Гусев: в последнее время я был очень зол и обижен

Ролан Гусев рассказал о своем переходе из ЦСКА в "Днепр".

Гусев: в последнее время я был очень зол и обижен

- Покидаете ЦСКА с тяжелым сердцем?

- Конечно, столько лет провел в команде! Расставаться всегда грустно, но это жизнь футболиста. Хотя в моем случае уход - еще и большое облегчение, самый лучший вариант.

- У вас в этом году контракт заканчивался?

- Летом продлил его на три года.

- Даже не раздумывали - стоит ли подписывать?

- Я восстанавливался после операции, и тут Гинер сделал предложение. О чем думать? С контрактом игрок чувствует себя защищенным.

- Может, и условия вам улучшили?

- Оставили прежними. Но вскоре выяснилось, что тренеру Гусев не нужен.

- Была последняя капля?

- Понял: все, "петля", когда Вася Березуцкий вышел на правом краю полузащиты в матче с "Сатурном". В ту минуту осознал, что отныне можно просто поддерживать форму. Как футболисты говорят, "отрабатывать контракт".

- Вы тогда были здоровы?

- Абсолютно. Уверен, на правом фланге полузащиты в ЦСКА по-настоящему конкурировать со мной мог лишь Чиди Одиа. Не в обиду будет сказано ребятам, которые выходили на этой позиции, - никто из них не был правым хавом. Смешно, когда туда ставят Шембераса или Васю Березуцкого. Они и сами это понимают.

- А когда-то Газзаев вам доверял как никому.

- У нас были нормальные отношения. Но в последнее время я был очень зол и обижен. Любой футболист на моем месте чувствовал бы себя ужасно. Даже не хотел подходить к Газзаеву, разговаривать с ним.

- Сам он инициативу к беседе не проявлял?

- Нет.

- ЦСКА игроки покидают не лучшим образом. Например, у Яновского после ухода отношений с Газзаевым не осталось...

- Это правда. Зато Евгений Леннорович всегда ищет возможность устроить судьбу футболиста. Чтобы тому было не хуже, чем в ЦСКА.

- Хоть кого-то провожали из Ватутинок всей командой?

- Никого.

- Когда ведущий игрок попадает в опалу - тренер смотрит сквозь него?

- Да, в этом году я через такое прошел. Наверное, мне давали понять, что пора менять команду. А смотрели так: что я есть, что меня нет. Ни претензий, ни похвалы. Самое противное состояние, не знаешь, куда себя деть. Знаете, что меня добило?

- Что?

- Предложили лететь в Томск и играть за дубль. Вот тогда сорвался, психанул.

- Не полетели?

- Нет. Пришел к Гинеру, объяснились.

- Как ваш отказ воспринял Газзаев?

- Никак. Мы после этого с ним не виделись. Но мне хотелось бы его повидать, сказать "спасибо". Не знаю, с чего вдруг у Газзаева настолько поменялось ко мне отношение, - но всегда буду ему благодарен за те победы, которые одерживали вместе. Лучшие годы прошли в его команде. Никогда не скажу, что Газзаев плохой тренер или человек. Хоть мне многое непонятно. Может, тренеры с годами начинают смотреть на игроков другими глазами?

- И Газзаев посчитал, говоря словами одного большого тренера, что Гусев - "отработанный материал"?

- Совершенно верно.

- Но от Газзаева таких слов не слышали?

- Слышал. Вернее, не от него самого - мне передавали эти слова близкие к нему люди. Которые, точно знаю, не соврали. Газзаев такое сказал.

Есть, впрочем, еще одна версия, почему мне не давали играть. Сам додумался. Все-таки я более атакующий хав, чем хотелось бы Валерию Георгиевичу. В обороне не ас, это понятно. А игра в три защитника подразумевает немного другое. Где-то внутри понимаю Газзаева - на что мне обижаться? Вот когда на этом месте играл Чиди, он вообще был четвертым защитником!

- Обидно, что вам ничего не объяснили?

- Да мне и не надо было объяснять. Это было ясно из теоретических занятий - недорабатываю в обороне. Уход назревал давно. Конечно, можно было еще годик посмотреть со скамейки, успокаивая самого себя: "Скоро буду играть!" - но смысл?

- Когда-то из "Динамо" Газзаев брал двух игроков, Гусева и Шембераса. Но если Гусеву в последние годы было достаточно одной ошибки, чтобы сесть на лавку, - то Шемберасу, говорят, прощалось и прощается все...

- Так и есть. Тоже загадка. Никаких конфликтов с Газзаевым не было. В глаза недовольства Валерий Георгиевич не высказывал. На собеседованиях формулировал так: "Ты ж понимаешь, Ролан, конкуренция. Будет момент - начнешь играть..."

После победы в Кубке УЕФА в ЦСКА у некоторых игроков кредит доверия стал безграничным. Люди порой допускали грубейшие ошибки, но Валерий Георгиевич закрывал на все глаза. Хотя футболиста сразу надо было убирать из состава. Чтобы не чувствовал себя незаменимым, да и просто дать отдышаться. Газзаев же упрямо продолжал его ставить. Полагаю, лишь в этом сезоне он понял, что чересчур кое-кому доверился.

- Но это не про вас?

- Разумеется. Я входил в другую группу - игравших без права на ошибку. В команде перед матчем даже подкалывали: "Ну что, Роланчик, тебе в первом тайме либо забить надо, либо голевую отдать. Иначе поменяют". В этих словах не было преувеличения. А играл бы на моей позиции Красич и совершал те же самые ошибки - его бы не дергали. Уверен.

- Вас оштрафовали за отказ лететь с дублем в Томск?

- Нет. К счастью, Гинер понял мое психологическое состояние. Я был на страшном взводе. Конечно, отказываться играть за дубль непрофессионально. Раз сказали, что надо лететь, - собирайся и лети. Но в той ситуации мне уже было безразлично - оштрафуют, нет... После этого, кстати, перестал тренироваться с основным составом. Если играл - только в дубле.

- Гадкое ощущение - в тридцать лет играть за дубль?

- Не то слово! Гадкое со всех сторон: ты приходишь, занимаешь место какого-то мальчишки. Молодым и так пробиться в основной состав невозможно, а тут их из дубля еще выдавливают.

- Казалось, весь мир против вас?

- Я удар держу. В футболе что главное? Вера тренера. Пусть ты как игрок "труп", - но если тренер за уши тянет в состав, многое может перевернуться. В ЦСКА такое происходило на моих глазах. Взять братьев Березуцких - над ними же в свое время все смеялись!

- Вы тоже?

- Я - нет. Не имею привычки смеяться над людьми, которые играют со мной в команде. Но потом поражался разнице: какими они были - и что из них вылепил Газзаев. Сколько их критиковали, уничтожали - один Газзаев в них верил. Таких примеров полно.

- Кто еще?

- Дуду. Он приехал в Россию, на первой тренировке мы глянули: "Этот-то - точно бразилец "пляжный"..." Прошло время. Газзаев его учил, постепенно подтягивал - и вытащил фактически за уши. Сделал нормального игрока.

- А что творится с Одиа?

- Что-то с коленом, но сейчас вроде пришел в себя. Мы с Чиди вместе ездили в Бельгию к одному доктору, который неудачно прооперировал и его, и меня. Мне надо было боковую связку вшить, элементарное дело. А он что-то начал чистить... Боль в колене не утихала.

- За столько лет в футболе вы уже научились разбираться во врачах. Сразу распознаете шарлатанов?

- Этот не шарлатан, он состоял в консилиуме, когда делали операцию Роналдо. Известный врач. Но вы, наверное, помните интервью ван Бастена, которое называлось "Меня загубил доктор Мартинс"?

- Конечно.

- Вот он и есть - доктор Мартинс.

- Как же тогда объяснить неудачи?

- Есть одна версия. Мы с Чиди смеялись: "Кажется, когда засыпаешь, за скальпель берутся его ученики..."

- Что после этого сказал Газзаев? Чтобы больше игроки ЦСКА в эту клинику ни ногой?

- По-моему, да. Но обычно подобные вопросы решает клубный доктор. Не хочу к этой теме возвращаться - повторная операция прошла нормально, сейчас никаких проблем.

- Тем временем вашего друга Чиди, не игравшего два года, чуть ли не в фантазеры записали.

- Да никакой он не фантазер! Все это надумано! Мы как-то сидели вдвоем, и Чиди со слезами говорил: "Гусь, никто не верит, но у меня на самом деле болит колено". По себе знаю, что это такое. Психологически тяжело - у Чиди была сложнейшая операция, следом вторая - та самая, неудачная.

- Даже Газзаев стал думать, что Одиа выдумывает?

- Ну да. Но я верю Чиди. Какой резон человеку, которому предлагают играть, отвечать: "Не могу, болит нога"? Вопрос не в премиальных, которые терял. Столько пропуская, пропадаешь как футболист.

- Неужели не встречали футболистов, которые придумывают себе травмы?

- Бывают мнительные. Но это не про Одиа.

- Если бы сейчас за нашим столиком в кафе сидел Газзаев, какой вопрос ему бы задали?

- Вот спросили, так спросили... Нет, я не задавал бы вопросов. Когда я перестал играть, команда продолжала давать результат.

- К самому себе есть претензии?

- Если говорить откровенно, в какой-то момент чуть расслабился. Выиграли один чемпионат, другой, конкурентов на правом фланге никаких. А потом пришел Жорже, и расслабился окончательно. Спустя рукава я стал относиться к тренировкам. И не я один.

- Жорже слишком отпустил вожжи?

- Вот именно.

- Но чему-то он вас научил?

- Контроль мяча ставил очень серьезно. Все тренировки строились на этом, потом в игре абы куда не выбивали.

- Что он делал такого, чего никогда не сделал бы Газзаев?

- Ой, много чего... После любого поражения от Жорже слышали: "Не беда, играли неплохо, в следующем матче все будет отлично". А "физика" при Жорже была нулевая. 2:0, помню, выигрывали у Питера, 3:1 у "Торпедо", а в конце - сдувались. Нас дожимали. Никогда такого в ЦСКА прежде не было.

- Начинали задыхаться?

- Даже не задыхаться. Ноги не бегут. Только вспоминать оставалось, как неслись при Газзаев, - пыль столбом стояла! Жорже работал по португальской системе - их команды форму набирают через игры. Говорил так: "На пик должны выйти к одиннадцатому туру". Но за одиннадцать туров можно потерять столько!

- Каким примером можете проиллюстрировать слова: "Газзаев в гневе страшен"?

- Сразу вспоминаю матч в Парме. Мы проиграли 2:3 на последних секундах. Газзаев пришел в раздевалку, взял со стола два апельсина и молча выжал на пол. Обычно он кричит очень громко. А здесь - такое. Мы бы меньше удивились, если бы в стену полетел мобильник.

- Жорже апельсины не выжимал никогда?

- Он не крикнул-то в раздевалке ни разу...

- После возвращения Газзаева от вашей расслабленности ничего не осталось?

- Работать начал изо всех сил. Но последнее время играли не сильнейшие. Всегда можно было заранее сказать, кто выйдет на матч. Что бы ни происходило на тренировке, состав прогнозировался легко.

- Имеете в виду бразильцев?

- Про Жо и Вагнера говорить не стоит, у меня на их счет никаких сомнений. Равных им нет, может, и в Европе. Когда Карвальо в форме - тот же случай. Но остальные, на мой взгляд, сомнительные личности...

- Даже Дуду?

- Да. Если Дуду готов на сто процентов, он толковый игрок. Но чаще его ставят больного и хромого. Здоровый футболист тем временем сидит на лавке и смотрит, как бразилец страдает на поле.

- Это объясняется беззаветной верой Газзаева в бразильцев? Больной Дуду сделает то, что не сможет Иван Таранов?

- Наверное. Тем более что Вагнер с Жо могли играть и больными, и хромыми. Уникальные люди. По неделе пропускают, а потом выходят и творят чудеса.

- Ивица Олич незадолго до отъезда из России нам рассказывал: бразильцам в ЦСКА позволено почти все.

- Бразильцы на особом положении, это не скрывается. За них держатся, все большие победы связаны с ними, не придерешься. Будь я тренером, относился бы к Жо, Карвальо и Вагнеру, как Газзаев.

- Но эта троица - не лентяи?

- Нет. Просто они "игровики". Любят играть, а не тренироваться. Вот русскому надо пахать на каждом занятии, чтоб в игре было то же самое. Будет "вялика" гонять на тренировке - так же и сыграет.

- В команде бразильцев недолюбливают? За особое к ним отношение тренера, за то, что получают больше остальных?

- Что касается денег - в ЦСКА это вообще не обсуждалось. Закрытая тема.

- При этом наверняка все знали, кто сколько получает?

- Представляли. Я вам так скажу: в ЦСКА у всех приблизительно одинаковая зарплата. Заоблачные цифры, которые приписывают бразильцам, - выдумка. Гинер не допустил бы такого разрыва в суммах. Ну а то, что бразильцам больше прощалось, - кого-то задевало, кого-то злило. Меня же забавляло.

- Вы как-то поражались, сколько бразильцы едят.

- Наваливают в тарелки будь здоров! С горкой! Считают, что на поле все калории сгорают.

- По слухам, летом приехавшего после нескольких месяцев отсутствия Карвальо в ЦСКА узнали не все.

- У Вагнера и Жо - сплошные мышцы. Атлеты. А у Карвалью склонность к полноте. Он всегда после отпуска приезжает с лишним весом. Но сбрасывает довольно быстро. Полгода вне футбола - как килограммы не набрать? Газзаев дает дня три-четыре, чтобы человек привел себя в норму. Потом начинает штрафовать.

- Самый крупный штраф в ЦСКА на вашей памяти?

- Дуду за опоздание попал на очень приличную сумму. За такие вещи наказывают всех, хоть бразильца, хоть русского.

- Кто из бразильцев для вас - чемпион по человеческим качествам?

- Самый приятный парень - Вагнер. Еще Жо, правда, он очень скромный.

- После вызова в сборную Вагнер изменился?

- Каким был, таким и остался. Мне показалось, этот вызов его совсем не удивил.

- Какие предложения упустили за последнее время? Пару лет назад ходили разговоры про "Бордо"...

- Агент Семака подписал со мной бумаги, когда ЦСКА играл в Осере. Рассказал, что ко мне есть интерес во Франции. Но стран но получилось. Агент названивал какое-то время: "Иди к Гинеру спроси, отпустит ли. И сколько стоишь". Но я жестко ответил: никуда не пойду, договаривайся сам. Испорчу отношения с Гинером - и что дальше? А в интервью я ни разу не сказал, что хочу уйти. В отличие от Олича, который этого не скрывал.

- Романцев больше не говорил, как когда-то: "Я Гусева люблю, он мой"?

- Нет. Вот летом, когда многие знали, что у меня контракт заканчивается, - подходили люди. Те, что крутятся около футбола. Советовали: "Не вздумай подписывать новый договор с ЦСКА, возьми паузу..." И многие "соскочили", едва я продлил контакт с ЦСКА. Стал им неинтересен.

- В прошедшем сезоне после какого поражения в раздевалке ЦСКА стояла особенно тяжелая тишина?

- В Питере, когда поняли, что не станем чемпионами. Но и этот сезон ЦСКА элементарно довел бы до золота, если бы не отъезд бразильцев в сборную. С "Томью", "Амкаром" и "Кубанью" очки никогда не потеряли бы.

- Как отреагировали, узнав, что каждый игрок "Зенита" получил 75 тысяч евро за победу над ЦСКА?

- Слышал об этом. Спокойно восприняли. В ЦСКА никто не считает чужие деньги. Гинер приучил команду: у игроков все есть. Только играй - будешь зарабатывать. За шесть лет не помню ни одной задержки выплат.

- За какой матч получили самые большие премиальные?

- В первый год, когда перешел в ЦСКА, то ли "Спартак" обыграли, то ли в финале Кубка победили. Еще до игры знали, что получим большие деньги. Цифры не назову.

- Но не 75 тысяч?

- Что вы...

- Человек с самым сильным характером, которого видели в ЦСКА?

- (После паузы.) Олич. Впрочем, нет. Юра Жирков. Просто я вспомнил поначалу, как Олич набирал форму после разрыва "крестов", - чудом успел восстановиться и поехал на чемпионат мира. Это был подвиг.

- А почему Жирков?

- У него всегда одно состояние. Что после неудачных игр, что после фантастических. Никакой расслабленности, постоянно молчит, видно, как боль терпит. Вот это характер! Но кроме Юры в ЦСКА много игроков с сильным характером. Иногда мне казалось, что специально таких подбирали.

- Вас - в том числе?

- Был два года назад эпизод, о котором мало кто знает. Газзаев перестал меня ставить, и у нас состоялась беседа. Сидели Гинер, Газзаев, я. Уже тогда предложил: может, продадите?

- Почему не продали?

- Гинер сказал: "Успокойся. Подожди. Вот-вот будешь играть, и все у тебя наладится, поверь мне". Вскоре я вышел - и ка-а-к начал забивать, играх в четырех подряд!

- В этом году вы восстанавливались после травмы - и кто-то, видевший те занятия, сказал: "Не представлял, что человек может столько работать".

- Да, я занимался с Пайшао. Он мне дал такую нагрузку - еле домой приползал. Страшная работа, после разговаривать не мог!

- Что ж вы такого делали?

- Он ставил фишки через каждые двадцать метров по всему полю. И я носился по весеннему газону, похожему на кашу. Туда-сюда, туда-сюда. Около 18 повторений. Потом то же самое, но еще успевал на ходу принимать мяч и пасовать обратно. И так - полтора-два часа. Думал, умру. Если и были паузы, то минут на пять, не больше. Газзаев поверить не мог, когда меня увидел. Обычно, пропустив полтора-два месяца, игроки возвращаются "разобранными" - и тут я, готовый к любой нагрузке.

- Ваш рассказ опровергает мнение некоторых игроков ЦСКА, что Паулу Пайшао в тренерском штабе был фигурой лишней.

- Такие разговоры и впрямь ходили. Команда разделилась на два лагеря. Одних устраивали тренировки Пайшао, другие были недовольны. Началось еще с предсезонки. Все уже привыкли к требованиям Газзаева, а тут другая методика, новые упражнения. Не всем нравилось, что бразилец заставлял нас работать с резиной, например.

- Что за резина?

- Тугие резиновые пояса, которые крепятся на талиях двух игроков. Один стоит на месте, другой пытается от него убежать. Потом меняются. Так и "бегают" по очереди несколько серий подряд - лицом вперед, спиной, боком. Упражнение рассчитано на скоростно-силовую выносливость. Выматывает жуть как.

- Говорят, Газзаев в этом сезоне изменился, глаза потухли. Вам так не кажется?

- Нет. Он, как и прежде, очень эмоционально реагировал на все. Другое дело, когда летом из-за травм и отъезда бразильцев народу совсем не осталось и на поле выходили дублеры - что Газзаев мог сделать? Кричи, не кричи - выше головы пацаны все равно не прыгнут.

- Газзаев умеет прощать?

- Да. Без штрафов, конечно, не обходится, но не припомню случая, чтобы он после какого-то проступка заявил игроку: "Все, ты отчислен". Вообще его отношение к футболистам иллюстрируют слова Моуриньо: "Когда игроки работают хорошо - я их люблю. Когда плохо - ненавижу". Сказано будто про Газзаева.

- На вашей памяти игроку ЦСКА доставалось за какое-нибудь интервью?

- Ох, здорово влетело Ярошику перед выездным матчем с "Челси"! Разговаривал с корреспондентом и оценил шансы на победу как 60 на 40 в пользу англичан. Газзаев наутро отчитал его перед всей командой. В очень жесткой форме. Иржик был в полной растерянности: "Что я такого сказал?" Но на следующий день в другой газете вышло интервью с Ярошиком, где он шансы уравновесил - 50 на 50. Всей командой смеялись.

- Книжки Валерия Георгиевича читали?

- Читал. Одну историю даже запомнил. Во Владикавказе на встрече с друзьями детства Газзаев обронил во время тоста: "Когда-то мы вместе начинали заниматься футболом. Жаль, что никто из вас не стал большим игроком". На что кто-то ответил: "Да как же с тобой можно было заиграть, если ты пас никому не давал?"

- Газзаев способен говорить с футболистом не о работе?

- Он и помогает ребятам в житейских вопросах. Меня раз крепко выручил. Шембераса по дороге на тренировку, прямо возле Ватутинок тормознули на посту ГАИ. "Пробили" по базе его джип и обнаружили, что автомобиль попадает под постановление суда на арест имущества.

- Вы-то здесь причем?

- Джип на меня был оформлен. А я давным-давно задолжал оператору сотовой связи. Сумма копеечная, я и забыл о ней, перестав пользоваться сим-картой. В итоге на меня подали в суд, который наложил арест на имущество. Шемба звонит: "Слушай, ты чего там натворил? Меня уже час в ГАИ держат, машину хотят отобрать". Тут я вспомнил про долг. Рассказал Газзаеву. Он кому-то позвонил, и Шембераса через пять минут отпустили. А я после тренировки помчался в сотовую компанию утрясать проблему.

- Моратти, владелец "Интера", как-то сказал: "Для меня Луческу остается самым человечным тренером из всех, кого знал". Кто для вас самый человечный тренер?

- Федотов. Мы с ним в "Динамо" пересеклись, где он помогал Бескову. Работать с Владимиром Григорьевичем было одно удовольствие. Общительный, интеллигентный. Никогда не кричал на игроков, слова матерного от него не слышал.

- Бесков каким запомнился?

- В 15 лет, когда я вернулся из юношеской сборной, Бесков встретил меня словами: "Мне рассказали, ты много голов там назабивал? Завтра жду в Новогорске, будешь теперь с основой работать". С той поры я только там тренировался. Бесков меня и н а сбор перед финалом Кубка с "Ротором" взял, но в заявку не включил. А вскоре был матч с "Тюменью", кажется. В день игры меня с базы отправили на тренировку дубля. Потом узнал, что Бесков перед отъездом на стадион хватился: "А где Гусев?" - "С дублем тренируется". - "Да? А я хотел его сегодня минут на пять выпустить". Так я упустил шанс переписать клубный рекорд и стать самым юным игроком в истории "Динамо".

Бесков мог тренировку остановить, только чтоб объяснить мне ошибку! Играем в "квадрат", вдруг голос Константина Ивановича: "Стоп. Все стоят на своих местах". Подходит ко мне, берет за руку и начинает показывать, как в этой позиции надо было сыграть.

- Цепенели в такие минуты?

- Да я сначала на каждую тренировку с основным составом выходил в шоковом состоянии. Мне 15 лет, а рядом люди из телевизора! Калитвинцев, Кобелев, Черышев, Тетрадзе... У Омари как раз тогда конфликт с Бесковым приключился, о котором все газеты писали.

- Из-за чего?

- Из-за яичницы. У Бескова она под запретом была, а Тетрадзе в столовой заказал себе на завтрак. У нас в ЦСКА, кстати, тоже яичницу не подают. Вредно.

- Вы ведь еще семь лет назад могли оказаться на Украине, только не в "Днепре", а в киевском "Динамо". Что помешало?

- С киевлянами дело было на мази. Но за два дня до отъезда меня вызвал Толстых и уговорил продлить контракт с московским "Динамо". Наутро, когда новость разнеслась, раздался звонок из Киева: "Ну и зачем ты это сделал? Мы же обо всем договорились". - "Так получилось", - отвечаю. "Ладно, все равно приезжай".

- Приехали?

- Как ни странно, да. Показали шикарную базу в Конча-Заспе, там познакомился с Шевченко и Ребровым. Суркис говорит: "Все, что от тебя требуется, - поставить Толстых перед фактом, что хочешь играть в киевском "Динамо". Остальное берем на себя, трансфер оплатим". На следующий день должен был встречаться с Лобановским. Но я не дождался и улетел в Москву.

- Почему?

- Прекрасно понимал, что Толстых не отпустит ни за какие деньги. Он о переходе слышать ничего не хотел.

- Не угрожал?

- Угроз не было. Но доступно объяснил, что рановато мне в Киев перебираться: "Не созрел ты пока как игрок для такой команды. Вряд ли выдержишь конкуренцию, а у нас регулярно будешь в составе". Честно говоря, я и сам не был уверен, что заиграю в Киеве. Побоялся что-то менять, вот и остался в Москве.

- Кабинет Толстых большое впечатление произвел?

- Еще бы! Линялое динамовское знамя в углу. На столе настоящие баррикады из бумаг. Но он, как фокусник, из этих завалов макулатуры в секунду извлекал нужную бумажку.

- База в Конча-Заспе вам показалась шикарной на фоне старенькой динамовской в Новогорске?

- В Новогорске в конце 90-х на базе крысы бегали! Я не вру! На них уже внимания не обращали. Однажды Ансар Аюпов зашел в комнату и увидел на своей кровати эту усатую тварь. Мы-то привыкли ко всему - но Аюпов лет семь прожил в Голландии. От такой картины едва умом не тронулся.

- Чувствовали, что Романцев не простил вам переход в ЦСКА? Поэтому и отцепил от чемпионата мира-2002?

- Играй я в "Спартаке" - не сомневаюсь, поехал бы на чемпионат мира. Я тогда набрал хорошую форму, ЦСКА шел на первом месте, "Спартак" 3:0 "хлопнули". Когда был игроком "Динамо", с Романцевым в сборной почти перед каждым матчем общались один на один. В основном на тему перехода в "Спартак". Червиченко тоже приезжал на базу, подключался к переговорам.

- Люди из "Спартака" позже заявили, что вы побожились Романцеву подписать контракт с его командой и даже взяли часть подъемных.

- Глупости. Денег я не брал и бумаг никаких не подписывал. У меня было несколько предложений, ни одно не спешил отвергать. Размышлял до последнего. Интуиция подсказала, что со "Спартаком" связываться не стоит. Было видно, что клуб уже "плывет". К 2001 году от прежнего спартаковского могущества не осталось и следа. А ЦСКА, наоборот, собирал мощный состав. Когда Гинер показал список игроков, которых собирается купить, стало ясно, что у армейцев очень серьезные планы. И все эти футболисты оказались в клубе.

- О чем сегодня мечтаете?

- Только об одном - чтобы близкие были живы, здоровы. А если говорить о футболе... Это не мечта, а цель - стать чемпионом Украины. Истосковался по игре. Столько на лавочке сидеть невыносимо. Чувствовал себя, как в золотой клетке. Зарплата замечательная, но мне хотелось лишь играть.

- В Днепропетровск семья поедет с вами?

- Жена и сын. А дочка занимается с педагогом классическим вокалом и пока останется под присмотром бабушки.

- С Протасовым пообщались?

- Конечно. Главное, понял, что у меня в "Днепре" обязательно будет шанс. Протасов, к слову, ничуть не изменился с тех пор, как сам выходил на поле. Разве что поседел немного. Шершун сказал, что у Протасова сейчас такой же вес, как в игровые годы!

- Вы наверняка раньше представляли, каким будет ваш последний день на базе ЦСКА. Таким он и вышел?

- Не совсем. За вещами в Ватутинки я не поехал. Отправил водителя жены, он забрал. Команда в тот день готовилась к матчу. Подумал: зачем глаза ребятам мозолить? И собственную душу бередить?

- Кто сейчас живет в вашей комнате?

- Понятия не имею. Но пустовать ей недолго. Не оставят же комнату нетронутой, как памятник футболисту Гусеву. Пройдет время, и ЦСКА забудет такого игрока.

- Да и фотография ваша исчезла с клубного сайта стремительно.

- Это нормально. Не я первый, не я последний. Если уж уходили такие люди, как Семак, - о чем говорить? Это в "Милане" дорожат своими игроками. В ЦСКА, к сожалению, не так.

- Евсеев недавно сказал: "Вот закончу играть - открою спортивный бар. Буду сидеть у стойки и пиво разливать". Но вас-то ждет другая судьба?

- Хочется верить. Пиво разливать не тянет. Даже в собственном баре...
комментарии

опрос

Главное событие 2017 года?

Лента новостей

Турнирные таблицы