Анюков: Разве что у "Спартака" такая же армия болельщиков, как у "Зенита"

Защитник "Зенита" Александр Анюков дал большое интервью.

Анюков: Разве что у "Спартака" такая же армия болельщиков, как у "Зенита"

- Золотую медаль уже повесили на стену?

- Пока не успел, лежит дома. Никакой коробочки, обычная медаль на ленте. Разглядывал долго, но чтобы спать с ней, под подушку класть, - такого не было.

- Это вторая медаль в вашей жизни. Бронза, выигранная с "Крыльями", эмоций вызвала больше?

- Нет. Радовался точно так же. С "Зенитом" мы треть чемпионата играли в плохой футбол, но результата добивались. Лишь к концу сезона осознали, что можем побороться за первое место.

- Все твердят, что "Зенит" по-настоящему заиграл после победы над "Динамо" - 9:3. Вы тоже так думаете?

- Нет. Тогда здорово сыграли, крупно выиграли. Но для меня решающий момент сезона - ничья "Спартака" с "Сатурном".

- Момент, когда Домингес выносил мяч из ворот, хорошо разглядели?

- Прекрасно. Я рядом был. Даже сложно описать, какие чувства испытал в ту секунду. Все ахнули - и только... После игры Домингеса благодарили отдельно.

- Был в 2007-м и неприятный период - недопонимание с Адвокатом, перевод в дубль. Переживали?

- Депрессии точно не было. Просто пара дней непростых раздумий. А потом не то что плюнул... Сказал самому себе: надо работать.

- За тот недолгий отрезок, что провели в питерском дубле, паники не возникало?

- Мысли были всякие. Я говорил с агентом на тему ухода. И ушел бы, если бы ничего в моей судьбе не изменилось.

- Сколько могли еще ждать?

- Отвечу так: я был готов уйти. Но руководство на это никак не реагировало.

- Вы даже поднимали этот вопрос?

- Да.

- И знали, куда уйдете?

- Конечно. Сейчас ясно: слава богу, что меня не отпустили. Как-никак чемпионом стал.

- Есть клуб, в который не перейдете никогда в жизни?

- Нет такого.

- Чему вас научила эта ситуация?

- Дала понять, что живу я правильно. Для меня главное - человеческие отношения. Я по-другому стал смотреть на некоторых людей. Кое в ком из работников клуба разочаровался. Прежде, кстати, совершенно не обращал внимания, что обо мне пишут в газетах. Но после этого случая обратил.

- Вам не надоели слухи? Нет желания рассказать правду об эпизоде, из-за которого получили путевку в дубль?

- Там немало нюансов, о которых рассказывать не вправе. А насчет слухов - от них никуда не деться.

- У вас много друзей?

- Денисов, Аршавин, Быстров. Есть еще люди, с футболом не связанные. Им могу позвонить в любое время суток.

- В Самаре таких нет?

- И там остались друзья, но не среди футболистов. Ни с кем из бывших игроков "Крыльев" не общаюсь. В молодости дружил с Виноградовым и Бобром. Потом жизнь развела.

- В Питере один живете?

- Да.

- Одиноко вам?

- Нет. Сам себе готовлю, никаких проблем. Звоню матери, она по телефону рецепт какой-нибудь надиктует. Убирает квартиру домработница.

- Вечером возвращаетесь в пустую комнату, в чужом городе...

- Вот тут вы ошиблись. Город уже стал своим. А раньше, да, накатывало вечерами какое-то тоскливое чувство.

- Квартиру выкупили?

- Нет, клуб снимает. Свою пока не приобрел, хотя в Питере решил остаться насовсем.

- В Петербурге чувствуете себя лучше, чем в Москве?

- Конечно. Мне Москва не слишком нравится - потому и выбрал когда-то "Зенит". Незадолго до подписания контракта приезжал в Питер. Просто погулять. Город впечатлил. Съездил в Петергоф, ходил к мостам... Это Ткаченко организовал мне экскурсию. Тогда убедился, что здесь намного красивее, чем в Москве. Достаточно было увидеть, как мосты разводят.

А какая обстановка вокруг футбола! Разве что у "Спартака" такая же армия болельщиков, как у "Зенита". В любом другом клубе пришлось бы играть при полупустых трибунах.

- Ваш агент рассказывал, что контракт с московским "Динамо" был практически подписан, дело оставалось за формальностями.

- Я и с Федорычевым уже переговорил. Но что-то подсказало: нужно выбирать Питер. Какая-то мелочь насторожила. Может, сверху снизошло. При этом советовался со многими, и большинство говорили: "Езжай в Москву". А когда заиграл в "Зените", те же самые люди хвалили: "Какой ты молодец, сделал правильный выбор..."

- Герман Ткаченко, занимавшийся вашим переходом, утверждал, что динамовцы предлагали вам на 200 тысяч долларов в год больше. И этому значения не придавали?

- Я больше думал о том, какой футбол меня ждет. Честно вам скажу: тяжело было уезжать из Самары. Очень переживал из-за распада "Крыльев". Слишком резко это произошло. Даже если б денег в Самаре не было, но игроков сохранили - я бы никуда не ушел.

- В курсе, что в Самаре за уход на вас до сих пор обиду держат?

- Да. Важно, что меня поняли близкие люди. Хоть прекрасно помню, как первый раз меня оскорбили с трибун. Я посмотрел на этого человека с таким удивлением... Некоторые болельщики в Самаре по сей день меня встречают свистом.

- Когда у вас заканчивается контракт с "Зенитом"?

- В конце 2009-го.

- Слышали, хотите уже сейчас подписать новый договор?

- Хочу.

- Потому что не устраивает нынешняя зарплата?

- Меня все устраивает. Но если предложат другие условия, с удовольствием соглашусь. Впрочем, это виднее "Газпрому" и руководству клуба. Я никаких переговоров по новому контракту не веду.

- Чем Хиддинк отличается от всех тренеров, которые у вас были раньше?

- Довольно странно для иностранца то, что моментально понял менталитет русского человека. И саму страну. Он к нам относится... Не знаю, как объяснить... Очень человечно для зарубежного тренера. За Хиддинка любой будет играть без денег. Надо слышать, как он мне кричит: "Аню, Аню!" Не ожидал такого отношения.

- Еще в вашей жизни встречались тренеры, за которых могли бы сыграть бесплатно?

- За Гаджиева сыграл бы.

- А за Адвоката?

- Без комментариев.

- Как у вас с английским?

- Основные слова знаю. Хочется пообщаться без переводчика не только с Хиддинком, но и с нашими легионерами.

- В Самаре вы собирались нанимать репетитора.

- Я и нанял. А через три месяца уехал в Питер. Здесь тоже пытался заниматься с учителем, но времени не хватало.

- Вы себя капитаном "Зенита" представляете?

- Нет. Не люблю быть в центре внимания.

- Если б вас выбрали - взяли бы самоотвод?

- Наверняка.

- Сами на выборах капитана з а кого голосовали?

- Всегда - только за Аршавина.

- Когда-то интервью с вами вышло под заголовком "Я не замкнутый, я - застенчивый". Теперь-то, наверное, от застенчивости мало что осталось?

- Каким я был, таким и остался. Это, скорее всего, от отца. Я стеснительный. Мало кто знает меня с другой стороны. Но "зажечь" тоже умею - есть что вспомнить.

- После победы над "Сатурном" отдохнули как надо?

- Для меня самый яркий момент - это не праздник, а финальный свисток. Потом в отпуске думал, что торжества позади. Не тут-то было! Даже в Самаре меня праздник настиг!

- Это как?

- Сижу в ресторане, вдруг приносят что-то. "От нашего стола - вашему с чемпионством, спасибо за игру..." Но мне, если откровенно, очень не понравилась церемония награждения. Зачем надо было после матча (с "Нюрнбергом") держать игроков на морозе, заставлять мерзнуть? Я так околел! В СКК или "Юбилейном" можно было провести все интереснее, с концертом. Народ наверняка пришел бы. Вот встречали нас в городе после возвращения из Раменского душевно. Но и там мы совершили ошибку - вышли из автобуса. Терзали долго.

- Какая судьба у тех двух иконок, которые прежде постоянно возили с собой?

- Они и сейчас лежат в сумке. Могу показать. Александр Невский и Николай Чудотворец. Я часто обращаюсь к Богу. Сам пришел к вере.

- В семье такого не было?

- Нет. А теперь хожу в церковь каждую неделю. Крестили меня, правда, в детстве.

- Есть священник, с которым сложились особые отношения?

- Да, в Питере. Тот самый батюшка, который ездил с "Зенитом" в Казань. С ним общаемся чаще всего.

- Эти иконы вам кто-то подарил?

- Нет, сам купил. Беру на все выезды. В моей жизни были ситуации, про которые могу сказать: "Бог спас". В восемь лет, к примеру, чуть не утонул - в последнюю секунду, когда уже воды нахлебался, меня вытянула рука...

- Божья?

- Нет, двоюродного брата. Я плавать не умел, но зачем-то пошел мерить глубину. И - провалился.

- Плавать-то в итоге научились?

- Спрашиваете! Я ж на Волге вырос!

- В Самаре вы настороженно к автомобилям относились. Персонального водителя держали.

- Уже освоился. Учился на отцовской "копейке". Когда играл за "Крылья", ездил на "Ниве". Первая моя машина. Подарок Ткаченко на день рождения. Его жест был настолько приятной неожиданностью! Я ведь тогда не считался основным игроком "Крыльев".

- Когда перестали вырезать из газет заметки про самого себя?

- Вырезал их не я, а мать. Закончилось это с отъездом из Самары. Вырезки были разложены по конвертам, по годам. Время от времени рассматривал эту коллекцию. Последний раз заглянул в нее год назад, когда приехал в отпуск... Что-то шевельнулось в душе. Смотрел и думал - до чего ж я сегодня другой человек. Надо будет как-нибудь достать самую первую заметку про себя.

- У вас автографы берут регулярно. А вы - брали когда-нибудь?

- Конечно. У Циклаури и Аваляна. Не знаю, сохранились ли.

- В питерское метро заглядывали?

- Зашел как-то с Аршавиным и Денисовым. Доехали от Невского до Сенной, надо было по-быстрому до торгового центра добраться. Поначалу не понял, куда медяк совать, но Андрей все мигом разрулил. Я так и не узнал, сколько стоит этот жетон.

- Ваша версия?

- Рублей двадцать? Пятнадцать?

- Почти угадали. Никто к вам с расспросами в метро не подошел?

- Нет. Зато нынче, после чемпионства, чувствую, с фантастической теплотой народ к нам относится. Гораздо лучше, чем раньше.

- Вы упомянули, что люди тепло относятся к игрокам "Зенита". Так опубликуйте свой e-mail, пусть напрямую слова поддержки шлют.

- Вот это лишнее. Вместе с добрыми пожеланиями кучу всяких гадостей будут писать, это неизбежно.

- Может, у вас вообще электронного адреса нет?

- Есть. Потихоньку компьютер осваиваю. В хоккей играю. А на гостевые книги не захожу.

- Кто в "Зените" с компьютером не расстается?

- Тимощук, Малафеев из интернета не вылезают. Да и я на сборах, когда делать нечего, в ноутбук погружаюсь с головой.
комментарии

опрос

Главное событие 2017 года?

Лента новостей

Турнирные таблицы