Белоус: "Москва" не сразу строилась

Генеральный директор клуба "Москва" Юрий Белоус дал интервью.
Белоус: "Москва" не сразу строилась


- Переход Дмитрия Кириченко в "Сатурн" стал одной из главных новостей последней трансферной недели. Как все происходило?

- Есть две стороны: одна - спортивные показатели футболиста, другая - достижение гармонии в его взаимоотношениях с клубом. Если я хочу, чтобы футболист остался в клубе, за год до окончания контракта я предлагаю игроку подписать новый. Мы были готовы подписать с Дмитрием контракт, но его агенты выставили абсолютно неприемлемые для нас условия. Предложение от «Сатурна» возникло в то самое время, когда стало ясно, что агенты Кириченко не настроены продлевать контракт. Было два варианта: либо Дмитрий доигрывает оставшийся до окончания срока контракта год и уходит в другой клуб безо всякой компенсации, а за это время те футболисты, которые соответствуют ему по мобильным характеристикам (скажем, Дима Голубов, молодой перспективный игрок), сидят и ждут, либо мы расстаемся, как только принимается решение о непродлении контракта. Мы пошли по второму пути и расстались с Кириченко вполне дружески. Конечно, ситуация могла бы развиваться иначе, если бы на его место у нас не было достойной замены.

- То есть вы поступили примерно как ЦСКА с Ивицей Оличем: продали игрока, пока у него действовал контракт и за него можно было выручить приличные деньги?

- Да, совершенно верно.

- ФК "Москва" - клуб молодой, и в первые годы своего существования и вашего руководства порой он вел не слишком понятную трансферную политику. Теперь для вас процесс изучения трансферного рынка и базисного формирования команды завершен? Остается только точечная селекция?

- Это произошло еще в прошлом году. Я могу рассказать, как строится трансферная политика в нашем клубе. Для создания и укрепления команды выделяются деньги, но речь не идет каждый год о какой-то постоянной сумме. Условно говоря, если мы хотим быть чемпионами, то это один бюджет; если нам достаточно 12-13-го места, то другой. Мы садимся с главным тренером и смотрим, какие у нас проблемные места в команде, какими модельными характеристиками должны обладать искомые игроки. Так проводится точечная селекция. Наш информационно-аналитический отдел предоставляет нам список возможных кандидатов на покупку, и мы начинаем агрессивно-активно работать на рынке. В 2003 году, когда мы купили команду, у нас не было ничего. Было представление о том, какую политику надо вести, имея деньги, для создания, по сути, нового клуба. Когда я пришел, все футболисты разбегались. Как-нибудь, кстати, попрошу написать книгу с рабочим названием «Москва" не сразу строилась».

- Интересна ваша оценка трансферного рынка. Вам, как руководителю клуба с не самым большим бюджетом, мешает то, что сейчас происходит в «Зените», где Аршавин получает безумную зарплату, а Тимощук покупается за деньги, в два раза превышающие трансфер Роналдо?

- Я не волнуюсь по этому поводу: мне и моим акционерам тяжело тягаться, по сути дела, с государством. «Зениту» еще предстоит доказать свою состоятельность и умение использовать такие колоссальные финансовые возможности. Мне вся эта история может помешать только в одном. Когда я приезжаю и начинаю вести переговоры, на меня смотрят, как на сдобную булочку с изюмом: я приехал из той страны, где покупают Кавенаги больше чем за 10 млн, где агентам платят такие-то проценты. Конечно, приходится все время бороться со спекулятивно завышенными ценами. Много ума не надо, чтобы много заплатить. А когда ты ограничен в средствах, нужно уметь работать. Нужно иметь хорошую селекционную сеть, своих разведчиков, иметь хорошую школу, чтобы сравнивать тех, кто приходит, с теми, кто остается. У нас неплохой дубль. Три года назад - первое место, в позапрошлом - второе, в прошлом - третье. Ребят, которые подтянулись, мы взяли в основной состав; тех, кто не подтянулся, отдали в аренду или продали.

- Может ли в наших условиях прижиться система наставников, которая существует в Германии, где игрок заканчивает карьеру в 33-34 года, играет за дубль, исполняя в нем роль "дядьки", постепенно готовясь к тренерской работе?

- Сомневаюсь. В дубле должны играть ребята до 19 лет, 20-летние - это уже предел. Большое количество футболистов высокого уровня не должно получать практику в дубле. Роль наставника может исполнять и 22-летний футболист, у нас таким был Данилин - структурообразующий игрок, сыгравший за дубль 100 игр и отданный в аренду в «Даугаву» в Латвию.

- Много споров о том, нужно ли молодым футболистам ограничивать зарплату в клубе из педагогических соображений.

- Я за то, чтобы футболисты деньги не получали, а зарабатывали. У нас в клубе есть фиксированная зарплата у футболистов, есть премиальные за каждый выигранный матч, а кроме того, общекомандные бонусы (за первое, второе и третье места в чемпионате и выигрыш кубка). Могут быть бонусы индивидуальные, например, за определенное количество игр.

- Каков общекомандный бонус, например, за победу в чемпионате России?

- $3 млн на команду.

- Каково процентное соотношение зарплаты и премиальных?

- Все индивидуально. Единственное, что у всех одинаковое, - это доля в общекомандном бонусе и премиальных за победу. Хочется, чтобы у наших игроков были высокие зарплаты за счет больших бонусов за победу. Деньги - они там, у чужих ворот.

- Для нас стало новостью, что ФК «Москва» не получает ни копейки из столичного бюджета. Слухи определяют вас в протеже мэра Москвы.

- Юрий Михайлович Лужков является председателем попечительского совета нашего клуба. С ним мы решаем стратегические задачи, такие как строительство стадиона и базы, или частные, но важные моменты, такие как эскиз клубного герба. При этом он всегда в курсе наших игровых дел. Даже если не может прийти на матч, звонит, расспрашивает. К тому же два раза в неделю мы вместе с мэром играем в футбол. На поле у нас сложились дружеские отношения, я знаю, что он поддерживает всех своих футбольных товарищей. Но пока наши акционеры справляются сами с клубным бюджетом, и мы не испытываем необходимости в финансовой поддержке города.

- Ни в Лондоне, ни в Буэнос-Айресе, ни в других городах с большим количеством клубов не существует одноименной команды. Как часто вам приходится слышать вопрос о правомерности вашего названия: ФК «Москва»?

- Это давняя история. Спартаковские болельщики нам кричали с трибун: "А мы что, не Москва?" Возмущались и динамовцы. Я не вижу в нашем названии ничего необычного. Есть ФК «Милан», ФК «Рома», в названии обеих команд Манчестера присутствует имя города, и так далее. Своим названием мы подчеркнули, что мы не ведомственная команда: не принадлежим ни к МВД, ни к потребкооперации, ни к армии, ни к железной дороге. Главная наша радость сейчас - что растет количество болельщиков.

- Есть ли необходимость в строительстве нового стадиона? Каким он должен быть?

- Стадион нужен, потому что этот доисторический ящер на Восточной улице не устраивает ни болельщиков, ни команду. Речь идет не о реконструкции, а о строительстве нового стадиона. Мы уже выбрали проект на 25 тысяч мест и думаем, что на ближайшие годы этого будет достаточно.

- Интересны ваши отношения с ЗИЛом, с «Торпедо». Часть истории «Торпедо» осталась навсегда на Восточной улице.

- Когда я пришел в клуб, у нас оставались старожилы, для которых противостояние с клубом Владимира Алешина было делом принципа, и мне пришлось достаточно резко прекратить всю эту войну. Переименование в ФК «Москва» остановило все споры по поводу названия. Другое дело - традиц ии и история клуба. Мы находимся на Восточной улице, где всё помнит славные годы «Торпедо»; у нас в клубе Шустиковы - уже третье поколение, в этом году появился сын Сергея Шустикова, недавно с ним подписан контракт. К нам на каждый матч ходит Валентин Иванов, еще один живой символ «Торпедо». Торпедовская школа имени Валерия Воронина и стадион имени Эдуарда Стрельцова остались у нас. Так что традиции живы, и именно мы их поддерживаем.

- Некоторое время назад у вас на стадионе еще висел плакат «Спорт - в семье у каждого автозаводца». К вам автозаводцы-то приходят?

- Когда я пришел в клуб, у меня была определенная наивность по поводу связи клуба и ЗИЛа. В конце декабря 2002 года я повел всю команду на ЗИЛ, удивлению легионеров не было предела. Они совершенно не понимали, зачем их ведут на завод. Я-то мечтал о воссоздании корпоративного духа, а его на заводе и в помине нет. Там сейчас работают гастарбайтеры, солдаты и так далее.

- Ваше расставание с Валерием Петраковым, который довольно успешно работал с командой и, кстати, тоже свой на Восточной улице, оказалось очень непростым. В чем причины?

- Я Валерию Юрьевичу благодарен. Становление команды произошло при нем, и полтора года мы проработали достаточно активно, была динамика, но в какой-то момент я понял, что дальше динамики не будет. Потому что у нас с ним абсолютно разные концептуальные взгляды на футбол, разный подход к людям, разные инструменты решения задач. В какой-то момент я понял: если я хочу добиться динамики и прорыва, нам надо расстаться.

- Это правда, что вы вели переговоры со Славолюбом Муслиным?

- Я никогда не вел с ним переговоров. Однако в конце прошлого года встал вопрос о тренере, и, возможно, кто-то из руководства клуба без моего ведома и разговаривал с Муслиным. Однако я на совете директоров заявил, что если и менять тренера, то только на специалиста топ-уровня, который доказал, что умеет достигать поставленных задач.

- В результате Леонид Слуцкий сохранил свое место. С ним, в отличие от Петракова, вы по большинству позиций сходитесь?

- Да, мы работаем в унисон. Хотя это не значит, что меня все устраивает. На мой взгляд, Слуцкому не хватает жесткости, он очень либеральный тренер. Впрочем, возможно, этого нашей команде и надо. Например, перед кубковым матчем с "Амкаром" мы впервые не заезжали на базу. Команда поселилась в отеле, и все руководство переживало, хватит ли нашим игрокам самостоятельности и самоорганизации в этих новых условиях. Матч прошел отлично, успели спокойно подготовиться и нормально отыграли. То есть европейский, либеральный вариант с нашими футболистами прошел. С Петраковым все футболисты заезжали за два дня до игры (футболисты заезжали в четверг, Валерий Юрьевич - в пятницу, а игра назначена на субботу). Слуцкий, наоборот, приезжает в четверг, футболистов вызывает в пятницу: он начинает готовиться к игре заранее, все продумывая и анализируя.

- Какой кредит доверия у Слуцкого, какое место должна занять «Москва», чтобы он остался ее тренером в 2008 году?

- Начиная с прошлого лета Слуцкий находился под очень серьезным прессом. Ему регулярно звонили с вопросом, остался ли он на должности главного тренера. На мой взгляд, он спокойно пережил эту непростую ситуацию. Кредит доверия у него есть, и он может всегда рассчитывать на наше понимание. Однако задача есть задача. Я считаю, что команда уже созрела для серебряных медалей. Мы должны вести борьбу за медали. Значит, надо быть в тройке. Задача трудная, а иначе неинтересно.

- В чем была причина поражения в Кубке Интертото от резервного состава берлинской "Герты" и чему вас научил тот результат?

- Мне кажется, мы проиграли уже в Берлине (матч закончился вничью 0:0), не реализовав несколько голевых моментов. Наша молодежь, да, если честно, и опытные футболисты подрастерялись. Ответственность за вторую игру, в которой мы уступили дома 0:2, я готов разделить с Леонидом Викторовичем, потому что мы вместе определяли состав и сделали ставку на молодых игроков, которые не справились.

- Вы сказали "вместе определяли состав". Как часто вообще вы принимаете участие в работе тренера?

- Я могу высказать свое мнение, поинтересоваться, как он планирует играть. Я с малых лет в футболе. Я могу поставить вопрос, а задача тренера - четко на него ответить. В любом случае мы обязательно обсуждаем игру и до, и после матча.

- Как вы относитесь к хобби ваших сотрудников? Известно, что Эктор Бракамонте поет, у Сергея Семака - собственная компания по аренде лимузинов; ваш пресс-атташе Максим Мотин открыл блог на сайте «Спорт сегодня» - это первый опыт в России; а Слуцкий первым из всех футбольных тренеров стал общаться с болельщиками в интернете.

- Всем им «респект и уважуха», как говорят продвинутые болелы. Я им по-хорошему завидую. Молодые, красивые, умные ребята, у которых все получается и еще получится. Вообще, мне кажется, в клубе должна быть интересная жизнь вне футбола, у кого-то индивидуальная, у кого-то коллективная. После игры с «Амкаром» мы, например, все вместе пошли на каток в сад «Эрмитаж»: и Слуцкий, который никогда до этого на коньках не катался, и Шустиков Виктор Михайлович.

- И нигериец Айзек Окоронкво?

- Нет, футболистов мы оставили в покое: не дай бог перед сезоном травму получить.
комментарии

опрос

Главное событие 2017 года?

Лента новостей

Турнирные таблицы