Из жизни агентов

Что же все-таки дал Российскому футболу введенный лимит на легионеров и кому он выгоден? Вот что по этому поводу говорит руководителем футбольного агентства «СА» Алексей Сафонов.



– Не скажу, что введение лимита выгодно только нам. Оно, однозначно, принесет пользу всему российскому футболу. Сегодня часто говорят, что надо больше доверять молодежи. Но ведь многим нужен сиюминутный результат, работать на перспективу они не имеют возможности, поскольку может сложиться так, что и не будет самой перспективы. Ситуация, конечно, меняется в лучшую сторону. Взять, к примеру, «Рубин». У Бердыева раньше играли иностранцы и опытные возрастные российские игроки. Сейчас постепенно стали появляться молодые. Рязанцев твердо попадает в «основу», постоянно играет Гильмуллин, который в последнем матче с «Локомотивом» отметился красивым голом. Есть еще нападающий Баляйкин 1988 года рождения… – О котором главный тренер «Рубина» сказал, что «мальчик заранее знает, что не будет играть, но переодевается, как того требует регламент»…

– Возможно, Курбан Бекиевич своими словами хотел его подстегнуть. Я разговаривал на эту тему с Женей, он был настроен работать еще больше и еще лучше. Парень два сезона провел в «Сибири», в «Рубине» во время предсезонных сборов принимал участие почти во всех контрольных матчах.

– «Направление на молодежь» – дань времени или принцип вашей работы?

– Принцип, которому стараюсь следовать уже больше десяти лет. Начинал работать в школах Чертанова и Капотни, потому что жил неподалеку. Это не особо благополучные районы, и футбол многим здешним мальчишкам помог в жизни. Пусть не все стали большими игроками, но все же отсюда вышли спартаковец Сабитов, Архипов из «Химок», Карев из «Черноморца», Куканос из «Алании». Спустя несколько лет наше агентство заключило спонсорское соглашение с двумя этими школами. Помогаем экипировать ребят, наиболее одаренным выплачиваем стипендии.

– Большие?

– По тысяче рублей в месяц. Но для 11–13-летних пацанов это деньги. Еще ведем совместный проект с «Сибирью», сейчас собрали группу ребят 1992 года рождения.

– Почему именно с «Сибирью»?

– Знаете, в московские школы часто привозят детей со всех концов страны с подделанными метриками. По документам 12 лет, а на вид все 15. Были и анекдотичные ситуации. Папа привел сына, но тот для своего возраста был слишком слаб, пришлось отказать. Проходит месяц – снова тот же папа: вот, говорит, мы свидетельство о рождении переделали. Мало того что мальчишка стал на три года младше, так ему еще и имя изменили – «на всякий случай»! Есть еще одна причина, почему мы сделали выбор в пользу Сибири. В последние годы складывается такая тенденция, что именно здесь загораются яркие звездочки. Кудряшов и Баляйкин – из Братска, Макаренко – из Новосибирска, Гранат – из Улан-Удэ, Савин – из Тобольска. Ребята из Москвы и Питера технически лучше оснащены, а те, кто с Севера и из Сибири, – и посильнее физически, и по характеру устойчивее. Они не избалованы и не испорчены искусами столичной жизни. Когда в прошлом году Баляйкина вызвали в юношескую сборную и он приехал в Москву, мы с ним подписали агентский договор, и я дал ему немного денег на карманные расходы. Спрашивает: «А это что за бумажки?» Представляете, 17-летний парень впервые в жизни увидел доллары!

– Вы упомянули Савина, о котором столько разговоров в последнее время…

– Ко мне он попал, когда из Томска перешел в «Анжи». Женя – амбициозный молодой человек. И очень хотел играть. Я понял, что до молодежной сборной он точно дорастет. И за год мы эту задачу решили. А сейчас Савина пригласили уже в национальную команду. Значит, мы не зря тратили время и не ошиблись в нем. Начинал Савин в Рязани, потом был в дубле «Локомотива», но не подошел команде.

– Как же его «железнодорожники» не разглядели?

– Не знаю, месяца два-три просматривали, и впечатления на тренеров он не произвел. Отыграл круг в «Анжи», а во втором перешел в «Химки». Потом мы вместе рассматривали варианты трудоустройства и выбрали «Амкар». Во-первых, в Перми его очень хотел видеть Оборин. Во-вторых, чтобы у Жени было больше игрового времени.

– То есть в «Амкаре» он не останется?

– Пока не стану отвечать, однако не скрою, что четыре клуба проявляют к Савину интерес.

– Часто случается, что талант оказывается неоцененным?

– Для молодого игрока очень важно, чтобы ему доверяли. Горбанец в «Сибири» «ожил», а в «Сатурне» места в «основе» не получал. Там же засиделся на лавке Житников: только начинает играть – появляются то чех, то словак, и снова он не у дел. Давно ему говорил: смени клуб. Сейчас он в «Химках». Здесь же и Архипов. В прошлом году 12 мячей забил, стал любимцем болельщиков. Но самый, наверное, показательный пример – Сабитов. Прошел с «Рубином» три сбора. К тому же сам татарин. Вроде бы казанцы должны были за него двумя руками держаться, но тренер дубля Сергей Стукашов заявил, что не видит у Сабитова перспектив. В конце прошлого года Бердыев узнал, что Ренат переходит в «Спартак», и был в шоке, а Стукашова уволили.

– Наверняка в межсезонье спрос на российских игроков вырос. Как в связи с этим изменилась их стоимость?

– Лимит, конечно, «подтолкнул» рост цен. Но на мой взгляд, это временное явление. Все равно стороны постепенно приходят к общему знаменателю. Немаловажно и то, что за границей у клубов есть конкретные хозяева. У нас же в подавляющем большинстве привлекаются бюджетные деньги. Это накладывает свой отпечаток. Приходится сталкиваться с завышенными запросами руководства клубов низших лиг. Особенно когда их игроками интересуются топ-команды. Помню, в Луцке за молодого крайнего полузащитника президент «Волыни», узнав, что парня хочет приобрести «Спартак», запросил миллион долларов. Потом, правда, сбросил цену до 800 тысяч, что спартаковцев, естественно, не устроило. Они предлагали гораздо меньше плюс процент с будущей продажи. «Волынь» не согласилась, а зря. Если ты уверен в своем игроке, чем плохо? Только тем, что деньги придут не сразу, а через какое-то время.

– Если не секрет, какие суммы можно считать реальными?

– Думаю, практически любой игрок из дубля ЦСКА, допустим Горелов или Кочубей, сейчас стоит примерно полмиллиона долларов. В премьер-лиге несколько команд – тот же ЦСКА, «Зенит», «Рубин» или «Спартак» если им действительно нужен какой-то молодой футболист, готовы отдать за него от полумиллиона до миллиона.

– Неужели и «Зениту» не удалось «взорвать рынок»?

– Питерцы прилагают большие усилия, чтобы стать чемпионами. Не хочу обсуждать сумму, которую «Зенит» заплатил за Тимощука. Но это классный игрок, появление которого в нашем первенстве можно только приветствовать. На чемпионате мира у него был лучший показатель по отбору мяча… Мы не вправе судить, кто кому там какие откаты сделал – газом или не газом. Ясно, что участники сделки в проигрыше не остались. У «Газпрома» есть деньги, чтобы делать такие приобретения.

– Недавно ввели еще одно «правило». Футболист, достигший 23-летнего возраста, становится бесплатным по окончании контракта…

– Это палка о двух концах. С одной стороны, клубу хочется заключить как можно более длительный контракт, чтобы игрок не ушел в 23 года. А вдруг не будет проходить в состав? Тогда придется все это время ему платить. С другой стороны, заключишь краткосрочное соглашение – а парень «выстрелит». Менеджмент клуба должен хорошо сообра жать и видеть перспективы. Меня удивило в этом плане «Торпедо». Здесь Юрий Мишин придумал систему, при которой дублеры превратились в крепостных. Столкнулся с этим в нынешнем году, когда ко мне обратился Андрей Гуськов. Посмотрел его контракт, и оказалось, что он получал в «Торпедо» 50 долларов в месяц. Сейчас с приходом нового руководства вроде бы минимальный оклад установили в размере 5000 рублей.

– А в чем система? Всем известно, что в «Торпедо» платили мало…

– В том, что человек 30–40 «сажались» на такие контракты. Если даже одного из массы, получающей по 50 долларов, удавалось продать или выгодно отдать в аренду, клуб «отбивал» все затраченное.

– Постоянно приходится слышать, что агентский бизнес – наиболее продвинутое звено в футбольном хозяйстве с точки зрения получения прибылей.

– Наверное, это так. Но я бы отметил другое: весь наш футбол постепенно движется к «прозрачности». Раньше игроку могли не выдать на руки приложение к контракту или сами контракты заключались чуть ли не в трех вариантах. Один – настоящий, второй – для спонсора, третий – для налоговых служб. Сейчас агенты и агентства переходят на легальную форму безналичных расчетов. В прежние годы, чего греха таить, сделки часто обеспечивались «черным налом». Пришла пора, когда хорошо зарабатывать можно и «по-белому».

– Раньше и работать было небезопасно. Есть трагический пример Юрия Тишкова…

– Я был знаком с Юрием и футболистами, которых он опекал… Сложно понять, как могло такое случиться. Насколько мне известно, ни в каких криминальных делах Тишков замешан не был. И по игрокам у него вроде бы никаких таких пересечений не было. Случается такое, что футболист изъявляет желание сменить агента, и в связи с этим складываются напряженные отношения.

– От вас часто уходили?

– Не часто, но бывало. Это нормальное явление. Если футболист хотел уйти, я никогда не старался его удержать. Бывали и обратные примеры. Например, Дзюба сначала сотрудничал с Глебом Панферовым, но потом решил перейти ко мне. Мы легко решили все вопросы – выплатили Панферову компенсацию и до сих пор поддерживаем с ним нормальные отношения.

– В вашем деле, наверное, всегда нужно быть готовым к обману?

– К сожалению, аферистов хватает. В это межсезонье в Турции появился новый «аттракцион». Парочка якобы агентов из ближнего зарубежья привезла нескольких «левых» игроков. К одним подошли – посмотрите, к другим, к пятым… Никого футболисты не впечатлили. Тогда они стали разносить ксерокопии авиабилетов – оплатите, пожалуйста, проезд. Собрали с нескольких клубов круглую сумму за одни и те же билеты и уехали очень довольные.

– Тренеры говорят, что у них есть корпоративная солидарность, хотя иной раз на сей счет возникают серьезные сомнения. А как ладят между собой агенты?

– С кем-то из коллег приятно общаться, с кем-то не очень. Разные люди – разные характеры. Методы работы тоже разные. Скажем, я никогда не стану платить за то, чтобы моего игрока взяли в сборную.

– А вообще это возможно?!

– Был момент, когда Сабитову прямо заявили: поменяешь агента – будешь играть в сборной. Ренат отказался, потому что посчитал такой поступок предательством по отношению ко мне. В итоге не поехал на юношеский чемпионат Европы.

– Автора «ультиматума» не назовете?

– Не назову. Но в футбольных кругах прекрасно знают, о ком речь.
комментарии

опрос

Главное событие 2017 года?

Лента новостей

Турнирные таблицы