Алексей Ребко: Шавло - просто исполнитель

Бывший полузащитник московского "Спартака" Алексей Ребко дал большое интервью.

Алексей Ребко: Шавло - просто исполнитель

"Этим летом я вернулся из Казани домой, но свою столичную жизнь изменил кардинально: новая команда, квартира, первая машина. Раньше жил с родителями, а сейчас снял квартиру. В доме главная – моя девушка Юля, я – у нее под каблуком. Мы больше года встречаемся – она и в Татарстан летала. Столько вещей из Москвы в Казань натащили: думали, надолго едем, а прошло полгода – уже домой пора. Ну ничего, мы с Юлькой быстро «завернулись».

А машину мне уже по возвращении Рома Шишкин подобрал: Леш, говорит, бери, как у меня, Range Rover Sport. В «Спартаке» я то в метро, то на такси, а в Казани мне выдали служебный автомобиль – и я в вождении напрактиковался. Не зря, выходит, в Татарстан съездил, да?

– Водить машину вы и в Москве могли научиться…

– Когда я ругался с Шавло и Федуном, у меня был один конкретный вариант, который помог мне вырваться из «Спартака». Большущее спасибо «Рубину»! Но у Бердыева на моей позиции играли Сибайя и Семак. Семак – это капитан сборной России, а вот чем Сибайя был сильнее меня, я так и не понял. Но я в Казани, как ни пытался, не играл: три раза за полсезона на поле вышел. Поэтому даже не жалел, что ухожу из команды, которая может стать чемпионом. Лучше за последние места играть, чем за первые – сидеть.

– Вы своей собственной статистикой довольны? У вас до «Москвы» за пять с половиной лет – 15 игр в премьер-лиге…

– А вы не забывайте, в каком возрасте я играть начал! Я уже в шестнадцать лет при Романцеве вышел, мне еще ребята на год старше мячи подавали. В семнадцать я из-за травмы ахилла год пропустил. А потом в «Спартаке» Старков был тренером. В меня только Федотов поверил не на словах, а на деле. Я еще этой зимой мог оказаться у него в «Москве», но тогда у власти в клубе был Белоус (бывший гендиректор «Москвы». – Прим. ред.), и у нас ничего не вышло. Можно сказать, я – детище Федотова. Блохин понятия не имел, кто такой футболист Ребко. Это Григорьич сказал ему, что я нормальный игрок, а они друг другу доверяют. На первой тренировке Блохин со мной поздоровался и сказал: «Хватит сидеть! Пора играть!»

– Вы небось к великому и грозному Блохину ехали, как на экзамен: в ночь перед первой тренировкой диски с записями его игр смотрели – вдруг спросит?

– Да ну! Я ни одного полного матча Блохина не видел. Только отрывки из финального с «Баварией» (легендарный матч киевского «Динамо» с «Баварией» за Суперкубок Европы 1975 года), да еще – с мадридским «Атлетико» (финал Кубка обладателей кубков 1986 года) и московским «Спартаком». Меня, когда я шел в «Москву», интересовало, какой он тренер и чему я у него смогу научиться. А про то, что он отличный футболист и обладатель «Золотого мяча», и так все знают.

– А вот и не все. Поговаривают, Олег Владимирович выяснил, что аргентинцы до его прихода в клуб понятия не имели, кто такой Блохин. И устраивает теперь раз в неделю на базе в Мячкове бесплатные «киносеансы» для игроков – крутит видеозаписи своих матчей за «Динамо».

– Почему-то я на такие мероприятия еще ни разу не попадал! – смеется Ребко. – Но если в Мячкове будут «сеансы», я бы взглянул, конечно, как люди играли. Но когда б на экране только Блохина крутили, больше двух раз не пришел бы. Блохин – нападающий, а мне на игру полузащитников смотреть надо. Вот на Александра Заварова (полузащитник киевского «Динамо» и сборной СССР.) я бы каждую неделю ходил!

– Пригласив Олега Блохина в «Москву», бывший генеральный директор клуба Юрий Белоус предупредил футболистов: на тренировках у украинца «живые позавидуют мертвым». Уже завидуете?

– Мне повезло: сейчас много игр идет – нельзя давать игрокам большие нагрузки. А разговоры о том, что Блохин – жесткий тренер, не пугают. У меня отец пожестче будет. Папа – не футболист, обычный мужик, работает на заводе, двигатели самолетов проверяет. И дома у меня не разбор игры идет, а жесткий «пихач». Я «Зениту» на выезде свой первый гол в премьер-лиге забил, но мы проиграли 1:2 – и отец меня сначала поздравил, а потом сказал: «Да-а-а…Что это за игра была?»

Ну ничего… Мы еще будем побеждать с нашей хорошей молодой командой!

– В этом сезоне ваша хорошая молодая команда впервые выиграла на домашнем стадионе в 17-м туре…

– …и это была не та победа, которой стоило радоваться. В игре с «Томью» мы набрали три очка, сделали кучу ошибок и поняли: у нас вагон работы. В раздевалке Блохин всех поздравил: нам с вами, сказал, теперь главное — не феерию показывать, а очки набирать. У нас же как? Счет 0:0 – все нормально, а только забиваем или пропускаем – игра сразу разлаживается. Еще мне пока мое физическое состояние не нравится – я «сажусь» во время матча. Слишком долго не выходил на поле, только прихожу в себя.

– Может, не стоило в новой команде 13-й номер брать?

– Я с ним в «молодежке» играл, гол забил. Для меня 13-й – счастливый.

– В честь спартаковского кумира Иранека? (В прошлом сезоне чех играл в «Спартаке» под 13-м номером.)

– Ха-а, Иранек – мой кумир?! Бросьте, зачем мне брать номер ради защитника, пусть даже классного? Все кумиры – в прошлом. И так все детство значки и фотографии спартаковцев прособирал – у меня только Цымбаларя фоток десять было. А в «моем» «Спартаке» мне нравились Моцарт, Титов и Калиниченко. Отличные были мастера, все умели…

– Леша, представьте, что вам не сейчас, а два месяца назад звонит ваш друг Шишкин и делится новостями о вышеперечисленных мастерах: Титова продали в «Химки», Калиниченко – в «Днепр», а Моцарта все настолько достало в команде, что он подался строить спартаковский стадион…

– Не поверил бы, – перебивает Ребко. – Я игру с ЦСКА смотрел – не заслуживали ребята изгнания в дубль! Играли так же, как и все. Все играли плохо. Калиниченко вообще второй матч в сезоне за основу проводил. Черчесов сказал, что увидел на поле «поднятые вверх лапки»? А я по телевизору видел, как Титов в подкатах стелился… А Моцарту пока рано стадионы строить – он в «Спартаке» еще команду построит новую! Сантос – отличный парень! Когда у меня челюсть была сломана, он мне даже из Бразилии приветы слал. У Моцарта «от» и «до» – все спартаковское: бразилец всегда был товарищ ответственный и играл в умный футбол.

– Но все подавалось под другим соусом: якобы это Черчесов, когда пришел в команду, перевоспитал ленивого бразильца…

– Да как можно тридцатилетнего мужика перевоспитать?! Сказать ему: «Сантос, не делай то! Сантос, не делай это!» – и он сразу станет примерным?! Бред! Моцарт – серьезный парень, он был капитаном итальянской «Реджины». А в «Спартаке» не забил в двух играх гол – и закричали: «У него спад!»

– Несправедливо, что в споре Черчесова и Титова сначала победил первый?

– Что значит «несправедливо»? Черчесов был в «Спартаке» главный – царь и бог! Что он скажет, то и сделают. Я думаю, если бы Титов был на месте Черчесова, он бы, может, поступил бы точно так же?

Вы вот о несправедливости заговорили… В детстве меня брат обижал — бил. Я пытался с ним драться, но ничего не получалось: он на три с половиной года старше.

А справедливо было то, как я и «Спартак» прощались? Долго я по офису со своим заявлением об увольнении бегал! Пришел к одному мужчине, тому, которого чуть раньше Черчесова убрали, а у меня прямо перед носом ручка его двери щелк с внутренней стороны – и захлопнулась. Раз я ее дернул, два, постучал – закрыто.

– Вы ведь с Шавло еще и контрактные переговоры вели…

– Я до сих пор не знаю, с кем я переговоры вел. Агент с Шавло говорить пытался, а тот через каждые пять минут Федуну звонил. Вот и пойми тут, кто из них что решал. Я тогда ляпнул сгоряча, что больше руку Шавло не пожму. А сейчас понимаю: ну что на него обижаться? Он же просто исполнитель. До того как получил назначение генерального директора, был нормальным мужиком — приходил на футбол, с ним было приятно поговорить. А после — стал недосягаемым, будто своими руками «Спартак» сотворил. Но «Спартак» — это не только Шавло…

– Но Леонид Федун утверждает, что Сергей Дмитриевич – хороший менеджер, администратор.

– Ну-ну. О чем говорить, если игроки не могли получить места на парковку «Б1» в «Лужниках», потому что Шавло все их раздал бизнесменам и своим друзьям. А нам, футболистам, «Б3» выделил. «Б1» – для людей: выходишь со стадиона, садишься со своими детьми в машину и едешь домой. А до «Б3» надо полкруга мимо арены сделать – футболисту уровня Быстрова до нее продираться часа полтора – пока всех не выслушаешь и автографы не раздашь…

– Вы сказали, что смотрели «легендарную» игру с ЦСКА. Окажись вы после нее возле стадиона среди спартаковских фанатов, кого стали бы требовать в толпу — Федуна, Шавло или Черчесова?

– Рыба гниет с головы. Понимаете, кого надо было требовать в толпу? Лично я Федуну только один вопрос задал бы: «Кто виноват?» Интересно, что бы он ответил.

– Говорите так, Алексей, словно у вас в кармане миллиард долларов. Именно за эти деньги Федун готов отдать народную команду.

– Миллиард? Слишком он загнул… Откуда там миллиард? При желании я свой мобильный телефон могу оценить в миллиард, но кто ж согласится с такой ценой? Будь у меня сейчас на счетах миллиард, отдал бы Федуну. За «Спартак»!

– Представьте, подходит к вам на улице старичок, болельщик «Спартака» с семидесятилетним стажем, и вопрошает: «Лешенька, внучек, что ж такое с моей любимой командой происходит?»

– Дед, скажу, беда стряслась не вчера. Это длинная цепочка. То, что в «Спартаке» происходит, – заслуга руководства и тренерского штаба вместе взятых. Не знаю, дедушка, когда вернется любимая вами игра. В футбол «Спартака» теперь «Зенит» играет…

– Насколько виноваты футболисты в том, что Черчесова сняли?

– У Черчесова в «Спартаке» были собраны классные игроки. И кого ему еще не хватало?.. Вспоминаю, как Невио Скале вместо того, чтобы купить нормальных футболистов, пачками привозили каких-то румын. Думали, что спартаковцем можно даже жирафа сделать.

– Трем лучшим друзьям – вам, Торбинскому и Шишкину – играть теперь друг против друга за разные клубы. У вас против кого дерби будет жарче?

– Против Торбинского у меня уже было одно дерби (в 15-м туре «Москва» дома проиграла «Локомотиву». – 0:3). «Возил» нас Дима, как слепых котят. Мог бы против друга так не усердствовать! Я как ушел тогда с поля – так и видеть его не желаю! – с наигранной обидой произносит «актер» Ребко. – А дерби против спартаковца Шишкина – вот это будет резня! Этот друг меня тоже не пожалеет – весь матч будет окучивать.

Вы знаете, я тут хочу с друзьями футболками обменяться, но они не дают. А мне первому предлагать как-то неудобно: ну кто я? Я ж из «Москвы», а они из «Спартака» и «Локомотива», – на этом месте Леша громко-громко смеется.

– С кем из них раньше познакомились?

– С Торбинским. Я моложе Димы на два года. В школе всегда смотрел, как играют старшие – Торбинский и Самедов. А летом в спортивном лагере по вечерам на поле выходили все и делали, кто что хочет, – там мы с Димой и играли. Ромчик к нам уже в дубль подошел. На прошлый Новый год, когда мне в метро челюсть сломали, в больницу меня Торбинский отвез. Я вышел из метро и сразу позвонил Диме.

– Вы с Торбинским навсегда попрощались со «Спартаком»…

– Нельзя загадывать: ситуация может измениться.

– А сколько, как думаете, ваш друг Шишкин протянет в «Спартаке»?

– Ромка? Да он может вторым Титовым стать! Думаете, Титов в двадцать лет был таким уж Титовым? У Шишкина характер не хуже, чем у Егора. Он у нас тоже – парень-кремень!
комментарии

опрос

Главное событие 2017 года?

Лента новостей

Турнирные таблицы