Хиддинк: хочу посмотреть игру за Суперкубок России

Главный тренер сборной России Гус Хиддинк рассказывает о своих планах и планах команды.

Хиддинк: хочу посмотреть игру за Суперкубок России

— Расскажите, когда в следующий раз вы приедете в Москву?

— Хочу посмотреть игру за Суперкубок России. Она состоится девятого марта. Значит, вероятнее всего, прилечу восьмого. Планирую понаблюдать за встречами стартового тура премьер-лиги. Кто-то посмотрит матчи в Москве, а кто-то отправится в Санкт-Петербург на игру «Зенита» и «Спартака». Не исключено, что съезжу туда сам.

— День вашего прилета – восьмое марта – в России праздничный. Знаете об этом?

— Да! Это – женский день. У вас не получилось меня подловить, — Гус смеется. – В Голландии такого праздника нет. А что в этот день происходит?

— Женщины, как правило, получают от мужчин много комплиментов и подарков. Особенно цветов.

— А что, в другие дни ни комплиментов, ни подарков, ни цветов? – Гус наигранно удивляется – чувствуется, тренер в отличном настроении и не прочь пошутить.

— Есть, но Восьмого марта этого просто навалом. Иногда женщины говорят, что им хотелось бы распределить все это более равномерно. На весь год.

— Мы всегда должны так вести себя по отношению к женщинам. Они, кстати, тоже.

— Вернемся к дальнейшим планам сборной. Со второго по шестое февраля начнется сбор в Турции. Расскажите о нем.

— В первый день запланирована одна тренировка, в остальные – по две. Завершится сбор шестого февраля. Помимо занятий, поговорим с ребятами о том, как будем играть в ближайшее время. Об общей стратегии, тактике. Также расскажу о подготовке к чемпионату Европы. Кроме того, проведем физические тесты, которые делали в прошлом году. Планируем повторить их и в марте, и в мае.

— Почему решили не проводить товарищеской игры?

— По разным причинам. Надеюсь, клубные тренеры нас поймут. Основная мысль – все команды пока лишь готовятся к сезону. Занимаются всего по две-три недели. А на матч с Россией все соперники настраиваются всерьез. Победить нас – престижно. Другая причина: мы все помним неудачный опыт прошлого сезона, когда уступили голландцам 1:4. На равных мы смогли бороться только 65 минут, после чего огонек в нашей свечке потух. Больше я этого не хочу.

— Спартаковцы Быстров и Павлюченко, насколько мне известно, 31 января собираются улететь в Москву. И в Турцию отправятся оттуда.

— Знаю. И хочу убедить их поступить иначе. Зачем нужны лишние перелеты, если из Тель-Авива до Антальи довольно близко? Лучше денек отдохнуть здесь.

— Гус, а когда же общаться с женами и детьми? Ведь после Турции они отправятся не в Москву, а на сбор в Португалию, откуда предстоит переезд во Францию на матч с «Марселем».

— Да. Но футболисты – профи, получающие высокую зарплату. Чтобы хорошо подготовиться, на сборах необходимо вкалывать. Это – профессионализм. По всему миру спортсмены длительное время не бывают дома. Ничего не поделаешь.

— Вы выразили надежду, что клубные тренеры поймут решение не проводить товарищеской игры. Но Станислав Черчесов уже выступил с критикой. По его словам, матч помог бы его спартаковским «сборникам» лучше подготовиться к встрече с «Марселем».

— Я не знаю, почему он так говорит. Помню, когда я возглавлял ПСВ, только радовался, если сборная не проводила игры.

— Но через матчи быстрее набирается форма.

— Да. Но в каждом матче повышается риск травм. Кроме того, в таких играх, как правило, много замен и футболисты проводят на поле не более тайма. Хороший тренировочный процесс как минимум не хуже.

— Следующий сбор – последний перед началом подготовки к Евро-2008 – намечен на март. 26-го в Бухаресте мы встретимся с Румынией. Когда начнется сбор перед этой игрой?

— В понедельник, 24 марта. Ведь перед этим, в выходные, состоятся матчи второго тура чемпионата.

— Подготовка к Евро стартует 18 мая?

— Да. На следующий день после финала Кубка страны.

— Не предоставите участникам этой игры даже дня отдыха?

— Почему же? У них будет часика два, — голландец снова улыбается. – А теперь серьезно: все уже знают, что я готов идти навстречу футболистам. Посмотрим, кто будет играть в финале, после чего и примем решение.

— Собираетесь ли посетить финал Лиги чемпионов, который намечен на 21 мая?

— Да. Всей командой. А через два дня в «Лужниках» или на «Локомотиве» сыграем со сборной Казахстана. Этим матчем завершим первый блок подготовки к Евро. Второй начнется 25 мая, когда мы отправимся в Германию, в местечко Тегернзее. Это примерно в 60—70 километрах к югу от Мюнхена, недалеко от границы с Австрией.

— Почему именно туда? Уже бывали там?

— Пока нет. Но я или кто-то из помощников в ближайшие недели съездим туда. Знаю, что в Тегернзее иногда тренируются такие команды, как «Бавария», «Шальке» и некоторые другие. Я поговорил с людьми, которые дали исключительно положительные характеристики этому месту.

— Слышал, что вы планируете провести там две игры. Это так?

— Верно. Одну в период с 29 по 31 мая, вторую – третьего июня. Причем во втором матче нам должна противостоять маленькая команда. Необязательно, кстати, сборная. Возможно, даже какой-либо местный клуб.

Третьего или четвертого июня мы переберемся в Леоганг – там начнется третий блок подготовки.

— Вы хотели начать сбор на неделю раньше, с 10 мая, но клубы этому воспротивились. Насколько важно было получить команду в свое распоряжение именно 10-го числа?

— Важно. В Корее, например, у нас было восемь недель перед чемпионатом мира. Но я понимаю, что в России это невозможно. У нас три недели. О`кей. Поэтому, кстати, и важен сбор в Турции. Нужно рассказать игрокам о принципах подготовки. Объяснить, что это большая честь — представлять свою страну на столь крупном турнире. Недавно я отдыхал в Африке, и даже там знают о нашей команде. В курсе, например, как мы соперничали с англичанами. Нужно немного больше уважать себя. Мне кажется, иногда мы недооцениваем нашу сборную.

— В связи с потерей этой недели на подготовку насколько сильно вы поменяли планы?

— Несильно. Другое дело, что эти дополнительные дни позволили бы лучше подготовиться.

— Сколько времени на подготовку вам давали в сборных Голландии и Австралии?

— Примерно четыре-пять недель. В таком случае первые две недели можно серьезно работать над физикой и психологией. Но я не хочу, чтобы кто-то думал — Хиддинк жалуется. Это не так. Что есть, то есть. Будем готовиться.

— Некоторое время назад вы объявили фамилии 24 человек, которые поедут в Турцию. Изменений с тех пор не произошло?

— По моей информации, травма у Ивана Саенко. Пока точной информации нет. Если так, поменяем его на другого футболиста. Думаю, это будет кто-то из молодежной команды. С ней у нас должен быть налажен очень хороший контакт.

— Слышали, что клубы не горят желанием отпускать в сборную Измайлова и Кержакова?

— Да, мы с ними контактируем. Футболисты обязательно приедут. Сейчас определяем, когда именно, поскольку 3 февраля оба сыграют в национальных чемпионатах.

— Знаете, кто такой Андреас Вольф?

— Конечно. В прошлом году я посещал матч «Нюрнберга», за который он играет, против «Алемании».

— Парень родился в СССР и теоретически мог бы выступать за сборную России. В одном из интервью, по крайней мере, он об этом сказал.

— Мы следим за всеми футболистами, которые могут получить российский паспорт. В том числе и за Вольфом.

— Но до тех пор, пока Хиддинк не скажет «он мне нужен», никто не будет ничего делать. Все зависит только от вас, Гус.

— Для начала нужно убедиться, что этот игрок действительно нам необходим.

— Вы пригласили Таранова из-за того, что он перешел из ЦСКА в «Крылья Советов» и теперь у него больше шансов регулярно выходить на поле?

— Нет. Мы давно знаем Ивана – приглашали парня, когда он выступал за молодежную команду. Хочу, чтобы в команде появлялись перспективные ребята. Кроме того, мне необходим баланс во всех линиях.

– Входят ли в расширенный список кандидатов Савин и Ребко?

— Да.

— Кстати, почему Ребко не остался в «Твенте», в котором он был на просмотре?

– Тренерам голландского клуба Алексей очень понравился. Но для того, чтобы перейти в другую команду, ему необходимо уладить вопросы со «Спартаком».

— Имеете в виду высокую трансферную стоимость — в пять миллионов долларов?

— Да. Алексей – молодой и талантливый футболист. Но он уже давно не играет, поэтому сумма мне кажется завышенной.

— Какова же реальная? Миллион долларов?

— Не уверен. Он ведь не играет! Я думаю, что самое разумное – отдать его в аренду. Если Ребко получит игровую практику, то выиграет и он сам, и «Спартак». В этом случае трансферная стоимость Алексея возрастет. А вообще-то думаю, на этот вопрос нужно смотреть с точки зрения развития футболиста. Но никак не с финансовой. Мы не должны потерять еще одного перспективного парня.

— Считаете ли вы Измайлова лучшей заменой Аршавину?

— Пока не знаю. Когда он находился в «Локомотиве», то играл мало. В «Спортинге» ситуация изменилась. В ближайшее время собираюсь слетать посмотреть на него в серьезном матче. А пока хочу понять, насколько он прогрессировал с момента нашей последней совместной работы.

— На каких позициях вы его видите?

— На флангах полузащиты и в центре, где, кстати, он играет в «Спортинге». Марат – универсальный футболист.

— Вы уже определились с капитаном и его помощниками?

— Пока нет. Сделаю это, видимо, в конце апреля – начале мая. Но им точно больше не будет Андрей Аршавин. Даже если в итоге я возьму его на чемпионат Европы. Андрей – умный парень. Думаю, он это понимает.

— После игры с Андоррой вы с ним беседовали?

— Пока нет. Но обязательно сделаю это в Турции.

— В прошлом году никто из тренеров сборной России не посетил Кубка Первого канала. На этот раз прилетели вы и Александр Бородюк. Что заставило изменить отношение к турниру?

— Оно не изменилось. Этот турнир – товарищеский. Команды только недавно начали подготовку. Так что просмотр матчей – не главная идея приезда сюда. Тем более что всех ребят из «Спартака» и ЦСКА мы отлично знаем. Просто в какие-то моменты главный тренер должен представлять сборную страны. Здесь, в Израиле, собралось много интересных людей, с которыми полезно пообщаться. В прошлом году я многих не знал и посчитал ненужным сюда лететь.

— Вы как-то сказали мне, что не посещали святых мест в Израиле. Планируете это сделать?

— Хотелось бы. Надеюсь, найду время. Но в принципе я здесь не для этого.

— В Москве наконец-то открыли «Дом футбола», в котором будет располагаться и ваш кабинет. Я вас поздравляю.

— Спасибо. Пока я видел здание лишь снаружи. Оно мне очень понравилось. Добавит престижа нашему футболу.

— Что вам важно в новом офисе?

— Место, чтобы я мог встречаться с тренерами. Чтобы была возможность приглашать их или глав детских академий из-за рубежа или из России.

— Вы говорили: если сборная пробьется на чемпионат Европы, то скорее всего возьмете в штаб тренера вратарей. Планы не поменялись?

— Скорее всего, звать никого не будем. Мне нравится, как вратари работают друг с другом. Но окончательного решения все-таки пока не приняли.

— Знаете, до какого числа обязаны официально объявить состав на чемпионат Европы?

— Если не ошибаюсь, до 28 мая.

— По какой схеме будете набирать футболистов?

— Для меня очень важно, чтобы состав был сбалансирован. Я не возьму, условно говоря, пять центральных нападающих. К тому же вот, к примеру, вопрос: к какой линии отнести того же Анюкова? Можно в защиту, а можно в полузащиту. Торбинский может сыграть как в средней линии, так и в нападении.

На мой взгляд, не стоит придавать слишком большого внимания математике. В зависимости от выбора игроков схема может получиться и 7-7-6 (семь защитников, семь полузащитников и шесть форвардов), и 6-7-7. Все будет вертеться вокруг шести-семи человек в каждую линию плюс три вратаря.
комментарии

опрос

Главное событие 2017 года?

Лента новостей

Турнирные таблицы