Алешин: я не обязан быть президентом "Торпедо"

Президент "Торпедо" Виталий Алешин готов продать клуб.



– В нашу газету приходит немало писем от любителей футбола, переживающих за судьбу столичного «Торпедо». Что вы можете сказать по этому поводу?

– Когда «Лужники» в 1996 году взяли «Торпедо» под свое крыло, эта команда практически была никому не нужна. Мы же взяли его с долгами, в том числе по зарплате игрокам, безо всяких активов. Базу нам не передали, стадион тоже. Естественно, финансовых возможностей на том уровне, на котором сегодня находятся ведущие клубы страны, у «Лужников» нет, о чем мы прямо и говорим. Кроме нас, за клуб сегодня никто отвечать не хочет. Мы предлагали приобрести и 100 процентов акций, и контрольный пакет, чтобы любыми способами сохранить команду, но пока эти попытки успехом не увенчались.

Сейчас в российском футболе ни экономика, ни законодательная база, ни финансовая сторона не выстроены. Наш футбол – дефолтовый. Завтра региональные бюджеты откажутся финансировать команды, и нет футбола! Или откажется, например, «Газпром» – и нет «Зенита».

Мы выстраиваем свою футбольную политику исходя из финансовых возможностей Олимпийского комплекса «Лужники». Но выше головы не прыгнешь! Сегодняшнее состояние «Торпедо» – это действительное отражение российского футбола, который есть в нашей стране. Причем в таком положении завтра может оказаться любая команда, не имеющая спонсоров или богатого хозяина. Спонсоры сегодня просто так деньгами не разбрасываются. Они заявляют: я дам денег на команду, а взамен хочу получить завод или землю под строительство, или сельхозпредприятие. Идет бартер. Но он скоро закончится. Возможности области или края небезграничны, вскоре их руководителям нечем будет заинтересовывать спонсоров. Вот почему я называю наш футбол дефолтовым.

Как вообще развивается российский футбол, легко проследить на примере «Торпедо». Сегодня что происходит? Вот у нас – хорошая школа, мы имеем прекрасную материальную базу, но зарплата, хотя и неплохая, но недотягивает до той, которую готовы заплатить своим игрокам другие клубы. И что происходит? Воспитанник уже с 14 лет имеет право подписывать контракты, и вокруг начинает виться масса агентов. У мальчишек психология простая – они в 15 лет хотят ездить на дорогих джипах. Им посулят златые горы, и они уже подписывают контракт. И когда после завершения школьного футбольного процесса ты приходишь и говоришь парню: «Давай подпишем с тобой контракт», его агент заявляет, мол, за такие деньги сами играйте, а нас ждут в ЦСКА, «Спартаке» и в «Зените».

И что происходит? Талантливый мальчик, еще не сформировавшийся ни как личность, ни как футболист, без внутреннего стержня, попадая в эти условия, не раскрывается. Погоня за длинным рублем его ломает.

Мы предложили рассмотреть, на наш взгляд, разумное решение: любой воспитанник школы до 21 года без разрешения клуба не имеет права переходить.

Самое интересное, что это мое предложение о воспитанниках спортшкол на заседании РФПЛ в прошлом году в Санкт-Петербурге было поддержано, вроде все проголосовали «за», но в регламент это не вошло.

И сегодня, если говорить языком экономики и финансов, какой смысл содержать школу? Оптимально, когда спортшколы содержал бы агент, а клубы у него покупали бы игроков, но ведь у агента нет таких финансовых возможностей, правда?

И этот парадокс надо как-то разрешить. Все, что сейчас происходит с «Торпедо», это наша боль. Мы не можем купить игрока за 6–7 миллионов у.е., как это делают другие клубы, хотя такой футболист нам нужен позарез. А своего воспитанника довести до такого уровня мастерства в сложившихся условиях невозможно. Только-только заиграли наши молодые воспитанники, и, возьмем того же Мамаева, где они сейчас? Считаю, что футбольное сообщество ведет себя неправильно, когда идет на поводу у игрока, заявляющего через прессу: «Я не хочу играть в этом клубе!» У тебя же на руках контракт! Все его условия клубом выполняются. Ну почему тогда пресса хором вступается за футболиста, а не за клуб, не за российский футбол?! Человек, который заявляет, что найдет тысячу травм, чтобы не играть за свой клуб, и в то же время ведет переговоры с другим клубом и переходит туда, по-моему, совсем не жертва, а наоборот. Мы же так весь футбол развалим! Завтра любой игрок сможет заявить: «Не буду играть». Заставить футболиста выйти на поле и играть с полной самоотдачей клуб не может. Все права как бы на стороне игрока и его агента. Это ведь большая проблема, о которой надо говорить вслух, принимать какие-то меры, чтобы зрители видели хороший клубный футбол, гордились бы выступлением своей сборной.

– Если я правильно понял, задачу выхода «Торпедо» в премьер-лигу, пусть не в этом году, пусть в следующем, никто не отменял?

– Делаем все, что в наших силах. «Лужники» в одиночку сверхзадачи решать не в состоянии. Желающие могут стать владельцами «Торпедо», могут принять долевое участие. Мы не держимся за команду, как многие пишут и считают.

– Прежде, помнится, вам кто-то помощь предлагал. Мамут, кажется…

– Это было голословное предложение. Когда мы подошли к стадии реализации, за этим предложением ничего не оказалось. А шум в прессе пошел. И никто не держится ни за президентство, ни за другие посты. У меня, честно говоря, работы предостаточно, а это еще одна серьезная проблема, требующая огромного внимания.

– Но к «Торпедо» вы все же неравнодушны!

– Так было всегда и будет, но, повторяю, это не значит, что я обязан быть его президентом или, как пишут в газетах, хозяином.

– Но во всем мире это ведь крайне престижно!

– Только не у нас! Почему нет престижа? Потому что футбол – это сегодня проблема, он не отстроен ни экономически, ни законодательно.

– Тем не менее «Торпедо» – это бренд.

– Для нас бренд скорее отрицательный, потому что мы не в силах поднять «Торпедо» на высоту, достойную этого великого клуба.

– А государственные структуры могли бы помочь?

– Могла бы любая структура! Пусть только обращаются с серьезными и достойными предложениями.

– Вы в последнее время переговоры с кем-нибудь вели?

– Вел с одним крупным банком, но его перехватил другой клуб. Приходят предложения передать с клубом активы «Лужников». Но если бы «Торпедо» перешло к нам с активами, был бы предмет для разговора.

– Значит, спонсоров у клуба нет?

– И не было никогда. «Роснефть» на некоторое время появилась, но быстро от дел отошла.

– Новый отток игроков не планируется?

– Повторение ситуации с Евсеевым не исключено до тех пор, пока нет регламентирующих документов, которые могли бы воздействовать на игрока, имеющего действующий контракт, могли бы заставить его играть. Странно, что специалисты футбола, аналитики не видят этой зарождающейся проблемы.

– Об этом надо писать, причем как можно чаще, иначе никакого внимания к серьезной проблеме не привлечь.

– К сожалению, сегодня пишем не о том. Редакторы и журналисты многих изданий ориентированы больше на негатив, на ажиотаж. Аналитики, профессионального, взвешенного подхода практически нет.

комментарии

опрос

Кто выиграет Лигу Чемпионов 2017/2018?

Лента новостей

Турнирные таблицы