Бранко: в России уровень футбола здорово вырос

Защитник "Крыльев Советов" Серж Бранко дал большое интервью.

Бранко: в России уровень футбола здорово вырос

— «Крылья Советов» в этом сезоне отлично стартовали, но в итоге были вынуждены до последнего бороться за выживание. Почему сложилась такая плачевная ситуация?

— Да нет, нормальная была ситуация. Просто у нас в определенный момент возникли проблемы с финансированием. В Самаре поменялся губернатор, и два месяца нам не платили зарплату. Но потом все наладилось. Да, мы заняли не самое выдающееся место, однако в России вообще уровень футбола здорово вырос. Все пытаются играть в атакующий футбол, и одержать победу в любом матче непросто. Зато мы не играли от обороны и пытались продемонстрировать ту игру, которая нравится зрителям. Этого от нас хотели и президент клуба, и главный тренер. Хотя то, что мы оказались в итоге в низу турнирной таблицы, меня сильно расстроило и даже немного разозлило.

— Чем тогда объяснить столь впечатляющее начало сезона?

— Тогда мы играли немного по-другому. У нас был очень хороший тренер Сергей Оборин, который к тому же еще и приятный в общении человек. Он не любил проигрывать, и в первой половине чемпионата у нас была одна из лучших оборонительных линий в Премьер-лиге. Нынешний наставник «Крыльев» Александр Тарханов сам был известным футболистом очень высокого уровня. И он приучает нас играть в зрелищный, атакующий футбол. Что мы и пытались сделать.

— Признайтесь, было опасение, что команда вылетит?

— Никакого. У нас слишком хороший коллектив, чтобы отправляться в первый дивизион. Нечего нам там делать. Мы были уверены в себе и использовали свой шанс.

— Можете сравнить свой второй сезон в «Крыльях» с дебютным?

— Думаю, я вполне адаптировался в Самаре и провел этот год лучше. Я смог показать, чего на самом деле стою, и доказать, что это уже не тот Бранко, с которым были сплошные проблемы. Я ни с кем не дрался, да и вообще стал более дисциплинированным. И старался показывать себя исключительно на поле. Хотя я был бы куда более удовлетворенным, если бы моя команда заняла в итоге пятое или шестое место.

— Вы успели поиграть в Германии, Англии, России. Можете сравнить эти чемпионаты?

— В России очень тяжело играть. Совсем не легче, чем в бундеслиге или английском чемпионате. А лично мне здесь даже труднее, чем в Германии. Здесь, может быть, не так много внимания уделяется тактике, зато очень важна физическая подготовка. По-моему, если ты хорошо выступаешь в российской Премьер-лиге, тебе уже ни один европейский чемпионат не страшен. Можно уже где угодно адаптироваться. Но никак не наоборот. Ты можешь отлично выглядеть в английском клубе, но затеряться в России.

— Однако наш чемпионат по-прежнему отнюдь не лучший в Европе. Почему, на ваш взгляд?

— Да, в России есть над чем работать, чтобы достичь высокого европейского уровня. Здесь все упирается в отношение к футболу самих игроков. Оно не всегда соответствует уровню их зарплат. Кроме того, в России еще не так много хороших стадионов. В Европе клубы и первого, и второго дивизионов имеют отличные поля. В России, к сожалению, все по-другому. Да, в Москве есть хорошие стадионы — «Динамо», «Локомотив», «Лужники», есть стадион в Петербурге — и все. Разумеется, этого недостаточно для такой огромной страны. Так что, думаю, для начала надо построить новые стадионы, а потом пытаться сравнивать российский и европейский футбол.

— Что можете сказать о самой Самаре? Нравится ли вам город?

— Да, это замечательное место. По-моему, это отличный вариант для многих футболистов. Красивый город, в котором к тому же нет так много команд, как в Москве. И поэтому жители очень любят «Крылья Советов», поддерживают команду в любой ситуации. Мне здесь все нравится — и атмосфера, и сама команда. И если бы не семейные проблемы, поиграл бы тут еще как минимум сезон.

— То есть вы планируете уехать из России?

— Да. Дело в том, что долгие годы я жил в Германии, во Франкфурте. Там же сейчас моя семья. Дети уже пошли в школу. Я очень скучаю по ним и по своей жене. И после трех лет пребывания в России понял, что это очень трудно — быть вдали от семьи. Мой контракт с «Крыльями» не закончен, но я пришел недавно к президенту клуба и рассказал о своих проблемах и желании вернуться в Германию. Думаю, продолжу карьеру в «Айнтрахте» из Франкфурта, где я играл в течение нескольких лет раньше.

— Зачем же тогда вы решились переехать в Россию один? Почему семья не поехала с вами?

— Тут много причин. Во-первых, сложно найти в Самаре немецкую школу для наших детей. Во-вторых, моя жена вряд ли нашла бы в России такую же работу, как во Франкфурте. Да и вообще в России хорошо одному — играть и зарабатывать неплохие деньги. А вот бытовые условия здесь не очень. Семья несколько раз приезжала ко мне в Россию, но только на каникулы или в отпуск.

- Говорят, что в Ярославле жители относились к вам куда теплее. С какими мыслями вспоминаете «Шинник»?

— Да уж (улыбается). В Ярославле фанаты во время матчей постоянно скандировали мое имя. В Самаре такого уже не было, но это, конечно, совсем не значит, что в «Крыльях» мне нравится меньше. «Шинник» вспоминаю с теплотой. Все-таки это мой первый российский клуб, в котором меня приняли очень хорошо. И он навсегда останется в моем сердце. Очень рад, что команда вернулась в Премьер-лигу. Надеюсь, она задержится в ней надолго. Самара по сравнению с Ярославлем, конечно, больше, красивее и интереснее. Да и «Крылья» кажутся более мощной и организованной командой. Но сейчас в «Шиннике» собрались молодые и очень перспективные игроки, отличный тренер, и им сейчас просто нужна стабильность.

— Как вы вообще попали в «Шинник»? Близкие, наверное, от такого решения были в шоке?

— Все произошло довольно неожиданно. Я играл в лондонском «Куинз Парк Рейнджерс», до окончания контракта оставалось еще полгода. И тут ко мне пришел агент и сказал, что мною интересуется «Шинник». По его словам, «Шинник» был самым лучшим российским клубом после «Спартака» и «Локомотива». А Ярославль — самый большой и красивый город России после Москвы. А еще показал открытки. Как я теперь подозреваю, с видами Москвы и Санкт-Петербурга. Я подписал контракт и отправился в «большой клуб в большом городе». Добравшись до России, был просто в шоке. Был январь, и, когда я вышел на улицу в московском аэропорту, термометр показывал минус десять. Это очень холодно. А потом я сел в какой-то старый страшный поезд и отправился в Ярославль. Если честно, подумал, что где-нибудь по дороге я умру. Не мог поверить своим глазам и сразу же захотел обратно в Лондон. Но мне сказали, что контракт уже подписан и придется остаться в России. Правда, пообещали, что, если я буду хорошо играть и помогать команде, меня отпустят в клуб более высокого уровня. Но ничего, потом привык, а по итогам сезона перебрался на повышение в Самару.

— Бытовые условия в России тоже стали для вас шоком?

— В принципе, когда ты один, это не имеет такого уж большого значения. Другое дело, когда у тебя семья, дети. Думаю, если бы я был холост, я мог бы жить здесь счастливо. Тем более что люди здесь очень любят футбол. Только вот русский менталитет совсем не похож на европейский.

— С какой первой проблемой пришлось столкнуться?

— История банальная, и я наверняка не первый иностранец, кто об этом рассказывает. Каждый раз, когда мне надо было доехать от гостиницы до стадиона, я брал такси. Обычно оно стоит рублей сто, не больше. С меня же всякий раз брали по две с половиной тысячи, и так продолжалось чуть ли не полгода. Конечно, таксисты видят, что ты приехал из другой страны, вот они и пытаются тебя обмануть.

n — Но сейчас, наверное, уже обзавелись собственным автомобилем?

— Да, теперь у меня есть машина, я могу сам доехать туда, куда мне надо. Впрочем, сейчас я здесь все знаю, так что если и беру такси, то плачу пятьдесят рублей. И когда мои друзья приезжают в Россию, я всегда говорю им, что к русской жизни надо просто привыкнуть. И не страна должна подстраиваться под тебя, а ты под нее.

— Чем вы занимаетесь в свободное время, живя в России?

— Если честно, особо ничем. Просто потому, что, как только у меня бывали выходные, я тут же покупал билеты и мчался в аэропорт, чтобы лететь во Франкфурт. Здесь я просто делаю свое дело, зарабатываю деньги. Не скрою, у меня очень хороший контракт в Самаре, да и вообще в России зачастую платят куда больше, чем во многих европейских клубах. Но все свободное время я стараюсь проводить в Германии, со своей семьей.

— А после тренировок как отдыхаете?

— Обычно сижу дома. Очень устаю, так что просто ужинаю, смотрю телевизор. Люблю футбол, баскетбол посмотреть, какие-нибудь фильмы. Люблю музыку, особенно африканскую и медленную. А еще мне нравится готовить. И, главное, я это неплохо умею. Могу даже некоторые блюда русской кухни приготовить. А еще по выходным, бывает, в баню хожу. Правда, там слишком жарко, но мне нравится.

— Какое впечатление произвели на вас русские люди?

— Как и везде, люди здесь есть и хорошие, и плохие. Много добрых, жизнерадостных, открытых людей, которые не держат камня за пазухой и с которыми приятно общаться. Они искренние, рады встрече с иностранцами, всегда готовы помочь и при этом не такие расчетливые и циничные, как европейцы. Но есть и такие, которые ведут себя не очень адекватно. Например, насмехаются над моим цветом кожи. И вообще не воспринимают темнокожих как людей. Но о таких даже говорить не хочется.

— А Россию в целом как охарактеризуете?

— Во-первых, здесь очень холодно. Это, наверное, все говорят, но зимы у вас и вправду очень суровые. Во-вторых, язык сложный. В-третьих, русских людей не всегда легко понять, и они не всегда хорошо к тебе настроены. Потом Москва — очень красивый большой город, а все остальные города, увы, на Москву не похожи. Ну и конечно же русские девушки очень красивые.

— У вас имидж одного из самых неординарных футболистов нашего чемпионата…

— В России так думают? Да, может быть, я в какой-то степени известен, раз обо мне говорят, но я не читаю русских газет, не смотрю русские каналы, так что я, по большому счету, не знаю, какое здесь обо мне мнение. Моя задача — показывать высококлассный футбол, выкладываться на поле на все сто процентов. Если люди говорят обо мне, если им нравится моя игра или то, как я выгляжу, что ж, наверное, это неплохо.

— А зачем вам постоянная смена причесок и многочисленные татуировки?

— Ну, сейчас я уже не тот. Этим я больше в молодости увлекался, еще когда в Германии и Англии играл. Лет в 20—22 постоянно над своим внешним видом экспериментировал. Сейчас, когда стал постарше, уже гораздо серьезнее к таким вещам отношусь. Успокоился, наверное. Теперь у меня на теле 25 татуировок. Думаю на этом остановиться — мне вполне достаточно. Вообще это уже часть моего имиджа, и мне, честно говоря, все равно, что думают об этом окружающие. Главное, что я ощущаю себя комфортно. Мне нравится быть в татуировках, с крашеными волосами.

— Говорят, вы даже имена своих детей на теле увековечили?

— Конечно. И не только детей, а еще и жены, матери, своих девятерых братьев и сестер, дедушки и бабушки. А еще у меня на теле есть тату в виде сур из Корана — я же мусульманин. Также есть изображение льва на спине. Это символ моей родины — Камеруна. И я хочу быть похожим на льва — как на футбольном поле, так и в жизни.

— Правда ли, что вы являетесь зятем Феликса Магата?

— Да. Магат мне вообще как отец. Я приехал в Германию в 1996 году совсем еще юным парнем, и он приютил меня у себя. Много лет я прожил в доме Магата и был фактически членом семьи. Я играл под его началом в Брауншвейге, во Франкфурте, а потом и в Штутгарте. А когда Феликс возглавил «Баварию», мне, конечно, уже было трудно проследовать за ним. И я отправился в Англию. Сейчас мы постоянно общаемся, по нескольку раз в неделю созваниваемся по телефону. Все, чего я добился в жизни, — благодаря ему. Я консультируюсь с ним по всем проблемам, а он дает мне советы, к примеру, как сохранить деньги и во что их инвестировать. Он не мой отец, а отец моей жены, но, когда я решил жениться, я отправился за советом к Магату. Дело в том, что у меня было много подружек, и я не знал, кого выбрать. И в итоге именно Магат выбрал мне жену.

— Вы постоянно вспоминаете о детях. Сколько же их у вас?

— Трое — мои. Младшему полтора годика. А еще одного ребенка мы усыновили. Добавьте к этому, что двое детей моей сестры, живущей в Лондоне, тоже часто бывают у нас во Франкфурте. Так что приходится периодически воспитывать шестерых детей. Поверьте, это совсем не сложно, когда ты рядом. Мы можем заниматься чем угодно — играть, общаться, смотреть вместе футбол. И время пролетает незаметно. Когда я в Самаре, день тянется, как неделя, а во Франкфурте он пролетает, как за три часа
комментарии

опрос

Главное событие 2017 года?

Лента новостей

Турнирные таблицы