рассматривать клуб как сугубо частную собственность, с которой можно делать что угодно. Я успел почувствовать, насколько "Спартак" популярен, и понять, что с этой командой можно заполнять стадионы. Но из-за того, что происходило в клубе в тот момент, болельщики потеряли много энтузиазма. Очень сложно было сделать то, что удалось в "Парме", на которую до нашего прихода ходило по три тысячи человек, тогда как мы за два года стали собирать аншлаги - так, что арену пришлось даже расширять.

- Сейчас "Спартак" собирается строить стадион на 35 тысяч. Ваше мнение?

- Может и не хватить. Полагаю, оптимальная вместимость - от 40 до 50 тысяч. Нужно учитывать: если клуб хочет успешно играть в Лиге чемпионов и выигрывать национальное первенство, стадион должен быть всегда заполнен. Но искусственно занижать вместимость с этой целью тоже нельзя. Где, кстати, будет новая арена?

Этот вопрос Скалы очень характерен для нашего разговора. Тренер не только удовлетворял наше любопытство, но и сам интересовался каждой деталью того, что происходит в российском футболе. Это подтверждает и Талалаев: "По тем вопросам, которые мне задают и Скала, и его бывший ассистент Куоги, я вижу, что они за всем очень внимательно следят. Когда в прошлом году из "Локомотива" убрали Славолюба Муслина, это было встречено с удивлением. Обычно с важными новостями звоню я, а тут они сами набрали мой номер и стали расспрашивать, как такое могло произойти".

- В Москве вас помнят еще по 1994 году, когда вы во главе "Пармы" приехали на прощальный матч Федора Черенкова. Знали, кто это такой?

- "Спартак", конечно, знал, а вот Черенкова - нет. Познакомились с ним уже в Москве. У "Пармалата" тогда был интерес к России, его империя развивалась на Восток. Так и договорились на тему нашего участия в прощальном матче.

- Могло вам тогда прийти в голову, что однажды приедете работать в Россию?

- Нет. Помню, когда первый раз ко мне обратились с предложением возглавить донецкий "Шахтер", я даже слушать не хотел, заявив, что останусь в Италии. С огромным трудом дал себя уговорить полететь в Вену для знакомства с Ринатом Ахметовым. И тут он предложил: "Полетели на моем самолете в Донецк!" Я взмолился: "У меня даже пижамы нет!", но услышал: "Не волнуйся, купим пижаму".

После того, что увидел в Донецке, мое отношение к Украине резко изменилось. В итоге мы с "Шахтером" первый раз в истории выиграли чемпионат Украины у киевского "Динамо". К сожалению, именно тогда не стало великого Лобановского, и на состоянии динамовцев это, конечно, сказалось. Но мы ведь действительно сделали сильную команду

Этот случай научил меня не говорить "нет", не посмотрев сначала на то, что предлагают. Так что я открыт для предложений. Хотя, конечно, мне нужен клуб, у которого есть четкая программа, хорошая инфраструктура и сильные менеджеры. История со "Спартаком" показала, что за три-четыре месяца команду с нуля сделать нельзя.

И если подобные условия предложат мне в Москве, соглашусь сразу - даже не буду размышлять. Я обожаю этот город и, несмотря ни на что, считаю свой опыт пребывания в нем фантастическим. С удовольствием вспоминаю игроков, которым кое-что успел дать. Молодежь - Шишкин, Самедов, Олег Иванов, Павленко, Погребняк, более опытные Павлюченко и Калиниченко; мне доставляло радость работать с ними. Но для результата нам не хватало еще ряда качественных футболистов.

- Погребняк и Шишкин говорили в своих интервью нашей газете, что с вами "Спартак" стал бы чемпионом России.

- Мне приятно слышать эти слова, которые были произнесены от чистого сердца. Шишкин! Ему было 16 - 17 лет, но я сразу увидел, что у этого мальчика незаурядные качества. Год бы с ним проработал - и Шишкин, уверен, попал бы в первую сборную. Физические данные, может, не ахти, но умный парень, все при нем. Погребняк! Когда к нам пришел, ничего еще не умел. Но мы в него поверили, разговаривали с ним, работали, дали понять, что верим в него. Когда игрок чувствует доверие тренера, он разрывается надвое, чтобы не подвести его. Я должен поставить футболиста в такое положение, чтобы он был счастлив и чтобы игра ему была в радость. У игроков передо мной не должно быть страха и дистанции. На большие дела можно поднять только положительными эмоциями. А тактическую схему мы всегда в нужное время подберем - важнее, чтобы были видны сердце, душа, энтузиазм.

"Разделяй и властвуй - это не про Скалу - говорит Талалаев. - Его главная черта - искренность, он никому никогда не лжет. В России есть такая модель руководства командой - искусственно создавать конфликты. Скала этого не приемлет, и я как начинающий тренер на всю дальнейшую жизнь это у него перенял. Отношения с игроками у Невио действительно были отличными. И неформальными. Помню, как во время чемпионата Европы Калиниченко чуть не проиграл ему пять тысяч долларов. Скала перед полуфиналом Греция - Чехия сказал: "Уверен, что греки выйдут в финал". Калина выступал больше других и даже предложил: "А давайте поспорим на пять тысяч евро!" Скала согласился, но как-то все это еще до начала поединка сошло на нет. К счастью, как вы понимаете, для Максима..."

- Самым трудным аспектом работы в России была психология, - говорит Скала. - Я пытался хотя бы частично поменять ваш менталитет. Мы должны быть профессионалами. А тут выиграли один матч - и рады без меры всю последующую неделю. Это неправильно: радоваться надо в конце чемпионата, а когда эмоции после матча проходят - смотреть вперед.

- Ваша "Парма" играла в очень красивый футбол, а "Спартак" против ЦСКА как-то вышел с пятью защитниками и двумя опорными хавбеками. Почему так?

- Ты строишь схему под игроков, которые у тебя есть. Так же, как режиссер ставит спектакль, исходя из имеющихся у него в распоряжении актеров. Но самое интересное, что в "Парме" я мог играть по той же схеме, что в той встрече с ЦСКА, и выглядело все совсем по-другому! Просто в "Парме" были фланговые защитники Бенарриво и Ди Кьяра, которые великолепно подключались к атакам. В "Спартаке" же таких футболистов не было.

Талалаев рас сказывает:

- В какой-то момент Скала увидел, что влияние Червиченко падает, и понял: общаться надо напрямую с Федуном - хотя бы раз в месяц. В результате клуб стал приобретать по-настоящему сильных футболистов. Тот же Видич ехал специально "под Скалу". А вот Кавенаги он не хотел. Я сам участвовал в переговорах и слышал, как Скала сказал: "За эти деньги лучше купить Каряку и Кержакова".

- Я с Перваком месяцами бился, чтобы получить Видича, - подтверждает Скала. - Мы с Куоги смотрели Видича и вживую, и на кассетах, были в нем уверены на сто процентов. Уже потом "Фиорентина" и "Интер" ко мне приходили и спрашивали, брать ли им Видича. Я говорил: "Берите с закрытыми глазами!" Но Видич достался "Манчестеру", и его нынешний статус твердого основного игрока меня ничуть не удивляет. А вот по поводу Кавенаги я несколько раз ходил к руководству и говорил: "Он нам не нужен!" Видел записи его игры и понимал, что этот игрок не подходит моей команде. Он казался мне медлительным, слишком много простаивал в одном месте... Так оказался я в итоге прав или нет?

- Да. А правда, что вы сказали: "Лучше за эти деньги купить Каряку и Кержакова?"

- Правда. Знал, куда их поставить и как использовать. Но вместо них за огромные деньги взяли аргентинца Кавенаги: я же только тренер, а решения принимает клуб. Но я ведь не настолько глуп, чтобы действовать во вред себе. Если вы в меня верите - одно дело, а если нет... Вот мы и разошлись.

- Были еще игроки, которых приобрели вопреки вашему мнению?

- После ухода Червиченко - один Кавенаги. Еще я просил не Родригеса, а защитника из Колумбии, который играл вместе с Родригесом. Но Первак мне сказал "нет". А сейчас тот защитник, которого в ту пору никто не знал, на прекрасном счету в чемпионате Испании, Родригеса же в "Спартаке" уже нет. Нужно верить своему тренеру понимаете, иначе какой смысл работать? Очень важно, чтобы тренер чувствовал: за его спиной поддержка руководства клуба. Я же ощущал постоянную подозрительность, недоверие. Мы с моими ассистентами работали на совесть, всем сердцем хотели улучшить "Спартак" - но вместо того, чтобы слушать людей с европейским опытом, к каждому моему слову относились с подозрением. Каждая моя фраза воспринималась примерно так: Скала, дескать, думает, что все знает, а мы не знаем ничего. Я обожаю русских людей, а моими недоброжелателями были только два-три человека из тех 15 миллионов, что живут в Москве. Но так случилось, что именно эти два или три человека во многом и решали мою судьбу.

- Организационные неурядицы при новом руководстве остались?

- Однажды хотел поставить в стартовый состав Баженова, который только к нам перешел. Он уже разминаться начал. И вдруг ко мне прибегают и говорят: "Баженов еще не заявлен". Я чуть с ума не сошел...

Любому тренеру очень важно иметь настоящих футбольных менеджеров, которые и в футболе понимают, и в тренерскую работу не вмешиваются. В "Спартаке" было иначе. Синьор Первак - человек не из футбольного мира. Но он хотел управлять всем сам, не понимал, что у него должна быть своя работа, а у меня своя. Отсюда и конфликт. Зная, что такие ситуации возникают, я из-за этого подписываю контракты не больше, чем на год. Первый контракт с "Шахтером" вообще заключил сроком на шесть месяцев. Ахметов был шокирован: таких краткосрочных контрактов на Украине ни один тренер не подписывает. Но я считаю, что так честнее: сначала надо друг к другу присмотреться. К сожалению, с бывшим гендиректором "Спартака" притирка не удалась.

Талалаев рассказывает:

"Было много инцидентов. Скала штрафовал румын, а Первак эти штрафы отменял. Пресс-атташе Шевченко на целый день забирал игрока на какую-то телесъемку и тот с опозданием приезжал на предыгровую тренировку. Руководство клуба настояло на введении в "Спартаке" обета молчания, о чем Скалу поставили в известность последним, и он был категорически против. Наконец, Невио знал - об этом даже в зарубежной прессе сообщалось, - что чуть ли не с мая месяца Первак за спиной у Мистера ведет переговоры со Старковым. В результате Скала пошел к Леониду Федуну и выставил ряд условий, без выполнения которых нормальная работа невозможна".

- Вы знали, что ведутся переговоры с Александром Старковым?

- Да. И знаю, что Старкова выбрал Первак. Сейчас в "Спартаке" нет ни того, ни другого... Я с большим уважением отношусь к синьору Федуну, и у меня сложилось впечатление, что ему нужны толковые менеджеры. У владельца клуба много других дел, и должен быть человек, которому он на каждодневной основе смог бы доверить работу с командой.

- Если бы вам предложили пошли бы?

- А почему бы и нет? Год в Москве с житейской и человеческой точки зрения доставил мне много удовольствия, так что на подобный вариант, вполне возможно, я бы с радостью согласился. В Москву бы вернулся хоть завтра.

- Допускали ли вы ошибки в своей спартаковской работе?

- Допускал. Например, не надо было выставлять Кавенаги на игру с питерским "Зенитом" - аргентинец еще не был готов.

- У многих, помнится, вызвало удивление, что в том же матче в Питере вы выставили Юрия Ковтуна против Быстрова, который тогда еще играл за "Зенит". Мол, вас предупреждали, что ветеран не сладит со скоростью Быстрова, но вы никого не стали слушать. Так это было?

- Сейчас уже точно не помню, почему сделал такой выбор, но убежден, что проиграли мы не из-за этого. Из-за одного футболиста вообще нельзя проиграть. В тот момент "Зенит" просто был сильнее, так что дело вовсе не в Ковтуне.

- Правда ли, что вы требовали со следующего сезона перейти на натуральный газон?

- Не требовал, а высказал пожелание. На искусственном покрытии, которое уложено в Лужниках, мяч движется гораздо быстрее, чем обычно. Когда у тебя в команде одни звезды, такое покрытие дает преимущество. Но о том составе, с которым я работал, как вы понимаете, подобного сказать нельзя. Между тем на искусственном покрытии нужно уметь играть.

- "Спартак" с вами полностью рассчитался при расставании?

- Да, клуб повел себя образцово и корректно: у меня был контракт до декабря 2004 года, и мне без всяких задержек выплатили все до копейки.

- Леонид Федун в одном интервью отвел тренерам лишь десять процентов от общего успеха команды. По его мнению, 85 процентов принадлежат игрокам, а еще пять - удаче. Вы согласны с этим?

- Иногда это справедливо. А порой роль тренера равняется 90 процентам. Скажем, в Токио, где моя "Боруссия" в матче за Межконтинентальный кубок обыграла бразильский "Крузейру", моя работа действительно была важна - мы очень правильно, даже идеально выстроили план на игру. В других случаях на первый план выходят футболисты, но важна и роль организации работы в клубе. С тем же, что самым главным является наличие прекрасных игроков, я согласен. Но в каждой конкретной ситуации бывает по-разному.

- Почему после "Спартака" вы нигде не работали?

- Это был мой выбор. Ко мне неоднократно обращались - в частности, из сборных Польши, Албании, Шотландии (Талалаев подтверждает: "Когда я приехал в Парму комментировать матч местного клуба против "Рубина" и встретился там со Скалой, поляки его буквально одолевали звонками. Он отказ ался, а через две недели туда пришел голландец Бенхаккер") Но я твердо решил, что вначале приду в себя, отдохну поживу с семьей, позанимаюсь своим хозяйством. Однако сейчас уже отдохнул так, что в любой момент готов вернуться к тренерской деятельности. И обязательно вернусь. Есть вещи, которые я еще могу дать футболу и есть силы, чтобы это сделать. Я получил от футбола многое и благодарен ему за это - но и футболу есть за что быть благодарным мне. Верю, что мы еще принесем друг другу пользу.

"Никакой Скала не пенсионер! - восклицает Талалаев. - Вот он сейчас сказал, что приедет в Португалию на юношеский чемпионат Европы, чтобы посмотреть, как прогрессирует моя команда. Если человеку все наскучило, он сам не сядет за руль и не поедет три часа в один конец, чтобы посмотреть на мальчишек. А ведь Невио на своей машине недавно приехал в Коверчано, где мы тренировались и играли товарищеские матчи со сборной Италии".

Скала не просто приезжал в Коверчано, чтобы пообщаться с учеником. За день до матча он поприветствовал каждого из юношей по-русски, а перед перерывом одной из встреч Талалаев неожиданно попросил его зайти в раздевалку и сказать пару слов. Скала похвалил команду в целом, но укорил одного игрока, который поддавался на провокации соперников и получил желтую карточку. "Tы должен сдерживать свои эмоции, и это будет лучшим доказательством того, что ты умеешь играть в футбол", - сказал маэстро. Талалаев боялся, что футболист заработает в итоге удаление, но тот вел себя образцово-показательно, при том, что фолили на нем после перерыва еще больше. Воспитательная работа!

"На прощание ребята мне сказали: "Grazie, Mister!" Заметьте, по-итальянски сказали. Это было незабываемо!" - вспоминает Скала. И добавляет: "Мне очень приятно, что в России есть человек, который считает меня своим учителем. Андрей - молодец, он может далеко пойти. У него хорошая голова, грамотный подход к делу, и команда у него очень хорошая. Правда, Талалаев немножко горячий, эмоциональный парень, а тренеру надо быть спокойнее. Однако с годами горячность проходит".

Может быть, когда-нибудь тот мальчишка, которому Скала сделал замечание, станет звездой и вспомнит о том эпизоде. Может, Талалаев вырастет в большого тренера - и уж он-то наверняка воздаст должное Скале. Так, как делают это сейчас Шишкин и Погребняк, Павлюченко и даже закончивший карьеру Аленичев, который назвал итальянца "добрым и порядочным человеком".

Трудно поверить, что все это говорится о человеке, который проработал в России менее года. О человеке, который, если исходить из сухих результатов, ничего не добился. Но футбол и жизнь гораздо глубже счета на табло и очков в турнирной таблице. А потому мы говорим: слезайте со своего любимого трактора, синьор Невио! Мы будем рады, если вы к нам вернетесь.
комментарии

опрос

Кто должен получить "Золотой мяч" 2016?

Лента новостей

Турнирные таблицы