Иранек: об уходе не задумывался

Защитник "Спартака" Мартин Иранек прокомментировал слова владельца клуба Леонида Федуна, который намекнул на вину чеха в 5-6 пропущенных голах.

Иранек: об уходе не задумывался

— Я с пониманием отношусь к позиции владельца клуба. Федун прав: перед Лигой чемпионов «Спартаку» действительно нужны новые игроки, в том числе защитники. Мало ли что случится? Очередные травмы, дисквалификации. Солидному клубу необходима высокая конкуренция в составе, так что пусть покупают кого хотят. Я не боюсь.

— Федун подсчитал, что в этом сезоне вы привезли пять или шесть мячей.

— Хм, а я такого подсчета не веду. Попробую что-нибудь вспомнить. – Иранек замолкает, сосредотачивается. – Точно, в Грозном я гол привез! А еще с «Локомотивом» ошибка была…

— Спасибо за прямоту. Обычно игроки отговариваются чем-то вроде: «Виновата вся команда».

— Разделить персональную ошибку с остальными игроками — самый простой выход. Это не по мне. Несмотря на очевидные ошибки, в команде мне никто не предъявлял особых претензий.

— Поделитесь своими ощущениями в момент, когда Черчесов попросил Титова, Калиниченко и Моцарта покинуть занятие и ступать в дубль.

— Мне было неприятно это наблюдать. Это выглядело не очень… Но, заметьте, я решение тренера не обсуждаю, делюсь ощущениями.

— Не боитесь последовать по пути отвергнутых?

— Врагу такого не пожелаю! Если даже присутствовать при таких событиях тяжело, то пострадать самому еще хуже.

— Так ведь и пострадали! Вас ведь тоже выгнали в тот день. Тренер по физподготовке Берецки нажаловался Черчесову, а тот указал в привычном направлении, на выход.

— Что случилось, то случилось. Не хочу вспоминать подробности, но, поверьте, ссоры с тренерами не было. Проблема была быстро решена. Уже на следующую тренировку я вышел вместе со всеми.

— Может, пока не поздно, начнете искать новую команду? Не то завтра опять выгонят и придется с дублерами бегать…

— У меня контракт со «Спартаком», об уходе не задумывался. Мысли о дубле гоню прочь. Если в клуб поступит интересное предложение, будем думать.

— Ваш друг-соотечественник Ковач разрывается между «Спартаком» и «Сампдорией». Не отражается ли на его игре неопределенность в судьбе?

— Мысли о переходе Радеку не мешают. Все-таки ему не 20 лет и он достаточно опытен. Это на досуге Радек задается вопросом: как быть, как быть?..

Владимир Быстров видит основную проблему спартаковского коллектива в том, что все молчат. Почему молчит Мартин Иранек?

— Я – за общение! Это же так разумно: сесть вместе за стол, обсудить проблему на холодную голову, принять взвешенное решение. Но у нас далеко не всегда так получается. И не я в том виноват. За четыре года, что нахожусь в «Спартаке», слышал много грустных историй о прошлых тренерах и игроках. И сам был свидетелем изгнаний. Наверное, в «Спартаке» так исторически сложилось: заметные игроки уходят по-плохому. Но ведь всегда можно найти лучший выход. Не надо ругать день сегодняшний. Команда «Спартак» молчала и до нас.

— У вас случались трудные времена в команде? Кто приходил на помощь?

— Меня преследовали травмы, я долго восстанавливался. Во всех случаях меня поддерживали руководители клуба: возвращайся скорее, мы на тебя рассчитываем, искать замену не станем. И я искренне благодарен за такое отношение.

— Сохранился ли в команде капитанский совет, который был организован еще при Старкове?

— Какой совет?! Единственное, о чем знаю: капитаном команды назначен Рома Павлюченко. Кто заместители? Я раньше был одним из вице-капитанов, являюсь ли им сейчас, не знаю.

— Какова обстановка в Тарасовке, напряженная?

— Если б были напряги, то наверняка ввели бы запрет на общение с прессой. Я же даю вам интервью, значит, все нормально.

— Как ведут себя в Тарасовке вчерашние дублеры – Советкин, Лугачев, Бажев, Рыжков, Малоян? Освоились в новой обстановке?

— Этих ребят мы знаем не первый год. Основа и дубль летают на выезды одним чартером, и в гостинице вместе селимся. Эти пятеро очень работящие и стараются проявить себя изо всех сил. В общем, достойная смена подросла.

— Признайтесь, Титов воспринимался вами как капитан или как человек с повязкой? Некоторые бывшие игроки «Спартака» не в восторге от его человеческих качеств: казался порядочным, а «на самом деле тот еще человек»…

— Егор очень много значит для «Спартака», для его болельщиков. Я не знаю другого футболиста в России, который бы отдал одному клубу 25 лет. У Егора лучшая статистика по играм и забитым мячам за «Спартак». Поэтому для меня Титов – настоящий капитан.

— Настоящий капитан заслуживает прощального матча, красивого ухода?

— У нас в Чехии прощальных матчей не бывает. Не принято. Но это очень красивая традиция. Диму Аленичева провожал целый стадион. Каждому бы так уйти…

— Задумывались ли над тем, что с отстранением Титова и Калиниченко стали одним из главных ветеранов в команде?

— Верите ли, размышлял об этом каких-то полчаса назад! Огляделся в конце тренировки и подумал: кто из ребят был еще в том «Спартаке»? Павлюченко, Баженов и Павленко. Всего-то трое.

— Ваш давний друг Моцарт, как он, держится?

— Для Моци эта ситуация – ссылка в дубль — странная. Он прилежно тренируется и ждет, что будет дальше. Моцарт – нетипичный бразилец, потому что легко адаптируемый. Он всегда говорил, что в Москве ему живется хорошо и в «Спартаке» очень даже нравится. Если у Моци не сложится в «Спартаке», мне кажется, агент постарается найти ему вариант в России.

— Быстров в недавнем интервью поведал о том, что гендиректор Шавло мало что решает в клубе. Шавло пригрозил Быстрову штрафом. А вас когда-нибудь штрафовали за интервью?

— Ни разу. Я не особо разговорчивый и стараюсь людей не обижать. Не считаю правильным обсуждать с журналистами наши внутренние проблемы.

— Но их накопилось с лихвой, они изо всех щелей лезут!

— Ну и что? В любом случае надо стремиться к тому, чтобы решать вопросы внутри команды. В Европе только так.

— Откуда в «Спартаке» такой травматизм? В чем видите проблему?

— Травм у нас действительно слишком много. Я за всю карьеру не видел столько травм, сколько в «Спартаке». Не думаю, что виноваты тренеры или врачи. В «Реджине», где я играл, была схожая система подготовки. Видимо, все дело в условиях. Наши травмы провоцируют искусственные поля. И московская погода виновата — при низких температурах мышцы страдают чаще обычного.

— С чего начались кошмары в «Спартаке»?

— Со второго тайма в матче с «Тереком». Впервые за четыре года в «Спартаке» я не смог объяснить, что с нами происходит. Если представить, что команда – это механизм, то у нас самопроизвольно отключилось питание и все системы управления. Про матч с ЦСКА лучше не вспоминать, это вообще позор. А ведь в команде все были оптимистами. Мы хорошо поработали на летних сборах, казалось, вот-вот начнем всех крушить.

— В матче с ЦСКА вы получили наивысшую оценку среди спартаковцев – за то, что выключили из игры Жиркова.

— Если отставить скромность, то я действительно с ним справился. Задача тренера была четкой: чтобы Жиркова видно не было. В тот день я ощущал себя хорошо, а у Жиркова, как мне кажется, самочувствие было н еважное. Но оказалось, что наша дуэль с Жирковым не имеет никакого значения. ЦСКА сломил нас командой.

— После матча с ЦСКА у раздевалок собрались агрессивные фанаты, которые принялись метать в игроков бутылками. Страшно было?

— Странно, не помню такого. Я вышел, как обычно, раздавал автографы и фотографировался. Наверное, фаны меня пощадили за то, что я закрыл Жиркова.

— Что, если и «Луч» отнимет у вас очки?

— Не бывать этому! Кровь из носу нужны три очка! Матч с «Локомотивом» убедил нас, что есть игра и характер. Мы отыграли два мяча, и настроение само собой поднялось.

— Вам не жалко соотечественников, которые связали свою судьбу с «Лучом»?

— Вратаря Чеха никто не заставлял подписывать контракт. Теперь летает туда-сюда и научился с легкостью преодолевать часовые пояса. Он, кстати, звал меня в гости во Владивосток. Я ему говорю: спасибо, лучше ты ко мне в Москву.

— Болельщики «Спартака» устраивают акции одна суровее другой. Улавливаете смысл происходящего на трибунах?

— Баннеры не читаю, не привык отвлекаться. Но во время игры с «Локомотивом» я краем глаза заметил, что многие болельщики ушли. Как я понял, таким образом люди выразили свое отношение к результату матча с ЦСКА. Что ж, они правы в своем гневе, я их понимаю. Но как же обидно, когда болельщики команды-соперника оказываются в большинстве!

Если честно, мне больше нравится итальянский стиль протеста. Как-то тиффози «Реджины» обиделись на наше руководство и просто не пришли на очередной домашний матч. Представляете, мы выходим на поле, а нас встречают абсолютно пустые трибуны. Тишина — будто проводим предматчевую разминку. Начинается игра, но болельщиков как не было, так и нет. И вдруг минуте на двадцатой стадион, как по волшебству, наполняется. Поддержка в тот вечер была потрясающая! В итоге мы одержали победу.

— Примерно за две недели до начала чемпионата Европы фамилия Иранек значилась в списке кандидатов сборной Чехии. Почему в последний момент вас отцепили от поездки?

— В самом деле, я был в предварительном листе, но шансы были мизерные. Я редко играл в последние год-два и с решением Брюкнера смирился заранее. Мне позвонили за несколько часов до официального оглашения 23 фамилий: «Мартин, ты не едешь, сочувствуем». Но слова утешения были не нужны.

— Смена тренера повышает ваши шансы вернуться в сборную?

— Рада — последователь Брюкнера. Продолжительное время тренировал чешские клубы и наш футбол знает отменно. Я думаю, он сохранит выбранную когда-то линию. Чувствую в себе силы вернуться в сборную и надеюсь, Рада будет судить обо мне объективно.

— Если резюмировать — почему чехи не вышли из группы?

— Не все игроки набрали форму. Но главная беда – потеря Росицки. Слишком многое в нашей игре зависит от него.

— Какие лекарства вы пили после матча Турция – Чехия?

— Я сидел у телевизора и не мог сдвинуться с места. Мне действительно было плохо, но обошелся без лекарств. Не знаю, как бы перенес потрясение, окажись на поле. Вести два мяча и за 15 минут упустить верную победу – это за гранью. Чех – на мой взгляд, лучший вратарь мира – сделал ошибку, которую не допустил бы и с миллиона попыток.

— Держали связь со сборной?

— Звонил Ковачу, мы делились новостями, а потом Радек кому-нибудь трубку передавал. Я в сборной всех знаю.

— Говорят, Коллер приехал доигрывать в Россию в разобранном состоянии. И колени у него якобы болят, и холодов боится…

— Глупости. Да, Коллер немолод, но в сборной всегда был одним из лучших по медицинским тестам. Я задумываюсь порой, откуда берется столько глупостей о футболистах? Наверное, это «доброжелатели» стараются.

— Закрепится ли Коллер в составе «Крыльев», забьет ли хоть гол?

— Готов сделать ставку. При условии, что Коллер сыграет все матчи во втором круге, он забьет с игры как минимум девять голов.

— Почему Сверкош отказался подписывать контракт с «Сатурном»?

— Удивительная для меня история. Вроде бы Сверкош сам хотел играть в России, «Баник» был готов его отпустить, но ничего не вышло. По моей информации, в ближайшее время новых чешских игроков в российском чемпионате не будет.
комментарии

опрос

Главное событие 2017 года?

Лента новостей

Турнирные таблицы