Денис Попов: должен был появиться в Москве в «Спартаке»

Нападающий Денис Попов считает главной своей целью играть в Премьер-Лиге, причем неважно в какой команде.
Денис Попов: должен был появиться в Москве  в «Спартаке»


- Денис, вы родом из Новороссийска, можно ли вас считать представителем краснодарской футбольной школы?

- Новороссийск и Краснодар находятся далеко друг от друга, в том числе и в футбольном смысле. И школы, думаю, нельзя объединять воедино. У каждой из них был свой всплеск. Считаю, что Новороссийск раньше заявил о себе в российском футболе. Но сейчас, особенно с выходом «Кубани» в премьер-лигу, Краснодар снова стал футбольным центром края.

- Можно ли надеяться на увеличение представительства края в премьер-лиге? Задача выглядит сложной, если посмотреть на пример Ростова-на-Дону, где амбициозный Иван Саввиди пытается поднять СКА в противовес «Ростову», а руководство области говорит, что вторая сильная футбольная команда ему не нужна. Есть ли шанс у Новороссийска вернуться на те позиции, которые он занимал?

- Я думаю, что в Краснодарском крае похожая ситуация, и власти хотят видеть пока одну «Кубань» в высшем дивизионе. Однако, на мой взгляд, есть люди, которые могли бы взять «Черноморец» и вернуть ему былую силу.

- Вам бы этого хотелось?

- Естественно.

- То, что вы после ЦСКА согласились играть за «Кубань», можно считать в какой-то мере возвращением поближе к дому? Или просто так сложились обстоятельства в карьере Дениса Попова?

- Отчасти верно и то и другое. Когда Олег Дерипаска взялся вкладывать деньги в «Кубань», он хотел, чтобы получился сильный и перспективный клуб, твердо занимающий свои позиции в премьер-лиге. Но также он хотел создать костяк из футболистов, воспитанных в Краснодарском крае, из своих земляков. Хотели вернуть многих - в частности, Бузникина и Хохлова.

- Судя по последним событиям в клубе, этот план выполнять перестали?

- Думаю, да. И очень жаль. В футбол играют спортсмены, и от них, в конце концов, зависит результат. Но когда в команде идут бесконечные кадровые перестановки, смена тренеров, перераспределение власти губернаторской и спонсорской, это сильно сказывается на футболистах и результате.

- Вы по собственной инициативе уходили из «Кубани» или вам кто-то предложил новые условия и новую команду?

- Когда я пришел в «Кубань», не получилось того, что мы все хотели и планировали. Попав в премьер-лигу, мы уже в следующем сезоне из нее вылетели, через год вернуться не получилось, и все пошло вразнобой. Я договорился с руководством, что буду искать другой клуб. Тогда реально клубом руководил нынешний председатель совета директоров Максим Ремчуков. Он пообещал, что займется поиском для меня команды. Пока эти поиски шли, я тренировался в Новороссийске с «Черноморцем», для того чтобы поддержать физическую форму. Потом выяснилось, что у Ремчукова ничего не вышло. У меня был долгий контракт с «Кубанью», я получал зарплату и тренировался дома, а моими трансферными делами практически никто не занимался. Большое спасибо Молдованову, который в последний день заявил меня на трансфер в «Спартак-Нальчик» и помог грамотно оформить все бумаги, хотя было уже 7 марта, канун праздника.

- Какое впечатление осталось от поездки в Белоруссию, в минское «Динамо»?

- Герман Ткаченко предложил мне поиграть в Минске на условиях аренды. В принципе и ему, и вообще всем, кто мне звонил с подобными предложениями, я объяснял, что не хочу играть в аренде. Когда приезжаешь в команду и подписываешь полноценный контракт, к тебе начинают относиться как к своему. А если ты в аренде, тебя воспринимают как временного человека, на тебя не рассчитывают, не надеются партнеры. Все знают, что с арендованным игроком могут возникнуть проблемы.

- Но все-таки вы согласились тогда и, кстати, теперь тоже. Ведь в Нальчике вы тоже в аренде?

- Да, пришлось, потому что очень хочется играть в футбол, пока позволяют возраст и здоровье. Сейчас ситуация немного улучшилась. Некоторые клубы хотели бы видеть меня в своих рядах, но после того, как я хотя бы немного поиграю после паузы. Они хотят быть уверены, что я не потерял форму, не набрал лишний вес и у меня есть футбольная практика. Многие знают, что я ежедневно тренировался в «Черноморце». Но для покупки должна быть твердая уверенность, что я в строю. То время, что я проведу в Нальчике, а мы договорились до лета, пойдет на пользу и мне, и, надеюсь, команде. В Нальчике меня встретили хорошо и футболисты, и болельщики. Тренер (Юрий Красножан) с командой работает грамотный, он много раз со мной беседовал и плавно ввел меня в коллектив. Я, кстати, был готов играть уже в матче с «Кубанью», но позвонили из Краснодара и сказали, чтобы я не выходил.

- Вы считаете это правильно - не позволять играть футболисту против бывшего клуба или клуба, отдавшего его в аренду?

- Неправильно. Раз вы игрока отпустили, то дайте ему работать в полную силу в новых условиях. Я встретил в Сочи, где мы тренировались, Ремчукова в преддверии матча и в шутку его спросил: почему вы испугались одного футболиста, у вас такая сильная команда и такой серьезный тренер?

- Вернемся к белорусской эпопее. Зачем вы были нужны минскому «Динамо»? И почему вы начали там удачно, но дальше ничего не получилось?

- Я поехал туда играть. Мне объяснили задачу: команда находится пока на пятом месте, необходима борьба за медали, выход в Кубок УЕФА и как минимум проход в первый раунд основного турнира. Я согласился, хотя первое время не хотел ехать в аренду, но необходимость футбольной практики сыграла свою роль. Встретили меня хорошо. Тренера Петрушина я знал. Начал я играть: в пяти матчах забил шесть мячей. Мы прошли первый раунд Кубка УЕФА, в чемпионате заняли второе место. И тут меня вызвал Петрушин и, извиняясь, сказал, что я могу уезжать. У меня контракт был до декабря, а все необходимые задачи мы решили где-то к октябрю. Я, конечно, был в недоумении. Меня вызвал спортивный директор и предложил со мной рассчитаться. Я сказал, что согласен вернуться домой, а все необходимые денежные дела надо уже решать не со мной, а с Германом Ткаченко или с Ремчуковым. Вопрос был решен, но ощущение, конечно, осталось странное.

- В минском «Динамо» за последние пять лет сменилось чуть ли не два десятка тренеров, вам удалось понять смысл существования этой команды?

- Есть хозяин и президент в одном лице, и что он хочет, то и получает. Вот и весь разговор.

- Вернемся на несколько лет назад. Как вы оказались в ЦСКА, как обосновались в Москве?

- В ЦСКА я оказался совершенно случайно. Я должен был появиться в Москве в другой команде - в «Спартаке». Переговоры со «Спартаком» уже начались, и дело шло к подписанию контракта. После того, как мы отыграли удачный сезон с «Черноморцем», все игроки начали расходиться по более именитым командам. Левицкий сначала уехал во Францию, а потом уже попал в «Спартак». Еще будучи игроком «Черноморца», я поехал на сборы в национальную команду и неплохо заявил о себе. Параллельно шли переговоры о моем отъезде в киевское «Динамо» вместе с Кузьмичевым. Так как я еще не был заигран за российскую национальную сборную, в Киеве хотели меня переманить с тем прицелом, чтобы я выступал за Украину. События развивались очень стремительно. В кубковом матче с «Кубанью» я получил травму ключицы и больного меня не отпустили в Киев, хотя там удивлялись: что, мол, у нас врачей нет, что ли? Но Кузьмичев уехал один. Потом мне звонил Юрий Павлович Семин и предлагал перейти в «Локомотив». Предложение «Спартака» по-прежнему было в силе. Но тут позвонили и з ЦСКА. У меня была травма голеностопа, но тут мне уже твердо сказали: надо ехать.

- Вашим трансфером кто-то все же управлял. У вас есть агенты, занимающиеся вашей карьерой?

- Как тогда, так и сейчас - нет. Евгений Гинер, президент ЦСКА, в свое время очень помог мне, впрочем, как и всем своим футболистам. Это он, по сути, решил ту ситуацию. Однажды, уже после того как я провел пару лет в ЦСКА, Гинер как-то сказал мне: «Зачем тебе агент? Футболист - сам себе агент. Надо самому разбираться, какую команду выбирать и с каким тренером работать». Он дал мне совет, которым я до сих пор пользуюсь: не заключать с агентами никаких договоров до тех пор, пока они не найдут команду, которая меня полностью устроит. Вообще, с Гинером я до сих пор поддерживаю хорошие отношения, и, когда я бываю в Москве, мы обязательно созваниваемся.

- Вы ведь оказались в ЦСКА еще в догаззаевские времена?

- Да. Когда я приехал в Москву и меня встретили в аэропорту, по радио в машине я услышал, что в клубе ЦСКА сменилось руководство. Тогда водителю я сказал, что, наверное, нам надо ехать обратно. Мне ответили, что я еду как раз к тем, кто возглавил команду сегодня. Я стал первым приобретением Гинера для ЦСКА. В клубе я сразу же встретился с Гинером и Павлом Садыриным, царствие ему небесное, хороший был тренер. Он меня увидел и сказал: «Ты еще в гипсе, и я пока с палочкой, так что вместе похромаем». С первой встречи я понял, что это большая удача, что судьба нас свела. С моего приезда постепенно начала формироваться команда: приехал Юрис Лайзанс и другие. Потом пришел Газзаев, с которым до сих пор у нас хорошие отношения.

- Вам не было обидно, когда в прессе начали открыто критиковать манеру игры ЦСКА и вас лично?

- Валерий Георгиевич нас часто по этому поводу собирал и говорил очень правильные слова: «Плохо будет тогда, когда о вас вообще не станут писать. Плохо тогда, когда моментов нет, а не тогда, когда они не реализованы». К концу года все успокоилось и встало на свои места, как и говорил Газзаев. Мы взяли серебро и выиграли кубок. Тогда Валерий Георгиевич поставил новую задачу, он сказал: «Хороших футболистов много, а чемпионов мало, вы должны стать чемпионами, и тогда все вопросы о вашем профессионализме будут сняты».

- То есть чемпионство - индульгенция на всю карьеру?

- Не совсем так. Чемпионство - это то, ради чего мы играем. В нашей стране есть медали чемпионата, есть кубок и есть суперкубок. У меня есть все титулы, кроме бронзы. И это приятно.

- Как вы относились к обвинениям в «лошадином» футболе?

- У Валерия Георгиевича и тут тоже были свои методы борьбы. На всеобщем сборе он открывал газету и читал. «Вот, - говорил, - смотрите, мы проиграли, а оценки самые доброжелательные". А бывает, играли-то хорошо, выиграли 3:0, а на страницах заголовки типа «Бей вперед - игра придет», «Если затоптал, то молодец». "Давайте, - говорил он, делать свое дело и стремиться к результату». Это снимало все вопросы и переживания.

- Поговорим теперь о вашей сегодняшней команде. Вы уже успели понять, как Юрию Красножану удается набрать команду с нуля и добиваться новых успехов?

- Здесь много слагаемых. Начинать надо с болельщиков, которые приходят на стадион в Нальчике. Они очень любят футбол и бережно относятся к футболистам. Хороший главный тренер - следующий фактор. Я работал с многими тренерами и, познакомившись с Красножаном в Нальчике, был приятно удивлен его умением найти общий язык с игроками, а также при этом очень сильной тактической базой. У него интересные игровые схемы и взгляды на игру. Мы много занимаемся тактикой, и это приносит свои плоды. После игры с ЦСКА он нам сказал: «Видите, с этой командой можно спокойно играть. ЦСКА - самая сильная команда в нашей стране, у нее сильная атака, но есть проблемы в обороне». К этой игре он подготовил определенную схему. Мы по ней играли и имели свои шансы. Другой вопрос - уровень футболистов, но в этом смысле Нальчику, конечно, сложно. Прошлогодняя команда была хорошей, но из нее почти никого не осталось. Все отправляются искать лучшей жизни.

- У вас недавно родился ребенок, ваша семья живет в Москве. Сразу после игры вы возвращаетесь на день домой, а потом опять летите в Нальчик. Тяжело, наверное, вот так разрываться?

- В личной жизни у меня все прекрасно. Сын растет, ему 20 апреля исполнился месяц. Можно сказать, что дерево я посадил, дом построил, дочка и сын у меня есть, и чемпионом был. А разрываться между двумя городами, конечно, непросто. В Нальчике все хорошо, но бытовые условия не сравнимы с Москвой. И потому я, конечно, рассчитываю летом вернуться в Москву. Для меня сейчас семья на первом месте.

- У вас схожая судьба с Дмитрием Булыкиным, он, как и вы, был отдан в аренду, тоже не хотел уезжать из Москвы и теперь который сезон играет за дубль в «Динамо». Вы в этом отношении более смелый человек: поездки в Минск и Нальчик - тому подтверждение.

- Когда я первый раз общался с Красножаном, он мне задал вопрос: зачем, мол, Денис Попов, чемпион страны, едет играть в Нальчик? Я ответил, что для меня главное сейчас - играть в футбол в премьер-лиге, а в Москве или в Нальчике - неважно. Сейчас ситуация немного изменилась. Жена готова переехать с детьми в Нальчик, но, пройдясь по городу и изучив местные условия, я понял, что, пока сын маленький, мы вряд ли сможем там жить. Хотя как будет на самом деле, выяснится только летом.

- Вы очень положительный человек и всех вспоминаете с улыбкой и добрым словом, в крайнем случае с шуткой, но ни к кому не питаете неприязни.

- Да, это так. Потому что во всяком минусе всегда есть пусть маленький, но плюс. А с плюсами жить приятнее.
комментарии

опрос

Главное событие 2017 года?

Лента новостей

Турнирные таблицы