Чохонелидзе: не думал, что окажусь востребованным в кальчо

Менеджер "Милана" по странам Восточной Европы Резо Чохонелидзе рассказывает о том, как оказался в итальянском суперклубе.
Чохонелидзе: не думал, что окажусь востребованным в кальчо


- Правда ли, что на Апеннины вы попали с подачи Валерия Лобановского?

- Не совсем. Мой приезд сюда в 1986 году напрямую с футболом связан не был. Честно говоря, в тот момент я и не думал, что окажусь востребованным в кальчо. Не стоит думать, будто я въехал в Италию на белом коне. В первое время пришлось очень трудно. У меня в кармане было всего-то 700 тысяч лир, что эквивалентно примерно 400 долларам. И на эти деньги я жил четыре месяца. Не было ни зарплаты, ни пособия. Сейчас даже не представляю, как я мог так существовать. Утром, днем и вечером у меня был один и тот же рацион: чашка капучино и булочка. Жил некоторое время в трейлере. Когда вспоминаю о тех месяцах - плохо становится. Такие проблемы, такая каждодневная борьба за выживание! Но раз решил остаться в Италии и выбиваться здесь в люди, надо было терпеть.

- И как же началось ваше проникновение в кальчо?

- Поехал во Флоренцию, в Высшую школу футбола в Коверчано. Познакомился там с преподавателями, с представителями различных профессиональных клубов. Какое-то время ко мне присматривались, "зеленую улицу" открывать не спешили. И только через полгода я получил возможность пройти переподготовку в этой школе (за спиной у меня была советская ВШТ) и, соответственно, право работать в итальянском футболе. Наверное, повезло: местные специалисты могли бы, вероятно, приносить больше пользы, чем я. Но счастливый шанс выпал все-таки мне.

А в 1988 году в Италию, на товарищескую игру в город Монца, что под Миланом, прибыла сборная СССР. Туда приехали и я, и люди из Коверчано, которые и спросили обо мне у Лобановского. Валерий Васильевич отозвался положительно. Авторитетом он здесь обладал огромным, поэтому его характеристика облегчила всю мою дальнейшую футбольную жизнь.

- Как можно определить основные ее этапы?

- Первое время работал с детьми, составлял различные тренировочные программы, потом представлял интересы игроков из бывшего СССР. А с 1996 года работаю в "Милане". Собеседование со мной проводили руководители клуба - Адриано Галлиани и Ариедо Брайда. Эти люди смотрят далеко вперед - и, видимо, они решили, что в клубе должен быть человек, который знает культуру футбола бывшего СССР и сможет держать под контролем этот регион. Прошло время, и в "Милане" появились Шевченко, Каладзе, Кутузов... Дай бог, чтобы и в России выросли люди, которые смогли бы стать такой же частью истории великого клуба, как это сделал в "Милане" Шевченко.

- Вам, кстати, против Лобановского на поле выходить не доводилось?

- Нет. Он закончил карьеру в "Днепре", когда я был совсем молодым. Хотя Вячеслав Соловьев и подпускал меня к основному составу тбилисского "Динамо", когда мне было всего 16, сыграть в таком возрасте против киевлян было, конечно, нереально. Соловьев проявлял смелость, позволяя молодым хотя бы иногда выходить на поле - ведь в грузинском футболе была жесткая иерархия, люди играли по 15 лет. Кого там можно было заменить - Месхи, Метревели, Калоева, Варкая, Сичинаву?! В 1966 году юношеская сборная СССР в первый раз стала чемпионом Европы, и я за нее играл. После возвращения из Югославии с золотой медалью Соловьев позволил мне, 16-летнему провести 20 минут в матче чемпионата СССР. Это уже было счастьем! Думаю, что мои, кажется, 35 матчей в основном составе "Динамо" (Тбилиси) того времени стоят нынешних двухсот.

- Какие еще моменты игровой карьеры вспоминаете чаще других?

- Мне было всего 12 или 13 лет, когда обожаемый мной Евгений Лядин пригласил в самую младшую юношескую сборную СССР. По юношам я играл вместе с Мишей Гершковичем, братьями Нодия, вратарями Дегтяревым и Шмуцем. Выступал на позиции левого защитника и подобрался к олимпийской сборной. Такие замечательные тренеры, как Лядин, Гуляев, Парамонов, Качалин, Соловьев, вложили в меня не только понимание основ футбола, но и русскую культуру.

А потом я переехал из Тбилиси в Ленинград, который стал для меня родным. Часто приезжаю туда и сегодня. И первым делом иду гулять по Невскому... Питер врезался мне в память давно, еще когда я в 65-м году играл за юношей тбилисского "Динамо" против "Зенита". Мяч ушел от меня в аут, и из-за боковой линии его должны были вводить в игру соперники. Я побежал, принес улетевший мяч и отдал его в руки игроку "Зенита" - весь стадион зааплодировал! Потом местные ребята мне сказали: "Мы в первый раз подобное видели - все в таких ситуациях отбрасывают мяч подальше, а ты взял его и отдал сопернику!" Я ответил, что всегда поступаю так, потому что мне самому неприятно, когда мяч отбрасывают. Но реакция ленинградских болельщиков мне понравилась. И в один прекрасный день я стал жителем этого города. У нас в Питере была хорошая команда, но ей всегда что-то мешало, как сейчас московскому "Динамо". Разве мыслимо, чтобы бело-голубые не играли в еврокубках и уже давно не были в призерах? Ну вот почему у всех динамовских команд в России такая судьба?

- С Лобановским вы были хорошо знакомы еще до Италии?

- Можно сказать, да. Когда я учился в ВШТ в Москве, он прочел нашему потоку несколько лекций, а после окончания учебы все тренеры, направленные в Высшую школу тренеров динамовскими клубами страны, были приглашены в Киев. Нас было шестеро, я представлял ленинградское "Динамо", которое и по сей день остается для меня родной командой: мне жаль, что одно время от нее отвернулось руководство Санкт-Петербурга. Несколько лет назад молодому президенту Амелину не дали возможность продолжить работу хотя он перевел команду из третьей лиги в первую. У меня даже есть кассета с записью матча Кубка России, в котором "Динамо СПб" обыграло сам ЦСКА - 3:2...

Но вернусь к Лобановскому. На той встрече в Киеве он задал мне несколько вопросов. Валерий Васильевич был человеком очень наблюдательным и, расспрашивая нас, возможно, немного провоцируя, он хотел понять - чем человек дышит, как разбирается в футболе. Видимо, мои ответы ему понравились, и он проникся ко мне симпатией, после чего мы стали периодически общаться. А вновь встретились уже в 88-м, на том самом матче сборной в Монце.

- Потом ваше общение прервалось во второй раз - теперь из-за отъезда мэтра в Кувейт?

- Да. А когда Лобановский вернулся и возглавил киевское "Динамо", он сам мне позвонил. Я уже работал в "Милане", и проговорили мы довольно долго. Но о талантливом Андрее Шевченко я узнал не из этого разговора, а еще до возвращения Лобановского в Киев. О молодом украинском нападающем мне рассказал мой хороший приятель Валерий Газзaeв. Я начал к Шевченко присматриваться, съездил в Киев, посмотрел на него и дал ему положительную характеристику в разговоре с Галлиани и Брайдой. Наш клуб "вел" Шеву в течение двух лет, прежде чем купить этого игрока у киевского "Динамо".

Тут надо сказать, что последнее слово в ключевых сделках у нас всегда остается за Сильвио Берлускони. Он очень хорошо разбирается в футболе и с главными приобретениями угадывает всегда. Ван Бастен, Гуллит, Веа, Баджо, Шевченко - одно перечисление имен чего стоит!

- Были какие-то сложности с заключением контракта с Шевченко?

- По большому счету нет. Лобановский сам четко очертил рамки своих полномочий, так мне и сказав: "Я отвечаю за созд ание киевского "Динамо" и его продвижение вперед. А нуждается ли "Динамо" в отъезде Шевченко в "Милан", решают президенты двух клубов. Если меня спрашивают оценку футбольных качеств игрока - я ее высказываю, но ни о каких требованиях с моей стороны поступить так или иначе в плане трансфера не может быть и речи".

На Украине в тот момент была такая ситуация, что киевское "Динамо" почти все матчи выигрывало с крупным счетом. Профессиональный рост футболиста Шевченко задерживался, потому что у него не было настоящего стимула - кроме Лиги чемпионов. И чтобы он не потерялся, братья Суркисы решили продать Андрея в "Милан". Этот шаг был сделан в ущерб киевскому "Динамо", зато пошел на пользу сборной Украины. И в конечном счете Суркисы оказались правы. Без Шевченко Украина никогда бы не вышла в четвертьфинал чемпионата мира! Финальный турнир Андрей из-за серьезной травмы колена провел, может быть, не столь ярко, зато в труднейшей отборочной группе, вспомните, он был просто бесподобен.

- Сейчас в "Челси" Шевченко приходится непросто. Может, уже начинает сказываться возраст, падает скорость, что для форварда особенно прискорбно?

- Убежден, что нет. В Европе сейчас люди, если они профессионалы, играют подолгу. А Шевченко - профессионал высшей пробы. Посмотрите: Костакурте исполнится 41 год, Мальдини - 39, Кафу - 37, Сержинью - 36, и со всеми "Милан" продлевает контракты, потому что нет сомнений в пользе, которую ветераны еще способны приносить. А Шеве - всего 30. У него такие физические данные и такое понимание игры, что он способен играть на самом высоком уровне еще лет 7 - 8. К тому же открытый английский футбол в отличие от закрытого итальянского дает форвардам свободу действий, что облегчит Шевченко задачу. А когда он, может быть, действительно в силу возраста станет медлительнее, обязательно скажутся те самые бесценные уроки универсализма, которые Андрею дал великий Лобановский.

- Прошлой осенью вы были в Лондоне на дне рождения Шевченко, где оказались в одной компании с Романом Абрамовичем. Владелец "Челси" вас часом в свой клуб не зазывал?

- Нет, это я звал Романа в "Милане" поработать... (Смеется.)

- Работая в "Милане" с Шевченко, вы учитывали опыт наших легионеров в Италии и ваших взаимоотношений с ними?

- С Шевченко была совсем другая история. Мы купили его многообещающим, но еще не устоявшимся футболистом и совсем молодым человеком. Остальные - даже Шалимов с Колывановым, не говоря уже, допустим, о Михайличенко и Добровольском, - приезжали в более зрелом возрасте. У тех ребят был совсем иной менталитет, заложенный еще в советские времена. Шевченко же попал как раз на период разрушения большой страны и рос в другое время. А еще, надо отметить, он всегда слушал то, что я ему говорил, потому что знал: я никогда не пожелаю ему плохого - и как соотечественник, и как сотрудник "Милана". Клуб заплатил за него большие деньги, Андрей был достоянием и капиталом "Милана". А значит, все клубные работники старались делать так, чтобы Шева мог думать только о футболе, не испытывая никаких побочных проблем.

- В отличие от Андрея Канчельскиса, с симпатией упомянувшего о вас в книге "Моя география", Игорь Шалимов в книге "Я - легионер" о ваших способностях как футбольного агента отзывается негативно. Что у вас с ним не сложилось?

- Когда человек пишет книгу у него должна срабатывать внутренняя культура. Почему-то Игорь не написал, кто был рядом с ним во время операций его матери и брату. И еще много о чем не упомянул. Я могу честно смотреть в глаза и Шалимову и остальным игрокам, с которыми работал. Я делал максимум того, что было в моих силах. Думаю, что на самом деле Шалимов плохо написал обо мне не по собственной инициативе. Полагаю, те агенты, которые с ним работали позже, внушили ему все это, чтобы таким образом очернить меня в глазах руководителей "Милана". Но в "Милане" меня хорошо знают, и его рассказ ни на что не мог бы повлиять. Если бы Шалимов писал эту книгу сейчас (она вышла в 2000 году), уверен, он расставил бы акценты по-другому. Мы ведь виделись с ним в Москве после этого. Я как-то увидел на одном матче, что Игорь стоит с какими-то итальянцами, подошел к нему мы поговорили. И он уже повел себя совсем по-другому, сам оставил номер телефона.

- Руку ему пожали?

- Да не просто руку пожал - обнял! Несмотря ни на что, я до сих пор считаю Шалимова одним из лучших футболистов из всех, с кем работал. Это огромный талант, второй после Шевченко. Но талант пропавший. Не было у Игоря той спортивной культуры, характера, как у Андрея, который знал, зачем приехал, что надо делать, кем нужно стать. Какая у Шалимова была техника, какая элегантность, какое тактическое чутье! До сих пор помню, как он получал мяч в центре поля, продвигался метров 10 - 15 к воротам соперника и с 30 метров бил так, что у вратарей не было шансов. При этом успевая и обороняться.

Правда, такая работоспособность была у него до тех пор, пока сказывались результаты работы в "Фодже" со Зденеком Земаном, о котором в плане работы над физической подготовкой легенды ходят до сих пор. А в "Интере" тренер Освальдо Баньоли придерживался мнения, что игрок сам может подготовить себя к сезону и к матчам. Игорю куда больше подходил первый вариант.

- Шалимов сам в книге не скрывает, что Милан закружил его в своих объятиях.

- Я не хочу касаться этой темы. Мы должны оставаться людьми, а не вываливать в прессе все, что знаем о том или ином человеке.

- Экс-спартаковец считает, что одной из самых больших его ошибок было остаться в "Интере", когда президент клуба Пеллегрини настаивал на годовой аренде в "Удинезе". И вот вы якобы этой ошибке, которая привела к испорченным отношениям с президентом, поспособствовали. Это так?

- У Игоря вышел отличный первый сезон в "Интере". Он забил девять мячей, что для полузащитника, да еще и обремененного оборонительной работой, очень много. К уровню Шалимова большинство даже нынешних хавбеков серии А и близко не стоят! И когда Пеллегрини в межсезонье купил в "Интер" голландцев Бергкампа с Йонком, а Шалимову предложил перейти на год в "Удинезе", я действительно сказал ему: "Уйти в Удине легко. А остаться в "Интере" сложнее, но интереснее. Но только так ты докажешь, что ты - Шалимов. Ты должен сделать это еще и потому, что в России есть молодые футболисты, которые смотрят на тебя, берут пример, хотят быть, как ты, и лучше тебя. Оставшись в "Интере" и отвоевав место в составе, ты и им проторишь дорогу в суперклубы. Ты молодой парень, у тебя есть все, чтобы быть лидером "Интера" много лет!" Он сказал: "Да, да", - и остался.

- Вы по сей день считаете, что это не было ошибкой?

- Уверен, что Игорю надо было остаться. Но когда ты принимаешь такое решение, то должен сделать еще кое-что, чтобы играть, а не просто согласиться на словах. Я всегда был за то, чтобы Шалимов играл в "Интере". Убежден: если бы Шалимов готовился к матчам, как Шевченко или Каладзе, и если бы его окружали такие же специалисты по физподготовке, как в "Милане", он, возможно, выступал бы в этом клубе до сих пор.

У "Интера" были очень дружественные отношения с "Удинезе", многие футболисты "черно-синих" переходили в этот клуб. Но я не представляю, как можно, уйдя в "Уднезе", вернуться оттуда в "Интер". Лучше оставаться в Милане и доказывать свое право играть в основном составе. Это вопрос характера. Потому что, повторяю, на Игоря из России смотрели другие ребята, которые должны были по йти за ним...

- А кто из российских футболистов, выступавших в Италии, максимально сумел себя реализовать?

- Игорь Колыванов. Мало того что он игрок очень работоспособный, так еще и приехал сюда семейным человеком, с женой и ребенком, и ощущал ответственность перед ними за свои поступки. Колыванов был на грани перехода из "Фоджи" в тот же "Интер", но ему страшно не повезло - выступая за сборную России против Сан-Марино, он порвал крестообразную связку колена. А контракт с "Интером" должен был быть подписан всего через неделю, причем Игорь об этом даже не подозревал - все держалось в тайне! Я давно уже знал об интересе "Интера", но ничего ему не говорил, потому что в этом случае Колыванов стал бы жить мечтой, мог бы потерять концентрацию в играх за "Фоджу". Впрочем, даже мое молчание не помогло - значит, судьба... Потом я летал с Игорем в США, в Колорадо, где ему была сделана операция в клинике доктора Стедмана. Я не оставляю людей, когда им плохо. Так было и с Шалимовым, и с Шевченко, которому я помогал, когда его отцу делали в Италии тяжелейшую операцию на сердце. Футболистам нужны люди, которые могут защитить их от внешнего мира. Я делал для этого все от меня зависящее.

- Почему в Италии не заблистали другие наши игроки?

- Андрей Канчельскис получил в "Фиорентине" тяжелую травму коленного сустава, хотя в свои лучшие годы он для любой итальянской команды был бы бесценен. Крестообразные связки в игре за сборную России порвал Омари Тетрадзе, а ждать его восстановления полтора года "Рома" не захотела. Травмы замучили и Игоря Симутенкова. А вот у Димы Аленичева конкурентом по амплуа был сам Тотти. При этом, что интересно, они были друзьями. Когда Аленичеву доверяли место на поле, он делал те же самые вещи не хуже нынешнего капитана "Ромы". Но при прочих равных условиях в Италии, конечно, предпочли своего. Здесь, если ты иностранец, то должен делать все в пять раз лучше местного игрока.

- Еще в "Роме" одно время находился нынешний игрок "Локомотива" Гуренко.

- С этим человеком я практически не знаком, но он почему-то тоже говорил обо мне плохо, хотя одно время даже не знал меня в лицо. И, по странному совпадению, все шло от тех же самых людей, что стояли за Шалимовым... Кому-то, наверное, неприятно, что я работаю в "Милане".

- Зато с другим белорусом, Виталием Кутузовым, вы знакомы очень неплохо, не так ли?

- Конечно, ведь он немало времени провел в "Милане". Я до сих пор удивляюсь, что ни один из российских клубов не захотел его приобрести. Думаю, что в России у Кутузова, который сейчас в "Парме", были бы хорошие перспективы, потому что он многому научился в серии А.

- Мог ли в Италии оказаться кто-то еще из россиян?

- Спартаковец Егор Титов был очень близок к переходу в "Милан". Точно говорю вам это, как работник клуба. Руководство "красно-черных" считало полузащитника "Спартака" очень интеллектуальным футболистом, вскоре после покупки Шевченко меня отправляли его просматривать, и Егор произвел на меня сильное впечатление. Работа по его переходу действительно велась.

- Почему же Титов так и не перешел в "Милан"?

- Потому что в последний момент предпочтение отдали португальцу Рую Коште из "Фиорентины". Титов и португалец занимали одну и ту же позицию на поле. Хотя я по сей день считаю, что вместе с тогдашним Титовым Шевченко забивал бы, условно говоря, не 30, а 40 голов за сезон. Очень жаль, что Егор не оказался в "Милане": цепочка российских футболистов, выступающих в сильных итальянских клубах, прервалась и не возродилась до сих пор.

- Недавно пошли слухи о том, что "Милан" заинтересован в покупке вратаря ЦСКА Игоря Акинфеева. Это так?

- Если бы под этими слухами была какая-то реальная почва, поверьте, я бы об этом знал. Но ничего подобного в наших планах нет. Во-первых, в клубе остался бразилец Дида, который только что продлил контракт до 2010 года. Во-вторых, есть еще трое голкиперов - Калач, Сторари и Фьори, да и находящийся в "Торино" Аббьяти все еще принадлежит нам. Возможно, подобные слухи родились благодаря успешным выступлениям ЦСКА в последние годы и молодому возрасту Акинфеева. Но действительности они не соответствуют.

- Есть ли вообще в России игроки, которые могут заинтересовать "Милан"?

- Пока нет. Нужны годы, чтобы школы, лишь недавно заработавшие на полную мощь, начали давать отдачу. Нужно стараться укреплять российские клубы, добиваться с ними успехов в еврокубках и уже после этого думать о переходе их звезд в клубы ранга "Милана".

- Но вот Александр Кержаков перешел в "Севилью" и уже забил "Барселоне" ключевой гол!

- Да, я видел этот матч и очень обрадовался за нападающего из моего любимого Питера. Но по одной или даже нескольким играм нельзя делать выводы. Нужно смотреть на прогресс игрока в течение нескольких лет. Кержаков должен стать частью истории клуба, сделать так, чтобы команда страдала, если его нет на поле.

- Главный тренер ЦСКА, как мы поняли, ваш хороший приятель?

- Да. Поскольку я работал вместе с такими известными тренерами, как Лядин, Гуляев, Качалин, и хорошо знаю Валерия Газзаева, выскажу мнение, что он - продолжатель больших советских тренерских традиций. То же могу сказать, кстати, и о Юрии Семине. К Газзаеву, между прочим, есть интерес в Европе. Еще в 90-е, когда он был молодым специалистом, Валерия хотел видеть главным тренером тогдашний президент "Фоджи", а в последние годы, особенно после победы в Кубке УЕФА, заинтересованность к Газзаеву появилась вновь.

- С чьей стороны?

- Со стороны французских "ПСЖ", "Монако", а также двух-трех итальянских команд, названия которых я называть не хотел бы. На многих тут, в Италии, кстати, произвел впечатление не только успех в Кубке УЕФА, но и матч за Суперкубок Европы с "Ливерпулем". Будь тогда у ЦСКА скамейка запасных, способная усилить игру во втором тайме, англичане, уверен, были бы повержены. Но под руководством Валерия оказалось всего 8 - 9 полностью здоровых футболистов.

- Почему Газзаев не едет работать на Запад?

- Мы частенько общаемся с ним, но он такой человек, что никогда не ответит на подобный вопрос прямо. Может быть, Валера решил сосредоточиться на России и приносить пользу в родной стране. Хотя на Апеннинах Газзаев вполне смог бы работать, поскольку он не только хороший специалист, но может и объясняться по-итальянски. Мы встречались здесь с Валерой и его семьей - и он в Милане объяснялся на итальянском языке вполне свободно, а это очень важно. Более того, два года назад его пригласили в одну телепередачу, которая идет по воскресеньям во время матчей серии А. Валеру сопровождала переводчица, но он стремился на все вопросы отвечать сам - такой уж характер! Рискну даже предположить, что Газзаеву было бы во многом легче слепить крепкую команду здесь, в Италии, чем в России.

комментарии

опрос

Главное событие 2017 года?

Лента новостей

Турнирные таблицы