Александр Прудников: я не привык проигрывать

Молодой нападающий московского "Спартака" Александр Прудников дал большое интервью.

Александр Прудников: я не привык проигрывать

— Саша, какие моменты в прошедшем сезоне приятно вспомнить?

— Первый гол, наверное. И вообще победы, которые команда вырывала на последних минутах. С «Москвой» в том числе, когда напряжение спало после третьего гола. Несколько таких матчей, которые более приятны не только для меня, но и для команды.

— А что хотелось бы вычеркнуть из памяти?

— Плохие игры, которые я сыграл. Где не смог помочь. То есть те игры, где выходил, но ничего не получалось. Как с «Сатурном», например.

— А тебе важно, что говорят окружающие?

— Конечно, со стороны все видно. И тренеры подсказывают, что к чему.

— Из трех слагаемых: мастерство, характер, терпение — что для тебя на каком месте?

— Характер, терпение, потом мастерство. По крайней мере на моем этапе карьеры так будет оптимально. Надо проявлять характер, ждать своего шанса. А мастерство постепенно приходит с каждым годом. Если я сейчас что-то умею, то через два–три года тренировок будет еще лучше. Думаю, еще чему-нибудь научусь.

— Ты лидер по натуре — или это со стороны кажется?

— Не знаю. Наверное, да. Как и большинство людей, я не люблю, не привык проигрывать. Не знаю, лидерские это качества или нет. Судить не мне.

— Я имею в виду лидер как заводила, который не дает партнерам «закиснуть»…

— Наверное, да.

— Многие с улыбкой вспоминают один конкретный эпизод из финального матча чемпионата Европы...

— Если об эпизоде с пробитием пенальти в финале, то это уже устарело. Кто-то, может, упрекает до сих пор. Но там как будто специально камеры подвинули ближе и звук сделали погромче, чтобы вся страна слышала. Я ведь не нарочно это в камеру говорил. Я ее даже не видел. Просто мы не имели права проигрывать финал.

— Кого бы ты поблагодарил за то, что стал футболистом?

— Не скажу, что я всегда мечтал стать футболистом. Я просто занимался спортом, любил футбол. Помогло стечение обстоятельств. Еще когда с отцом занимались восточными единоборствами, постоянно играли в футбол. Потом случилось так, что остался только футбол как вид, которым стал заниматься более профессионально. Так что в первую очередь благодарен родителям. У меня вся семья была спортивная. Даже дед и все в роду занимались спортом. Первому тренеру, Владимиру Михайловичу Силованову, с которым начинал в Смоленске, и всем наставникам спартаковской школы, которые со мной работали, большое спасибо. И, конечно, Ромащенко с Кечиновым благодарен. Потому что они в дубле заложили то, что, видимо, требовалось здесь, в основной команде. Они помогли мне сделать первый шаг сюда. Теперь все зависит от меня самого.

— В дубле и основе прививаются одинаковые футбольные инстинкты? Перестраиваться не приходится?

— По-моему, не приходится. Все понимают, что будет требоваться в основе, — тому и учат. У каждого тренера есть свое видение футбола, но и в школе, и в дубле все равняются на основу. Все понимают, что в «Спартаке» всегда были умные, техничные игроки, поэтому много работают над пасом, в квадратах. Что лежит в основе победных традиций прошлых поколений, то и закладывается.

— Что такое «юношеский максимализм», по-твоему?

— Когда пороху понюхал, да еще что-то удалось, тебе кажется, что горы можешь свернуть, все получится. Хотя, может быть, иногда так и получается, если играть постоянно. Не знаю. Но когда тебя чуть-чуть приостанавливают, а ты думаешь: я могу, я умею уже сейчас, только дайте!.. В общем: «все и сразу» — наверное, так бы я ответил. Но чтобы все было в полном порядке, надо работать и терпеть. Никто же за меня это делать не будет. Христос терпел и нам велел.

— Если опять вернуться к матчу с «Москвой». Ты от голевой или просто хорошей передачи такое же удовольствие получаешь, как и от гола?

— Нет. Конечно, какое-то удовлетворение получаешь, но не такое, как от гола. А в том матче я еще и в первом моменте должен был пас отдавать, но когда играешь не часто, то не все получается. Очень хотел забить, в то же время видел, что надо пас отдать, партнеры просят, вот немного и растерялся. Потом уже отдал. Конечно, получил удовлетворение. Но радость от гола ни с чем не сравнить.

— Снится футбол после матча? Или бывает, что бессонница после неудач мучает?

— Перевозбуждение, конечно, бывает. После финала чемпионата Европы никто не спал всю ночь. Еще не понимали до конца, что сделали. Но в душе ведь осознаешь, что вот он — Кубок! Он у тебя, никто его не заберет! Не спишь, думаешь, как выиграли, почему?.. После других матчей такого не припомню. Наверное, надо или очень хорошо сыграть, или очень плохо, чтобы это как-то на сон повлияло.

— Вы той победой прорубили «окно в Европу» для своего поколения?

— Не знаю, но думаю, что эта победа полезна и для нас, и для тех, кто будет дальше по юношам играть. Выиграли ведь не только мы, выиграла вся Россия. Думаю, им будет проще. Хоть и выиграли, но мы ведь не самая лучшая команда в мире. Где-то повезло, где-то сами провели «здоровский» матч, как с Англией. Другие теперь должны думать: они выиграли, а мы что, хуже? Я думаю, что теперь и нам, и другим должно быть легче.

— Что делаешь в нечастые выходные?

— В кино с друзьями чаще всего ходим. И с собой на сборы фильмы разные берем.

— Какие?

— Вот здесь «Ликвидацию» посмотрели.

— Музыку какую любишь?

— Тут я всеядный.

— В караоке можешь спеть?

— Запросто.

— На сколько баллов?

— Когда как. Смотря какие песни.

— Другие спортивные развлечения?

— Еще с пионерского лагеря было: баскетбол, волейбол, теннис большой и настольный — абсолютно без разницы. Ну то есть во что-то лучше, во что-то хуже, но все игры люблю. Боулинг с бильярдом в том числе.

— А каким видом единоборств занимался в детстве?

— Вольной борьбой и рукопашным боем. Но теперь на это времени нет. Да и тренер нужен хороший, но таких у нас в стране, к сожалению, мало.

— Планы в футболе?

— Заиграть в «Спартаке», проявить себя в сборной России. Потом, соответственно, где-нибудь за границей сыграть.

— Какой чемпионат больше нравится?

— По крайней мере из трех: испанский, итальянский, английский — уехал бы в любой. Интересно ведь себя попробовать на другом уровне. Не так, чтобы уехать, а через год–два вернуться, ничего не добившись. А так, как, скажем, Шевченко, Аленичев, которые выиграли все. Хочется какой-нибудь трофей над головой поднять. Но лет в 28 уезжать, думаю, будет поздновато. Кому ты будешь нужен, если сейчас во многих клубах делают ставку на молодежь? Но в первую очередь надо здесь чего-то добиться. Если я здесь себя не проявлю, что там делать? С другой стороны, если не буду строить максимальных планов, мечтать, то как смогу прогрессировать здесь?

— Ты быстро стал одним из любимцев болельщиков. Это слышно по реакцию на твою фамилию…

— Конечно, это приятно. Такая армия болельщиков. Когда так встречают, это доставляет большую радость. Но хочется играть и забивать побольше, чтобы их больше радовать в ответ.
комментарии

опрос

Главное событие 2017 года?

Лента новостей

Турнирные таблицы