Чернов: Cуркис буквально не вылезал из самолетов

Александр Чернов был руководителем проекта "Евро-2008 в России", который в итоге проиграл паре Австрия-Швейцария.



— Уходя весной 2005-го из РФС, где работал генеральным менеджером сборной страны, я настоятельно рекомендовал Виталию Мутко довести до конца два проекта и не снимать заявки на проведение Москвой финала Лиги чемпионов и Россией – Евро-2012, — говорит Чернов.

— Что ответил Мутко?

— Что подумает. Спустя несколько дней после избрания его президентом я прочитал в одном из интервью фразу о том, что РФС не будет участвовать в авантюрных мероприятиях, а некоторые члены комитета нашей предыдущей заявки на проведение Евро-2008 подают ее лишь для того, чтобы поездить по заграницам. В итоге заявку сняли, когда в федерации уже не работали ни Колосков, ни я.

— А она была подана?

— Да, мы собрали все документы, отослали в УЕФА соответствующий факс, отправили необходимые письма и сформировали в РФС заявочный комитет. Он должен был лишь подтвердить свое желание участвовать в финальной гонке. Все материалы уже подготовили – мы завершали формирование контента нашей заявочной книги, в которой назывались города, готовые провести турнир. Но решающее слово не было сказано – УЕФА так и не получил последнего подтверждения от РФС. И я считаю это ошибкой.

— Напомните, в каких городах РФС планировал проведение финальных турниров 2008 и 2012 годов?

— В 2008-м ими были Москва и Питер, Краснодар, Волгоград, Ростов-на-Дону, Казань, Самара и Саратов. В 2012-м круг был уже – Москва, Питер, Московская область и еще один из городов страны.

— Россия во время решающего голосования по Евро-2008 заняла последнее место. Почему вы считаете, что, уступив тогда Австрии и Швейцарии, Шотландии и Ирландии, Венгрии, Турции, в этот раз мы бы непременно опередили Италию, Украину и Польшу и ту же Венгрию и Хорватию?

— У вас ошибочная информация – Россия на том голосовании в декабре 2002-го не заняла последнее место, мы «отвалились» в предпоследнем туре, а в финал вывели Венгрию и совместную кандидатуру Австрии и Швейцарии. Таким был расклад тогда – венграм, бывшей соцстране с неразвитой экономикой и не имеющей инфраструктуры, ни за что бы не отдали столь крупный турнир.

— Почему?

— Потому что четырьмя годами ранее Евро получила Португалия, где тоже не было ничего. Испанцы, занявшие второе место, очень обиделись, и в УЕФА перестраховались, решив не поручать второй турнир подряд темной лошадке. Финал получили австрийцы и швейцарцы, где существовала инфраструктура. Когда же Португалия в 2004-м провела турнир на фантастическом организационном уровне, чиновники поняли, что Евро нуждается в расширении географии. Уже тогда, в июне 2004-го, едва прозвучал финальный свисток финала Греция – Португалия, стало ясно, что УЕФА будет двигаться на Восток. Мы, убежден, имея опыт предыдущей кампании, благожелательное отношение людей и властей, чувствуя «восточную» конъюнктуру и понимая авторитет Вячеслава Ивановича (Колоскова), выиграли бы эту гонку. Тем более что сильных конкурентов в этот раз не существовало.

— А Италия?

— Там шли футбольные скандалы один за другим. Сначала коррупционный с договорными матчами, потом – с безопасностью.

— На Украине Майдан не пустует уже пару лет – на центральной площади Киева тоже ведь неспокойно.

— УЕФА мало интересует политика – потому что та фигура, которая сейчас поддерживает заявку, к 2012-му может быть переизбрана. Европейские эксперты оценивали футбольных людей, которые и будут заниматься организацией турнира. Прежде всего я аплодирую президенту украинской федерации футбола Григорию Суркису. Он до мелочей все предусмотрел. Приезжал в Москву, мы предоставили украинцам все наши материалы по заявке 2008 года. Потом Суркис, грубо говоря, не вылезал из самолетов, убеждая всех и каждого в единственно верном выборе. И получил-таки шанс всей жизни, который упустила Россия.

— Вернемся к несостоявшейся заявке России. Мы могли подать ее совместно с Украиной?

— Нет. Вариант с Украиной возник лишь на последнем этапе. Признаюсь, совместная заявка с украинцами была бы бронебойной.

— Так почему не договорились?

— Во-первых, наши шансы и без украинцев выглядели бы не хуже, а лучше совместной заявки Украины и Польши.

— А во-вторых?

— А во-вторых… Украинцы делали предложение объединиться, но оно прозвучало несколько некорректно, и Президент России заметил, что мы и сами справимся. Справедливо сказал.

Но и Украина, прежде всего имею в виду фигуру Суркиса, справедливо рассудила, что шанс есть. Григорий Михайлович методично убеждал в том, что Украина способна провести турнир на высочайшем уровне. И убедил-таки. Турнир на Украине и Польше – это вызов УЕФА и всем остальным. Очевидно, что странам Восточной Европы не получить Евро-2016. Помните, я говорил о португальском примере? Если украинцы и поляки справятся отлично, шансы у России будут только в 2020 году.

— Почему?

— Ожидаются сильные конкуренты. Уверен, на 2016 год подадут заявки Испания, Италия, Англия, Германия, Турция и Греция, будет и совместный запрос от Скандинавских стран. Но в 2016-м все равно надо выдвигаться, потому что должна быть показана непрерывность возможностей и желаний провести столь крупное соревнование.

— Вы не допускаете, что Европа просто отдала турнир Украине, чтобы поддержать ту в желании вступить в НАТО и Евросоюз?

— Вы явно намекаете на политическое решение вопроса, и уверяю вас, неправильно делаете. УЕФА всегда был над политикой. Украина становится богатой страной, а проведение Евро сделает ее еще богаче.

— Ваше резюме – почему Украина и Польша обошли Италию?

— Риска, что украинцы и поляки провалят турнир, не было. Или он минимален. Слишком серьезные люди взялись за организацию чемпионата Европы. Плюс УЕФА заботится о развитии футбола и продвижении нормальных бизнес-процессов на восток Европы. А про Суркиса я вам уже все сказал…
комментарии

опрос

Главное событие 2017 года?

Лента новостей

Турнирные таблицы