Грозный: мне в "Арсенал" привозили Жиркова

Главный тренер "Терека" Вячеслав Грозный дал большое и интересное интервью.

Грозный: мне в "Арсенал" привозили Жиркова

- Для начала наивный вопрос: у вас никогда не возникало путаницы - тренер Грозный, город Грозный…

- (Смеется.) Необычное ощущение испытываешь, когда въезжаешь в город - и везде написана твоя фамилия. Министр спорта Чеченской республики Хайдар Алханов, еще когда приглашал меня в "Терек", сказал: "Тебе судьбою предначертано быть здесь".

- Насколько известно, предложение от "Терека" поступило вам еще зимой. Почему тогда отказались?

- Если честно, были другие очень серьезные предложения от клубов и национальных сборных, но назвать их, извините, не могу. Меня больше интересует работа в клубе. Мне нравится тренировать каждый день, удовольствие получаю, главным образом, во время тренировок. Здесь я выступаю как режиссер: могу остановить действие, спросить игрока, почему он так, а не иначе выполнил тот или иной маневр. Мне необходимо контактировать с футболистами. В сборной же на первом плане психология, микроклимат, подготовка к конкретному сопернику, не более того. А в клубе я могу ставить игру.

Зимой я поблагодарил Хайдара Минераловича (Алханова) за предложение, сообщил ему, что вместе с агентом рассматриваю вышеуказанные варианты. Кстати, некоторые из них до сих пор в силе. В мае министр позвонил в очередной раз, сказал, что прежнего тренера освободили и приглашают меня. Я опять ответил, что не готов. Тогда он просто пригласил меня в гости - посмотреть команду, провести экспресс-диагностику: в каком состоянии игроки, какие позиции требуют усиления. Отказать было неудобно.

- Приехали со своим штабом?

- Да, и на протяжении месяца наблюдали за командой. После этого я сказал, что если ситуация кардинально не изменится, не будут взяты новые игроки, у "Терека" нет никаких шансов остаться в премьер-лиге. На ряд позиций вообще не было футболистов, а на других - перебор, но среднего уровня. Не было ни одного опорного полузащитника. И так далее. Понятно, что возможностей у клуба не так много, как у лидеров, и все же… Алханов согласился, поскольку сам в свое время был тренером. И еще раз попросил меня остаться. Сослался на то, что за оставшиеся пять-шесть дней тренера не найти, а 6 июля предстояла игра со "Спартаком".

Мне не сказали, что дозаявки возможны только с 7-го числа, а игра 6-го. Когда я потом задал вопрос о том, почему мне об этом не сообщили, министр ответил, что я бы тогда не согласился (смех в зале). В итоге мы вынуждены были играть тем составом, который выходил до перерыва в чемпионате. Считаю, это неправильно - люди тренировались месяц, чтобы потом не иметь возможности выйти на поле. Руководству лиги надо было предусмотреть этот момент.

После победы над "Спартаком" министр сказал: "Видишь, как хорошо все получилось! Давай дальше продолжим!" Тогда я поставил условие, что в случае поступления предложения, которое устроит меня в творческом плане, смогу уйти. Алханов дал мне такое обещание. Следующим этапом стало приобретение новых игроков, поскольку я не могу отвечать за работу предыдущего тренера. Ясно, что основная селекция была проведена зимой, что денег нет, но хотя бы какой-то минимум необходимо было изыскать.

- Кто пришел с вашей подачи?

- Почти все - трое румын, Омельянчук, Бендзь из Ростова - защитников-то катастрофически не хватало. Вратарь Годзюр из киевского "Динамо", Власов и Кузнецов.

- Вы уже разобрались, почему Власов не играл года три?

- Знаю, но не все сказать могу. Дело в том, что взаимоотношения между агентом и игроком должны быть направлены на то, чтобы футболист играл. Больше сказать не могу. Он ведь очень не плохой футболист, выступал в "Зените". Быстрый, резкий, с хорошим ударом, к тому же открытый и добрый человек. Ему сейчас необходима поддержка - он долго не играл. Когда ты на вершине славы, когда вручают кубки - у тебя очень много друзей. А поддержка нужна, когда ты лежишь в больнице после операции. Как и в случае с Олегом. Ему просто нужно время, и я в него верю. В следующем сезоне вы увидите другого Власова.

- Вы самостоятельны в работе? В частности, в определении основного состава?

- Мне абсолютно никто не мешает. Тренирую так, как хочу. И чувствую поддержку на всех уровнях. А какие в Грозном болельщики! Они так поддерживают - иногда не могу докричаться до игроков. Но при этом культурно и толерантно. Вы мат не услышите на стадионе. Оскорблений тоже. Гостевая команда проводит красивую комбинацию - аплодисменты. Культура боления очень высокая.

- А почему тогда судьи хотят отказаться работать в Грозном?

- Подумайте сами: кто из болельщиков после выигрышного матча станет оказывать давление на судью?! Сам я ничего не видел, был в раздевалке, так что мне судить сложно.

- Обидно, что "Терек" не примет "Зенит" в столице Чечни?

- Не то слово! В Грозном питерцев приняли бы так, как, возможно, ни в одном другом городе. Наш болельщик очень ждал этой встречи: не из-за очков - "Зенит" обыграет кого угодно на любом поле, а потому, что хотел увидеть вживую игру чемпионов России. Это такой праздник для людей! Когда еще у чеченских болельщиков появится такая возможность?!

Сначала мы решили играть во Владивостоке. И вовсе не для того, чтобы кому-то насолить. Просто так было проще для нас. Обошлись бы без лишних перелетов, спокойно акклиматизировались. "Луч", в свою очередь, обеспечил бы нам все необходимые условия… Хотя можно понять и "Зенит". У нас был с его руководителями хороший диалог. Когда мы были в Санкт-Петербурге - нас отлично принимали. Мы остались на следующий день, провели экскурсию по городу, были в Петергофе. Мы понимаем, что играть в Турине против "Ювентуса" после перелета из Владивостока - не пошло бы на пользу российскому футболу. Нужен был компромисс - и его в конце концов нашли. Должен отметить, что принять этот матч изъявили желание Махачкала, Владикавказ, Пятигорск, звонил президент Калмыкии Илюмжинов. Естественно, все хотят увидеть обладателя Суперкубка УЕФА.

- А когда в еврокубках вновь будет играть "Терек"?

- Тут есть варианты. Первый путь - самый короткий: через Кубок России. Правда, здесь нам достался очень серьезный соперник - "Москва" да еще в Москве! Если вкладывать деньги в базу и стадион (а президент Рамзан Кадыров сказал, что именно так и будет), то с приобретением игроков можно замахнуться и на попадание в шестерку лучших команд в России.

- С недавних пор в "Тереке" солируют трое румын. Тяжело было добиться их приезда?

- Очень не просто. Сначала мне казалось, что это невозможно. Пришлось обратиться к серьезному европейскому агенту Джованни Бекали, с которым я сотрудничал несколько лет назад. Мне не требовались посредники для общения, так как мы оба свободно говорим на болгарском. Я ему сказал, что мне нужны футболисты, но больших денег нет, поскольку селекция была проведена зимой. Бекали ответил, что попробует уговорить несколько человек. И спросил: "У вас там воюют?" Я ему объяснил, что у нас все мирно. Живем мы в Кисловодске, но и в Чеченской республике никто не воюет. Приезжай и смотри.

Он приехал не один - с журналистами. Они прибыли чартером в Кисловодск. Интервью брали, снимали, как игроки тренируются. Гости были поражены, что никакой войны нет. И тогда Бекали сказал, что готов дать игроков. Петре удалось уговорить, потому что в софийском ЦСКА были финансовые проблемы. Затем сумели забрать из-под носа у "Кайзерслаутерна" Мэргэритеску, хотя тот уже фактически подписывал контракт с немцами. Такой опорник нам был просто необходим. Еще взяли Панку, которого хотел видеть в "Шахтере" Мирча Луческу.

- Судя по всему, вы довольны работой этих футболистов...

- Честно говоря, восхищен профессионализмом румын. Я раньше не работал с ними. Посмотрел, как они тренируются, - и изумился. Когда мы с ними уже договорились, подписали все бумаги, им надо было на какое-то время улететь с Бекали обратно. Агент уже готов был ехать, позвал их, а они ему говорят: "Можешь ехать, а у нас тренировка". Джованни пришлось отложить вылет чартера. Румыны потренировались, запрыгнули в душ - и бегом в аэропорт. Я им аплодировал! Немногие игроки поступили бы так же. Профессионалы, одним словом.

- Бекали вам помогал не только с игроками, но и предлагал возглавить клубы?

- Да, но на тот момент на Украине еще не выдавали дипломы категории "Pro". Были конкретные предложения от серьезных клубов, но когда на переговорах заходила речь о тренерской лицензии, мне отвечали: "Вот выдадут ее вам - вернемся к этому разговору". Сейчас у меня лицензия есть - и украинская и болгарская. Но я уже возглавляю "Терек".

- Правда, что вы хотели видеть в команде Ковалевски?

- Да, я общался с ним. Он доброжелательный и открытый парень. Мы хотели его пригласить в "Терек", но на тот момент еще не было известно, в какую сумму может встать его трансфер. Все зависело от "Короны". Если она вылетала из чемпионата Польши, то Ковалевски становился свободным агентом. Тогда еще было не известно, что из-за коррупции клуб отстранят от участия в высшем дивизионе. Мы взяли Годзюра - способного вратаря. А ведь есть еще Сикач - вратарь молодежной сборной Молдавии, имеющий к тому же российский паспорт. Плюс албанец Лика. Поэтому брать Ковалевски уже не имело смысла.

- Что чаще всего снится тренеру Грозному?

- Ничего не снится. Сплю мало. Хочется, чтобы команда играла в хороший футбол. Поэтому и не спится.

- Вашу тренерскую биографию можно разделить на несколько этапов - два украинских, столько же московских, болгарский и, наконец, грозненский. Чем больше всего запомнилась работа на родине - на Украине?

- Именно там я начал осваивать азы тренерского ремесла. Начинал с детских команд, работал с коллективом физкультуры, потом с командами мастеров. Первые шаги в большой футбол я делал в качестве помощника Томаха в запорожском "Металлурге". Затем с ним же трудился в винницкой "Ниве". Позднее, в качестве главного, тренировал днепропетровский "Днепр", "Арсенал", вновь "Металлург", который вывел в Кубок УЕФА.

Украина футбольная страна. И работать там мне всегда было интересно, хотя и непросто. Кроме того в украинском чемпионате есть плюсы - отсутствие дальних переездов. Были случаи, когда на гостевые матчи "Арсенал" выезжал даже в день игры. Помимо всего прочего, многие украинские клуба стали вкладывать деньги в инфраструктуру, детско-юношеский футбол, строить современные базы, стадионы. Уверен, что крен в сторону приглашения легионеров - дело временное. Что касается самого памятного, то это и работа с футболистами, которые затем доросли до сборной, и признание лучшим тренером Украины.

- За что же вы удостоились титула лучшего, когда еще был жив и здоров великий Валерий Лобановский?

- В 1996-м, когда я помогал в "Спартаке" Романцеву, мне предложили возглавить "Днепр", куда я и отправился с благословления Олега Ивановича. Принимал команду после Бернда Штанге, который возглавляет сейчас сборную Белоруссии. Находилась она тогда, после ухода группы ведущих игроков в только создававшийся "Борисфен", в плачевном состоянии. Из опытных футболистов остался лишь ветеран Багмут, да прооперированный Горилый и еще несколько молодых, неизвестных ребят. До начала чемпионата оставалась пара недель - и все вокруг считали меня самоубийцей.

В считаные дни удалось собрать игроков, которые были не востребованы в других клубах, и сыграть на их психологии, давая каждому шанс доказать, что на них рано поставили крест. Есть два пути, по которым за короткий срок можно вывести команду из кризиса. Первый - создание в коллективе обстановки полного взаимного доверия. Второй - прививание футболистам психологии победителя. И это удалось. Близнюк, Мороз, Поклонский, Павлюк доросли до национальной сборной, а другие - до молодежной. Тогда же я взял в "Днепр" и 17-летнего Калиниченко, которого потом довел до "Спартака" и сборной страны.

- Сейчас появился модный термин - "антикризисный тренер". Вы себя к таковым относите?

- Пожалуй, да. У любого тренера рано или поздно случаются ситуации, когда наступает время кардинальных перемен. И он просто обязан знать, что необходимо препринимать в такой момент. Со мной это случалось не раз, хотя, конечно, я бы хотел работать системно и спокойно - заниматься селецией, проводить предсезонную подготовку, а не приходить в разгар сезона и наверстывать уже упущенное. Это очень тяжело. Так было в "Днепре", запорожском "Металлурге", "Арсенале", "Левски", теперь вот в "Тереке". Но видно такова судьба…

- Что из украинского этапа вспоминать особенно неприятно? В свое время ходили разговоры, что на Украине вас объявили персоной нон грата.

- Это выдумки падких на сенсации журналистов. За что мне могли объявить вотум недоверия? За то, что сыграл с киевским "Динамо" - 2:2? Глупости! Тогда мы опережали его на шесть очков.

- Не на этой ли почве у вас в тот момент возник конфликт с Григорием Суркисом?

- Я бы не стал называть это конфликтом. Просто считал, что президентом федерации должен быть не зависимый от клубных привязанностей человек. Что в итоге и случилось. А говорил об этом открыто. И, конечно же, это не всем нравилось. На днях я поздравил Григория Михайловича с днем рождения, пожелал ему здоровья и удачи. У нас очень добрые отношения.

- Когда вы возглавляли "Арсенал", в команде умерли два футболиста. Тогда и поползли слухи, что это следствие применения запрещенных препаратов…

- Полная чушь! Есть пословица - "никогда не оправдывайся, поскольку враги не поверят, а друзьям это не нужно". Так вот мне не в чем здесь оправдываться.

Шалва Апхазава умер накануне отъезда команды на сбор в Турцию, сразу по возвращении из дома. Утром это первым обнаружил его сосед по номеру Шакеладзе, который позвонил врачу и сообщил, что Шалва не просыпается. Согласно медзаключению у него были обнаружены врожденные проблемы с сердцем, о которых никто не мог знать. А ведь он даже был кандидатом в сборную Грузии… Нечто похожее произошло с Пуэртой в "Севилье", когда никто не подозревал о его вероятных проблемах со здоровьем. Не случайно ФИФА и УЕФА ставят сейчас вопрос о тщательных обследованиях футболистов в специальных кардиологических центрах. Только после этого их можно будет допускать к участию в чемпионатах.

Что касается второго несчастного паренька - Повицкого, то он выступал за дубль. О его смерти мне сообщили, когда я находился с основной командой в Турции. Позвонил один из представителей наблюдательного совета и рассказал, что на тренировке игроку стало плохо. Врач вместе с массажистом сразу же отвезли его в больницу, где констатировали остановку сердца. Позднее стало известно, что у него тоже были проблемы с сердцем. Кстати, об этом знала и его сестра, но футболист просил ее никому об этом не рассказывать, поскольку выступления за "Арсенал" помогали ему матерьально поддерживать мать.

- Много неприятного тогда довелось о себе услышать?

- Честно говоря, да. Особенно то, что касалось смерти Апхазавы. Сами знаете, "доброжелателей" всегда хватает. А тема смерти Повицкого вообще не обсуждалась. Позднее выяснилось, что даже существовала расписка, согласно которой, в случае чего, он снимал с врачей ответственность за собственную жизнь. Если бы я знал об этом раньше, не поддался бы ни на какие уговоры. Человеческая жизнь превыше всего.

- С тех пор стоит футболисту побледнеть, вы отправляете его с тренировки?

- Никто из этих ребят на тренировках не бледнел. Но медики проверяют игроков очень хорошо - не допустят ни к одному занятию человека, если есть хоть малейшие противопоказания. Если икроножная мышца побаливает - это не страшно, но с сердцем шутить никто не станет. Сейчас столько приборов, которые моментально дают информацию о состоянии игрока...

- Каких футболистов хорошего уровня, кроме уже упомянутого Калиниченко, считаете своими воспитанниками?

- Диму Чигринского, который был капитаном "Шахтера". Он начинал у меня в дубле запорожского "Металлурга". Видел у него качества, благодаря которым он может подняться на высокий уровень. Изобрел специально для него "систему опережающего мышления". Для рослых игроков, у которых не спринтерская стартовая скорость, надо что-то придумывать, чтобы они не проигрывали скоростным игрокам. И моя система сработала.

Олега Гусева нашел в Сумской области. Если бы я не ушел из "Спартака", этот игрок был бы сейчас там. Однозначно.

- Вы говорили, что это игрок уровня "Милана", не так ли?

- Сказал, не отрекаюсь. Он и есть - уровня "Милана". Он тогда еще играл у меня в киевском "Арсенале". Видели б вы, как он срывался с места! Я понял - через год он будет в сборной Украины. Многие надо мной тогда посмеялись... А этот парень - вылитый Володя Бессонов: может играть на любой позиции.

- А почему в "Милане" он так и не оказался?

- Вопрос к динамовцам Киева. Думаю, они просто не захотели его продавать.

А вот случай, которого вы наверняка не знаете: ко мне в киевский "Арсенал" привозили юного Юру Жиркова. Мне хватило 15 минут, чтобы понять, какой это будет игрок. Решили покупать - как раз компенсировать потерю Гусева, которого забрало киевское "Динамо".

- И что помешало?

- Нам назвали сумму - 150 тысяч долларов. Собрали. Но наутро владельцы его трансфера позвонили и увеличили цену вдвое. С условием - собрать деньги до вечера. У нас не получилось, в клубе денег не было. Я потом понял, в чем дело: некоторые люди, которым доверял, захотели, чтобы Жирков оказался в ЦСКА. Эти люди были близки к "Арсеналу".

Я из Тамбова привез в "Спартак" Диму Сычева. Настоял на том, чтобы его взяли с командой на сборы в Турцию. Это было в 2001 году. После этого уже никто не мог представить "Спартак" без Димы.

- Может, хоть вы знаете, где сейчас еще один ваш воспитанник - Артем Безродный?

- Говорят, где-то в Азербайджане. Такой человек... Я его 15-летним привез в "Спартак". Исключительные способности, но не хватило амбиций. Жил по Кубертену - главное не победа, а участие. Вот Сергей Нагорняк, не имея таких способностей, дошел от винницкой "Нивы" до "Спартака", сборной Украины и стал лучшим легионером Китая. Человек сам себя сделал.

- Почему вы уходили из украинских клубов - не было результата?

- Где б я ни работал, везде был результат. Меня дважды признавали лучшим тренером Украины, хоть я не работал с киевским "Динамо" и "Шахтером". В 96-м трудился в "Днепре", в 2002-м - в "Арсенале". Запорожский "Металлург" я вывел в Кубок УЕФА, приняв на 16-м месте. Команду надо было спасать. В Виннице подготовил Надуду, Косовского, Нагорняка, Горшкова...

- Сабо говорил, что Косовский - его находка.

- Да откуда?! Я его в 15 лет забрал из киевского интерната, парня из Хмельницкой области! А с Горшковым до сих пор отлично общаемся. Приезжал недавно в Питер - заходил к нему в гости. Вспоминали, как в Виннице играл у меня опорного полузащитника.

- Большие игроки в "Левски" были?

- В софийском ЦСКА - Стоичков, Бербатов... А у меня играл Захари Сираков, который нынче в "Амкаре". В Болгарии до сих пор на хорошем уровне дворовый футбол. В нем ставится техника. А насчет переходов из команды в команду могу сказать - конечно, лучше работать долго-долго, как Ги Ру в "Осере". Или Олег Романцев в "Спартаке". Начинать с нуля всегда тяжело!

- Когда вы в последний раз виделись с Романцевым?

- В этом году пару раз встречались. Возможно, вскоре еще разок увидимся. Олег Иванович обещал, что приедет в Кисловодск, мы порыбачим, а заодно попрошу, чтобы поучаствовал в тренировках, дал спартаковский "квадрат". Знаете, как это важно для игроков? Романцев ко мне и в Днепропетровск приезжал, и в Киев, и я к нему наведывался. Мы дружим семьями, я дорожу этими отношениями.

- С чего пошла ваша дружба?

- Со времен, когда я тренировал "Торпедо" Запорожье, а он "Спартак" Орджоникидзе. Мы познакомились в Алуште на спартаковской базе, начали общаться, нашли общий язык. Мне всегда нравился романтичный футбол. С детства, правда, как любой украинский мальчишка, болел за киевское "Динамо", но чуть позже стал интересен такой футбол, какой был у "Спартака", в который сейчас играет лондонский "Арсенал". Где на первом плане культура работы с мячом. Романцев давно меня приглашал в "Спартак", но поначалу не получалось. А в 1994-м, когда Александр Тарханов ушел в ЦСКА, вновь раздался звонок. Тогда уже отказать не мог.

- Вы верите в то, что Романцев вернется?

- Да. Потому что он лучший тренер России за всю историю. Не имея больших денег и Данни в составе, обыгрывал "Реал", "Арсенал" и всякие "байеры".

- Считаете, Романцева не хватает нашему футболу?

- Несомненно. Представьте себе, что режиссер ставил классные спектакли в каком-нибудь театре, люди с удовольствием ходили на них, а потом режиссер ушел. И зрители сразу почувствовали образовавшуюся пустоту, им не хватает неординарных постановок. Романцев - личность, победитель по духу, он не знает слова "ничья". Не случайно после ухода Олега Ивановича "Спартак" много лет не может стать чемпионом.

- А с Романцевым станет?

- Да, я в этом ни секунды не сомневаюсь.

- Болельщиков теперь не устраивает серебро, потому что они не видят той спартаковской игры?

- Да. Спартаковские болельщики очень требовательны. Второе место для них сродни неудаче. Хотя если бы команда играла в классный футбол, с серебром можно было бы смириться. Но дело в том, что непонятно, каким путем идет "Спартак". Ясно одно: деньги есть. Но почему ушли Ребко и Торбинский? Почему расстаются с кандидатами в сборную России и на их место приглашают легионеров? Почему отпустили Титова? Это харизматичная личность, на таких игроках воспитывается следующее поколение. Подчеркну, что не комментирую действия Станислава Черчесова, а лишь высказываю свои соображения, как бы сам поступил на месте тренера. Вокруг Титова существует определенная аура, он может многое рассказать новичкам. Егор не конфликтный человек. Я его, кстати, приглашал в "Терек". Как и Калиниченко.

- И чем же "Терек" хуже "Химок"?

- Ничем не хуже. Но у Титова семья в Москве, ребенок в школу пошел, он не мог покинуть столицу. При этом поблагодарил за приглашение, сказал: "Спасибо, Викторыч, я бы к вам с удовольствием пошел". И Калиниченко те же слова произнес, но добавил: "У меня квартира в Днепропетровске, буду на виду у тренеров сборной Украины".

- Как вы отнеслись к словам Андрея Тихонова о том, что именно вы способствовали его уходу из "Спартака" ради места в составе для украинцев Безродного и Калиниченко?

- Как видите, я сейчас уже улыбаюсь по этому поводу, хотя тогда, конечно, зацепило. Был удивлен, не верил, что Андрей такое сказал, поскольку у нас даже малейшего конфликта не случалось. Помнится, позвонили тогда журналисты, я им ответил: "Спасибо Тихонову за столь высокое мнение обо мне, но решения принимает только главный тренер".

Сейчас могу добавить: ни один тренер не заинтересован в создании негативной ауры. Думаю, Андрею кто-то из "доброжелателей" поведал: наверняка Грозный расчищает место для своих хохлов. Но Калиниченко тогда играл в центре полузащиты. Безродный - да, слева, однако Артем уже в 1996-м выходил на поле в Лиге чемпионов против "Нанта", мы же не брали его в 2000-м или 2001-м. Кому-то, видимо, не очень нравилось, что украинский тренер работал в "Спартаке", уже после ухода захотели сделать меня крайним.

- Так за что все-таки убрали Тихонова?

- Признаться, я во все тонкости влезать не стал. Если бы у меня что-то было против Андрея, я бы сказал ему это в лицо, а не стал ходить к кому-то. Полагаю, сказались проблемы с игрой "Спартака", у руководителей клуба и главного тренера было свое видение выхода из положения.

- Почему в "Спартаке" так шумно расстаются с игроками: с Тихоновым, Титовым, Сычевым, Погребняком, Торбинским?

- Потому что это большой клуб, о котором постоянно и много пишут. Разве из других клубов не уходят? Разве Карвальо до сих пор выступает в ЦСКА, а Кержаков в "Зените"? Но у каждого разные причины: кто-то хочет за границу, у кого-то разногласия с тренером, кто-то снижает к себе требования, кого-то агенты сбивают с пути. Тот же Сычев ушел в "Марсель". Сейчас у Димы не все получается, но я уверен: он будет играть и забивать.

- А почему вы оставили "Спартак"?

- В 2002 году меня позвал мэр Киева, который сообщил, что создается команда уровня киевского "Динамо". Таким людям не отказывают.

- С чего, на ваш взгляд, начался развал "Спартака"?

- Тренерская чехарда никогда не способствовала стабилизации игры, поскольку у каждого специалиста свое видение футбола. Пока игроки притрутся к тренеру и пока он сам найдет оптимальное сочетание футболистов на поле, должно пройти время. А в таких командах времени у тренера всегда нет, нужно сразу давать результат. Второй момент - снижение роли главного тренера в команде. Когда публично говорят о процентном вкладе тренера в результат, падает его рейтинг. Этого нельзя делать ни в коем случае.

- Это вы про Федуна?

- Да. Это очень умный, богатый человек, который вкладывает в команду большие деньги - и это заслуживает уважения. Но должно быть осознание роли тренера. Неужели кто-то может сказать, что вклад режиссера в успех спектакля составляет всего лишь десять процентов?! Это неэтично по отношению к тренеру. Да, это наемный человек, работающий по контракту. Но представьте себе игрока, который прочитал высказывание Леонида Арнольдовича. Футболист и будет относиться к тренеру на десять процентов! Я никогда не слышал, чтобы такое сказал, к примеру, президент "Шахтера" Ринат Ахметов. Наоборот, у него тренер самый лучший и все, что он говорит - закон. Так же ведут себя Суркис, Гинер и другие.
комментарии

опрос

Главное событие 2017 года?

Лента новостей

Турнирные таблицы