Быстров: не вижу, чтобы "Зенит" в чем-то превосходил нас

Полузащитник "Спартака" Владимир Быстров прокомментировал итоги чемпионата России по футболу 2010.

Быстров: не вижу, чтобы "Зенит" в чем-то превосходил нас

- От собственной недавней фразы: "У "Зенита" не чемпионская игра, и золотых медалей он не достоин", - не отрекаетесь?

- Я когда это сказал, помните?

- Пару месяцев назад.

- Тогда у "Зенита" действительно игра была не чемпионская. Хотя любой игрок из Питера точно так же отозвался бы про "Спартак". Правда, и сегодня не вижу, чтобы "Зенит" в чем-то превосходил нас. То, что стал чемпионом, вовсе не значит, что он лучше играл в футбол. Это значит одно: ему больше повезло.

- Как ваш друг Аршавин отреагировал на слова, что "Зенит" не достоин чемпионства?

- Они были "трупы" на тот момент, кто с этим может спорить? Команда проигрывает всем лидерам, зато собирает очки по середнякам. А мне кажется, чемпион должен побеждать сильные команды. "Зениту" есть над чем работать.

- На каждый выездной матч против него отправляетесь без радости?

- Наоборот. С "Зенитом" сейчас интересно играть. Тем более что в этом году три раза его "приложили".

- Но после перехода в "Спартак" на питерских улицах неприятные встречи были?

- Чего только не было! В магазин заходишь, слышишь в спину: "Мясо не забудь купить, свинья..."

- Нет желания развернуться и ударить?

- Желание есть. Но мне этого делать не стоит. Все равно смелые и достойные люди такое говорить не будут. А на тех, кто в интернете по моему адресу упражняется, наплевать.

- Питер вроде бы город интеллигентный.

- Там достаточно добрых людей, которые меня видят и желают удачи в играх за сборную. Идиотов же везде хватает. Конечно, обидно: столько лет отдать "Зениту", воспитываться в школе "Смена" - и в конце концов столкнуться с таким отношением. Выхожу на "Петровский" и слышу: "Свинья!" Иногда кажется, что кричит весь стадион. Думаете, приятно?

- Значит, футболист всегда слышит, что кричат с трибун?

- Если кто-то один сверху орет, не слышно. А когда голосит вся трибуна, которая в пяти метрах от тебя, - совсем другое дело. Особенно на разминке - в игре-то не до этого. Ребята из "Спартака" подкалывают, смеются. Был эпизод - мяч принимаю, фанаты свистят, а рядом со мной Егор Титов стоит. Пропусти, говорит, мячик между ногами. Пропускаю - свист еще сильнее...

- Что испытывает человек, когда целый стадион встречает его настолько враждебно?

- Это - Россия. За границей уход игрока был бы обставлен иначе. Сказало бы честно прежнее руководство "Зенита", что решило Быстрова продать, потому что "Спартак" предложил за меня большие деньги, - и все. Какие вопросы? Болельщики, наверное, меня бы поняли.

- А что сделал "Зенит"?

- Темнил, хитрил, пытался выставить меня дураком.

- Вранье чувствуете сразу?

- В той обстановке трудно было не почувствовать. Прихожу на тренировку, Радимов протягивает вашу газету: "На, почитай". А там интервью Петржелы: "Быстров - не перспективный игрок, он мне не нужен". Тут же набрал номер своего агента. Спрашиваю: что за бред? И он объясняет: тебя продают в "Спартак". А потом "Зенит" начал "сюжеты": мол, это Быстров сам надумал уходить. Я-то сильный человек, мне по большому счету до фонаря, что они там говорили. Но некоторые ребята ломались, когда им приходилось так же расставаться с "Зенитом". По полгода не играли, затем слышали: "В твоих услугах не нуждаемся, до свидания".

- Такая же ситуация, как у вас?

- Да. Только я перешел в клуб другого уровня. А о них никто не вспоминает. Хоть не хуже, например, Ломбертса...

- За какого из выгнанных молодых особенно душа болела?

- За всех! В 2003-м у нас была очень дружная команда, при том, что на тренировках с чехами устраивали страшные зарубы. До крови, до драк. Но на следующий день с этими же чехами нормально общались. Сохранись в Питере та команда, которая выиграла серебро, - было бы здорово. Она прибавляла бы с каждым годом. Но сейчас "Зенит" настроен покупать исключительно готовых игроков. А Филатов, Лобов, Недорезов играют где-то. Вы таких, поди, и не помните.

- Помним. Еще Астафьева забыли.

- Верно. Мы до сих пор дружим, и я знаю, как тяжело им давался уход. Макаров вообще закончил, у него с коленом беда.

- А как у вас идет восстановление после травмы?

- Индивидуально тренируюсь уже вторую неделю. По два занятия в день. Даже пара упражнений с мячом в моем графике присутствует. Но мячик такой... Сдутый.

- В Германию, кажется, собираетесь?

- Да, там еще две недели буду восстанавливаться. Вот после этого и о возвращении на поле можно думать.

- Это первая серьезная травма в карьере?

- Да. Но я легко отделался - если бы полетели "кресты", полгода приходил бы в себя. А мне связку не меняли, сохранили. Просто поставили на место и ждут, как срастется. Если дело пойдет скверно, придется более сложную операцию делать.

- Были в жизни моменты, когда понимали - нога выдержала удар чудом?

- Не забуду, как в матче с юношеской сборной в Португалии получил по ноге так, что на "скорой" в больницу отвезли. Оказалось, нерв отбили, поэтому жуткая боль была. Щиток сломали. Но щитки трескаются часто. Вы же знаете, сколько на мне фолят.

- Дом, который арендуете рядом с базой "Спартака", не планируете выкупить?

- Здесь все безумно дорого. Платить миллион или два за землю не готов. Под Питером совершенно другие цены. Сначала-то я в Подольске жил, мотался каждый день в Тарасовку. На первых порах неудобства не испытывал, едешь и едешь. Но потом стало напрягать. Два часа в один конец! А у меня дочка растет, надо больше времени с семьей проводить.

- Другой петербуржец, Александр Панов, перебрался в Москву насовсем. Понимаете?

- Не знаю насчет Панова, но сам хочу вернуться в Питер. Когда закончу с футболом. Там все родное. Дача, рыбалка. Хотя зарекаться не буду - может, и тут присмотрю себе участок. Если цены упадут.

- Неподалеку от вас живет Дмитрий Аленичев. В гости не заходили?

- Нет. На улице встречались, однажды на хоккей в Мытищи вместе ездили. Мы в хороших отношениях, но поколения все-таки разные.

- Человек вашего поколения мог бы решиться на такой же поступок, как Аленичев? Вот вы, например?

- Конечно, почему нет? Если бы меня довели до состояния, когда терпеть невмоготу, тоже бы высказался в прессе. Да я и говорил много чего. Вступал в баталии с тем же Петржелой.

- Когда, кстати, виделись с ним в последний раз?

- В прошлом году в Чехии "Спартак" играл со "Слованом". Я из-за травмы остался на трибуне. Подошел Петржела, поболтали чуть-чуть. "Я бы тебя никогда не продал", - сказал он. Однако мне с трудом верится, что игрок может покинуть клуб без ведома тренера.

- Читали его книжку?

- Нет. И не собираюсь. Я слишком долго работал с Петржелой - все от него уже слышал и знаю, для чего он это говорил.

- В книге он утверждал, что тренер дубля Вячеслав Мельников терпеть не мог вас и Денисова. Так и было?

- Об этом надо справляться у Мельникова. Досаду тогда вызывало другое: мы перешли из дубля в основной состав, но начальство и не думало поднимать нам зарплату. Которую назначили за два года до этого.

- Сколько вам платили?

- 500 долларов. Потом дотянули до тысячи. И ничего, играли за копейки, никто из молодежи не рисковал что-то попросить. А были бы нормальные контракты у молодых, их бы с такой легкостью из клуба не отправили. Относились бы по-человечески. А так - вроде местный, зарплата гроши... Куда он денется? Что с ним церемониться? Зато приехали Ранджелович и Мудринич - получили во много раз больше. Поэтому позже для них "Зенит" клубы искал, выставить на улицу не мог. И миллионы за них не требовали. Но если вдруг кто-то делал предложение нашему молодому игроку - мгновенно выставлялся счет в несколько миллионов. Разумеется, покупка срывалась, он полгода сидел на лавке в "Зените", а потом его просто выгоняли. Уже никому не нужного

- В знаменитой школе "Смены" был какой-то парень, который считался всех талантливее?

- Гарик, наверное. Денисов. Он и капитаном был, и лидером. Когда меня папа из Луги в эту школу привез, "Смену"-84 называли едва ли не лучшей командой страны. Человек шесть играли за сборную России по своему возрасту. Я очень слабо смотрелся на их фоне. В первом сезоне не вылезал из запаса. То на пять минут выпустят, то на пятнадцать...

- И этому были рады?

- Еще бы! Вкалывал как проклятый! Кто-то остановился в росте, а я продолжал работать дальше. Нигде, кроме футбола, себя не видел.

- Денисов - ваш лучший друг?

- Один из лучших. Все лучшие друзья остались в Питере. Аршавин, Денисов и Анюков.

- Анюков многим кажется нелюдимым.

- Заблуждение. Отличный парень. Открытый, добрый, честный. Тот, на кого всегда могу положиться, кто за спиной плохого не скажет.

- А с Кержаковым созваниваетесь?

- Нет. Первый сезон в "Зените" общались, но потом Кержаков изменился, более закрытым стал. На этом наше общение закончилось.

- Самая необычная тренировка из вашей юности?

- Помню, как Петржела впервые дал четыре тренировки в день. Еле выдержал. Но прошел все - от и до. А Петржела вскоре в каком-то интервью сказал, что Быстров и пара молодых не работали, пропускали тренировки... И как после этого должен относиться к его словам?

- С той поры отношение к Петржеле у вас и поменялось?

- Оно поменялось после того, как мы выиграли второе место, Властимил кое-что нам пообещал в раздевалке и, естественно, не выполнил. Когда же Аршавин пошел и напомнил, ответил, что такого не говорил. Вот тогда я понял, что это за личность.

- Но поначалу наверняка попали под обаяние чешского пана?

- Я и не скрывал, что он мне нравится. Создал хорошую команду. А стоило Петржеле "подвиснуть" - тут же занялся поиском крайних. Но до этого я успел почувствовать разницу между российскими тренерами и зарубежными. Петржела всегда нас настраивал на победу, а наши специалисты, когда "Зенит" буксовал, часто твердили: "Играем на ничью"... Я только-только попал из дубля в основной состав - и возникла чехарда с тренерами. Морозов, Рапопорт, Бирюков. Атмосфера была поганая. В том сезоне болельщики даже забросали яйцами наш автобус. Прямо на "Петровском"!

- Кирпичи в ваш автобус никогда не летели?

- Тоже летели. То ли в Махачкале, то ли во Владикавказе. Стекла бились, но страха почему-то не было...

- Алексей Игонин рассказывал, что зенитовские "старики" и ударить могли, и наорать.

- Дедовщина была самая натуральная. Туго приходилось в "квадрате", если "дедушка" рядом. Сказать могли что угодно. Да и по ушам надавать не стеснялись. Честно говоря, не лучшие воспоминания в моей жизни. Слава богу, это быстро прошло. Теперь ничего подобного не встретишь.

- Куда все исчезло?

- Менталитет изменился. Не будет семейной обстановки в команде, не будешь уважать ближнего - ничего не выиграешь. Все понимают.

- Эти слова не очень вяжутся с эпизодом, когда на тренировке "Спартака" вы накинулись на Квинси.

- Да, нервы сдали. Но у меня в голове не укладывается: пять человек бьются, а один стоит и ковыряет в носу. Если не хочет играть, зачем его выпускать на поле? Почему не поставить другого, который сильнее?

- Почему?

- Потому что у Квинси зарплата была больше.

- Квинси, надо думать, не очень любили в команде?

- А как уважать человека, который ни тренироваться, ни работать не хочет? Молодые смотрели, как руководство кормит Квинси с ложечки, и понять ничего не могли. Ладно бы, он делал результат, голы забивал, - пусть вовсе не бегает! Но ведь ничего не было!

- Будто в меньшинстве выходили?

- Не "будто". В меньшинстве и выходили. Квинси был сам по себе.

- Команда всегда чувствует тренерскую растерянность?

- Конечно. Если тренер в себе не уверен - это моментально передается команде.

- С Владимиром Федотовым так и получилось?

- Да, к сожалению. Он в "Спартаке" не мог решить многие вопросы, чего-то не знал, чего-то просто не касался. Плюс слишком мягкий у него характер. Все это в итоге и сказалось.

- А ведь с каким восторгом в прошлом сезоне игроки отзывались о Федотове! Куда в этом году все подевалось?

- От многих слышал, что Федотов - очень хороший человек, и сперва действительно все шло замечательно. Но чем дольше он работал с командой, тем больше появлялось у него неуверенности. Видно было, что Федотов уже не владеет ситуацией. С какого-то момента стало тяжело всем - и самому Федотову, и команде, которая не играла как надо. Смена тренера напрашивалась.

- Что после назначения сказал игрокам Станислав Черчесов?

- Обычные слова. "Впереди много работы. Только через нее мы сможем чего-то добиться". Но когда пришел Черчесов, сразу все стало понятно. Чего он хочет и, главное, как собирается этого добиться.

- Как команда отреагировала на высказывание Дика Адвоката в адрес Черчесова - мол, никогда не подам ему руки?

- Адвокат вообще много странных вещей говорит. После одного из матчей со "Спартаком" заявил, например, что я показывал ему на табло, что-то кричал. Наверное, Адвокату это приснилось. На табло показывал не ему, а Риксену, который стоял со мной рядом и что-то недовольно бурчал. Вот и сказал: "Видишь, что написано - 3:1. Так что молчи и езжай домой". В другой раз Адвокат неправильно себя повел, когда Ким отмахнулся рукой и сломал мне нос.

- Уверены, что Ким Дон Чжин сделал это специально?

- Сто процентов! Я же не мальчик и способен отличить обычный игровой эпизод от умышленного удара. Поражаюсь, как судья ничего не заметил и не дал корейцу красную карточку. Я упал, а Адвокат подбежал, начал размахивать руками: дескать, кончай симулировать, поднимайся.

- Адвокат как-то сказал: "Своим приходом я избавил "Зенит" от угрюмости". Глупость?

- В наше время у "Зенита" был очень веселый коллектив. Делали что хотели. Празднуя забитые голы, надевали маски, милицейские фуражки. Когда команды приезжали в Питер, они мечтали об одном: не пропустить в первые 20 минут два-три мяча. Потому что мы любого готовы были разорвать. Какая уж тут угрюмость. Может, она появилась, когда начали выгонять питерскую молодежь и покупать непонятных футболистов типа Дарко Малетича. Который, как утверждал Петржела, "гораздо перспективнее Быстрова"...

- Леонид Федун недавно признался в интервью: "Переговоры по новому контракту Быстрова проходили непросто, учитывая его запросы". Но вы со "Спартаком" все-таки продлили контракт, а, допустим, Торбинский - нет. У вас запросы были меньше?

- Во-первых, никаких заоблачных сумм я не просил. Во-вторых, у нас с Торбинским совершенно разные истории. К его уходу спартаковские болельщики должны отнестись с пониманием. Не так, как питерские отнеслись к моему уходу в "Спартак". И не стоит кричать ему с трибун: "Предатель". Да, теперь Диму освистывают, но это, считаю, неправильно. Почему же фанаты не свистели, когда Торбинского отправляли в аренду в Челябинск? Или когда зарплата у него была 500 долларов? Они об этом не знают. Но все эти мелочи копятся в душе, копятся, - и потом человек принимает какое-то решение...

- Слухи о вашем возможном отъезде в Англию - это было всерьез?

- Были переговоры с несколькими клубами. На тот момент не все ладилось у нас в "Спартаке", и если бы ничего не изменилось, вполне возможно, я бы покинул клуб.

- Загвоздка была в условиях нового контракта? Или в том, что главным тренером оставался Федотов?

- Все вместе, одну причину не выделишь.

- Расстроились, когда английский вариант отпал?

- Нет. Мне всего 23 года. Вся карьера впереди - успею уехать.

- Многие так думали. А позже кусали локти.

- Да, я на эту тему говорил еще в "Зените" со Спиваком и Радимовым. Они меня убеждали, что уезжать надо пораньше. Но сейчас российский футбол заметно прибавляет, осталось лишь построить хорошие поля. Сделать из футбола праздник. Пока огромная разница между матчами на "Локомотиве", где классная трансляция, - и в Нальчике. Всего три камеры, не понять, где мяч находится, на поле грязи по колено. Я вообще не представляю, как такие стадионы допускают в премьер-лигу?! Если бы в чемпионате играли десять нормальных команд, которые способны бороться без "подпольных" дел, по-моему, всем было бы лучше.

- В какой город особенно неприятно ездить?

- Гостиницы везде приличные. Но выходишь на поле - а трава высоченная. Как было, к примеру, в кубковом матче с "Тереком".

- Траву в Пятигорске не стригут?

- Нет. А зачем? Чтобы "Спартак" играл в быстрый футбол? К тому же, если газон подстричь, обнаружатся чудовищные кочки.

- Как говаривал Олег Романцев, на таких полях и корова травму мениска получит.

- Вот-вот. Это издевательство. И в Перми их искусственное поле - какой-то ужас.

- По словам Владимира Алешина, в Перми газон точно такой же, как в Лужниках.

- Поверьте мне, абсолютно другое покрытие! Настолько жестче, что раз упадешь - без ноги останешься. Кожу в кровь срывает. С Лужниками не сравнить.

- Петржела говорил, что не только сам ходил в казино, но и вас там встречал. Было?

- В первый год при Петржеле мы никаких ограничений не знали. Могли перед игрой всей командой завалиться в казино, поиграть в рулетку. К этому все спокойно относились. Кстати, я давно уже в казино не был. В Москве времени стало намного меньше.

- Да и денег жалко?

- Это тоже. Вот ставки в тотализаторе делать люблю.

- Есть какая-то ставка, которой гордитесь?

- Бывало, угадывал в "экспрессе" и четыре, и пять ничьих. Я и сейчас могу рискнуть. Лишь на чемпионат России по футболу не ставлю, неинтересно.

- Делали хоть раз ставку на матч с участием своей команды?

- Был единственный случай. На сборах "Зенит" участвовал в турнире в Марбелье. Перед матчем с "Аустрией", в котором я не должен был играть, поставил пять тысяч рублей на победу австрийцев. Но Петржела неожиданно включил меня в состав.

- И чем матч закончился?

- Выиграли 2:0 - сам забил и голевую передачу отдал. А поскольку премиальные за победу на сборах нам, разумеется, не полагались, получается, наиграл себе в убыток...

- Некоторые футболисты перед игрой могут поставить на то, что забьют гол. Вы так пробовали?

- Нет. Разве что спорил с приятелем. Была у меня еще в Питере длительная незабивная серия. И накануне матча с ЦСКА он предложил: "Если забьешь - получишь пять тысяч долларов". И я забил! Победили 1:0.

- Приятель сдержал обещание?

- А как же?!

- В "Зените" обсуждали бесконечные проигрыши Петржелы в казино?

- Нет. Никого не интересовало, чем он занимается в свободное время. И ему, к слову, было безразлично, что ты делаешь после тренировки. Главное - прийти и отработать на поле.

- Говорят, однажды на базе "Зенита" у вас украли барсетку с деньгами и документами?

- Да. Оставил ее в раздевалке. Возвращаюсь после игры с "Локомотивом" в Удельную - барсетки нет.

- Милицию вызвали?

- Да, но потом дело решили замять, чтобы избежать огласки. Подъехали тогда и ребята из службы безопасности клуба. Один из них был после банкета и не знал, бедняга, в какую сторону идти, с трудом на ногах держался.

- Вора-то нашли?

- Мне об этом не сказали. Гендиректор "Зенита" Черкасов со временем вернул мне деньги, которые украли, - около пяти тысяч долларов. А вот права и прочие документы сам восстанавливал. Ну и морока!

- Кого-нибудь подозревали?

- Ясно, что стащил кто-то из своих. На базе в тот вечер были только вахтер да сторож. А директор базы заявил, что я забыл барсетку дома и наговариваю на порядочных людей.

- Вячеслав Малафеев постоянно носит с собой пистолет, заряженный резиновыми пулями. А у вас есть оружие?

- Нет.

- Почему?

- Потому что быстро бегаю...

- Не кажется, что очень много интересного проходит мимо вас - из-за сборов, тренировок, турниров?

- Что поделать? Сам выбрал такую жизнь. Приезжаешь на базу в 10 утра, вторая тренировка заканчивается в 7 вечера. Конечно, из-за этого мало времени уделяешь семье. Редко удается сходить в кино, выбраться за грибами или на рыбалку.

- Любите с удочкой посидеть на берегу?

- Очень! Рыбалка для меня всегда праздник. Там отдыхаешь душой. В детстве в Луге часто ходили с бабушкой на речку. Бабуля у меня боевая. До сих пор выбирается на рыбалку! Иногда вдвоем на машине куда-нибудь ездим.

- Кто в "Спартаке" кроме вас заядлый рыболов?

- В команде это дело не жалуют. Разве что с Бояринцевым изредка брали удочки и отправлялись на платный пруд. Но мне не доставляет удовольствия такая рыбалка, когда карпы чуть ли не сами к тебе на крючок запрыгивают. Лучше ничего не поймаешь, зато все будет естественно.

- Каждый год вы проводите отпуск не на заморских курортах, а в родной Луге. Нынешний исключением не станет?

- Не станет. Решили рвануть на Мальдивы с Аршавиным, Денисовым и Анюковым, жен взять. Но в Кубке УЕФА жребий выпал неудачно. "Спартак" заканчивает сезон 19 декабря, а "Зенит" - 5-го. Поэтому друзья улетят раньше. Жаль, я бы с удовольствием с ними поехал на море. Дочка тем более уже подросла, три годика ей.

- Футбол смотрит?

- Когда жена берет ее с собой на стадион, в сторону поля дочка голову даже не поворачивает. Зато с фанатских трибун глаз не сводит. Когда там что-то зажигают, взрывают, рисунки вешают, - вот это ей интересно.

- Чем занимается ваш младший брат?

- Понятия не имею. Его жизни я сейчас не касаюсь. Когда мама пытается что-то рассказать про Виталика, сразу прошу ее сменить тему: "Не хочу про него слышать!" Пока он сам не поймет, куда опускается, помогать деньгами ему нет смысла. Эта помощь не брату, а наркоманам из его компании.

- Из тех, кто крепко сидел на наркотиках, к нормальной жизни возвращаются единицы.

- Все ведь прекрасно знают, что наркотики - не витаминки, что у наркоманов нет будущего. Или от передозировки погибают, или заканчивают жизнь самоубийством. Но, как мне кажется, человек так устроен, что может всегда себя перенастроить. Было бы желание. Пока такого желания у брата, видимо, нет.

- Лечить пытались?

- Конечно, пытались. Таскали по врачам, он "завязывал" с наркотиками, но через некоторое время все начиналось по новой. Не помог и мой переезд в Москву. Я забрал брата с собой, чтобы вытащить его из этого болота, - все без толку. Последний раз мы общались, когда я дал ему деньги на новую машину: "Предупреждаю, если опять сорвешься - между нами все кончено".

- Не будь футбола - могла вас ждать такая же судьба?

- Вряд ли. У меня другой характер. Виталик всего на год моложе, но у нас совершенно разный круг друзей. Я с детства в футбол играл, в теннис, на рыбалку ходил. Ему же все это казалось скучным. Он просто шатался по улице со своими приятелями. Может, поэтому так все и вышло.

- Вас, кажется, летом постриг наголо Войцех Ковалевски?

- Неудачно сходил в парикмахерскую в Мытищах. Обкорнали так, что, когда домой вернулся, сам схватил ножницы и принялся себя достригать. Посмотрел в зеркало, увидел, что получилось, - и обомлел. Без смеха на это смотреть было невозможно. А у Войцеха специальная машинка есть, вот и попросил его подровнять немножко. Думал, все аккуратно сделает, а он чуть ли не налысо обрил. Я снова побежал в парикмахерскую, уже в другую. Там сказали, что такому мастеру руки необходимо отрубить. Шучу-шучу...

- Когда все твердят, что Плетикоса сильнее Ковалевски, соглашаетесь?

- Сравнивать их, с моей стороны, некорректно. Одно скажу: Войцех - вратарь классный. И команду завести умеет, может "напихать" кому надо. Неприятно, когда так поступают с футболистом, который столько сделал для клуба. Иначе нужно было все решить. Снизить, например, цену и отпустить Войцеха за те деньги, которые за него предлагали. А то весь сезон человек сидит в глухом запасе. Кому от этого хорошо?

- Наверное, на его примере лишний раз убедились, что в футболе стоит быть готовым ко всему? Вчера ты всеобщий любимец, а сегодня - изгой.

- Изгой - громко сказано. Все-таки многие болельщики Войцеха по-прежнему любят и уважают. А вообще самая большая проблема наших футбольных менеджеров - неумение расставаться с людьми. Все стараются защитить свою пятую точку и свалить вину на кого угодно. Об игроке никто не думает.

- Нам рассказывали, что в "Спартаке" последние годы было только два футболиста, которые не стеснялись спорить с начальством, бились за права игроков, выступая в роли эдакого "профсоюза", - вы да Ковалевски.

- Думаю, это в большей степени его и сгубило. Войцех никогда не боялся говорить то, что думает, отстаивал чужие интересы, даже Федотова защищал. А потом что-то случилось. И Федотов вдруг заявил, что Ковалевски - слабый голкипер и ему не нужен.

- Нет опасений, что рано или поздно сами сгорите, как Войцех?

- Боишься - не боишься... Поживем - увидим.

- Но чему-то вас этот случай научил?

- Если никуда не лезешь - будешь дольше играть. Но я так не могу. Характер!
комментарии

опрос

Главное событие 2017 года?

Лента новостей

Турнирные таблицы