Как Артур Джонсон научил "Реал" играть в футбол

Как Артур Джонсон научил "Реал" играть в футбол

Когда ворота защищали сидя, а «Реал» не был «Реалом», мадридцев уму-разуму учил выходец из Туманного Альбиона.

Футбольные фанаты из Великобритании любят хвастаться тем, как без них футбол в современном виде не существовал бы. Так часто, что остальному миру это уже слегка поднадоело – и не только из-за излишней заносчивости, но и потому что большинство сказанного зачастую оказывается неправдой.  

Первые зачатки современного футбола на иберийском полуострове зародились благодаря британским эмигрантам, которые с радостью делились своим культурным достоянием с местными жителями. С первых дворовых матчей всё и началось, и долгое время ни один клуб не мог обойтись без английского влияния.

Например, часто под тёплым испанским солнцем за мяч сражались английские футболисты, а тренировали их английские же тренеры вроде Фреда Пэнтланда, который оказал огромное влияние на формирование «Атлетика» и «Атлетико». Ну а «Бетис» до сих пор вспоминает Патрика О'Конелла, который помог им выиграть первый и единственный чемпионский титул. Посмотришь, и будто бы каждый испанский клуб так или иначе связан с Англией, хотя не все активно об этом рассказывают. Например, мы так привыкли к успешному «Реалу», что и не вспоминаем тех, кто стоял у истоков его величия. Например, Артура Джонсона.

За свою жизнь Джонсон сделал много для этого клуба. Например, он забил первый его официальный гол и стал первым его тренером. Он же считается одним из творцов того самого чемпионского духа, за который мы уважаем «сливочных» до сих пор.

Как и О’Конелл, он родился в Дублине в 1879 году. В то время Ирландия ещё являлась частью Британской Империи. Мы не знаем, какой он придерживался политики, хотя, если судить по его знакомым в Мадриде, он считал себя скорее англичанином. В Испанию он попал в поисках работы, которую в итоге нашёл в проектной фирме, занимавшейся созданием первой столичной канализации.

До своего переезда Джонсон был непрофессиональным футболистом, часто меняя амплуа – он был и форвардом, и защитником, и голкипером. Говорят, он даже выходил на поле в футболке знаменитого «Коринтиана», хотя подтверждающих документов найти не удалось. Как бы то ни было, в 1902 году он присоединился к «ФК Мадриду», где быстро стал одним из ценнейших игроков.

Хулиан Паласиос – экс-президент клуба и тогдашний партнёр по нападению, прямо заявлял, что его одноклубник был «единственным, кто знал, что делает». Другой его друг отмечал, что не встречал никого, кто «столько бы знал об игре». В свои 24 года ирландец был одним из самых возрастных футболистов – в той команде средний возраст составлял 19 лет, и в основе уже выступал 16-летний Педро Парахес. Так что пришлось «ветерану» учить уму-разуму своих юных коллег.

Тогда футбол только обретал форму, привычную для современного зрителя. Паласиос обрисовал то, как выглядел традиционный матч того времени: «Иногда рефери присутствовали, но все они мыслили по-разному. У каждого судьи были свои версии того, как надо играть, и проще было вовсе от них отказываться. Много времени уходило на курение и выпивку. У нас был вратарь, который сидел перед воротами на стульчике, и расслаблялся, неспешно потягивая лимонад. Когда к штрафной приближались нападающие, он откидывал стул и напускал на себя очень серьёзный вид».

Джонсон же очень хотел добиться от ребят большего профессионализма и изменить игру так, чтобы она как-то походила на серьёзный спорт. Для этого он создал четыре принципа футбола в испанской статье, озаглавленной «Инструкции для развития футбола». В тексте Джонсон предлагал правило, которое гласило, что матчи не должны начинаться, пока обе стороны не выберут своего тренера, который бы «делал указания и распределял игроков по полю», а также «останавливал излишние споры и обсуждения, которые ныне распространены». Второй принцип гласил, что позиции должны быть фиксированные, и что меняться ими нельзя. Так, по его мнению, было бы легче избавиться от излишней путаницы, а одноклубники бы знали позицию друг друга и помогали, когда это потребуется. По мнению ирландца, постоянные перестановки – не футбол вовсе. С таким мнением поспорили бы некоторые голландские полузащитники и тренеры.

Третий и четвёртый принцип просты: мяч нужно возвращать в игру как можно быстрее, а пасы нужно раздавать при первой же возможности.

Вскоре учёный иностранец стал капитаном, что только усилило его влияние. Он первый предложил белые цвета экипировки, а в мае 1902 года впервые вывел состав на официальный матч с «Барселоной». «Мадрид» тогда принимал участие в «Копа де ла Коронасион», или Кубке Коронации, который сейчас зовётся «Кубок Короля». В нём также приняли участие «ФК Эспаньол», «Вискайя» («Атлетик» сейчас), «Барселона» и «Нью Фут-Бол Клаб».
«Барселона» зародилась на свет несколькими годами раньше «Мадрида», и опыт давал о себе знать: довольно быстро каталонцы вели со счётом 2:0. Вскоре после второго мяча Джонсон получил пас от защитника Хиральта и заколотил мяч в ворота – первый официальный гол клуба. Впрочем, победа так и не состоялась – «Барса» выиграла 3:1.

Вообще, после этого кубка большинства появлений Джонсона на поле были на позиции вратаря. В декабре того же года он в качестве голкипера принял участие в разгроме «Нью Фут-Бол Клаб» со счётом 9:2. В апреле 1903 «Мадрид» впервые показался в финале с Кубка Коронации с «Вискаей». Джонсон был воротах, и к перерыве его команда вела – 2:0.

Но вот второй тайм оказался кошмарным – «Мадрид» пропустил три мяча и проиграл. Как минимум один из голов был на вине капитана, которого запечатлели фотографы. Вскоре снимок очутился на обложке местного журнала.
Между 1905 и 1910 годами, когда «Мадрид» наконец стал побеждать, выиграв четыре Кубка подряд, имя Джонсона исчезло из статистики. Считается, что он вернулся в Великобританию в поисках работы – такое случалось нередко во времена, когда «футболист» профессией не являлся. Нельзя забывать и то, что в 1902 он женился. Когда Джонсон всё же вернулся в Испанию в 1910 году, он решил не возобновлять карьеру, а стать первым тренером «Мадрида».
Это было нелёгкое время для клуба, который испытывал большие организационные трудности. Началось всё со слияния с другим местным клубом «Модерно», которое оказалось неизбежным после того, как целый ряд звёзд перешли в «Эспаньол Мадрид». Подобный исход не был единичным случаем.

«Мадрид» был нестабилен, а «Вискайя» становилась всё сильнее, а вместе с ней и «Барселона», который вернулась в турнир впервые с 1902 года. К сожалению, со басками и каталонцами Джонсон ничего поделать не мог. 
Впрочем, кубки кубками, а в региональном чемпионате «Мадрид» оставался силой, выиграв пять титулов. В 1912 клуб перебрался на новую аренду – «Стадион О’Донелла». Благодаря тренеру в составе появилось несколько важных новобранцев, и в том числе будущий президент Сантьяго Бернабеу.

В 1916 «сливочные» скандально переиграли «Барселону» в полфинале, и дошли до финала Кубка – впервые с 1908. Скандал был связан с рефери – традиционно на такие игры ставился местный судья, который обещал быть честным и непредвзятым. На этот раз, правда, в его нейтральный статус верилось слабо, ведь Берраондо в прошлом выступал за «Мадрид».

Полуфинал переигрывался уже четвёртый раз, и после трёх ничей «Барселона» вела со счётом 2:1. Во второй половине встречи каталонцы сдали, а джонсоновские подопечные заколотили четыре безответных мяча и смазали один пенальти. К концу встречи «Барса» стала играть грубо, а после финального свистка и вовсе обвиняла рефери в предвзятости. Но все эти скандалы ни к чему не привели: «Мадрид» опять проиграл, на этот раз новосформированному «Атлетик Клуб де Бильбао».

Через год столичная команда вновь дошла до финала, и вновь не без скандала. Третий матч против «Эспаньола» оказался омрачён толпой фанатов, которые после свистка выбежали на поле и вырубили баскского рефери деревянным стулом. Зато впоследствии кубок всё-таки достался «сливочным», которые переиграли «Аренас» со счётом 2:1. Этот трофей станет последним на долгое время, и лишь в 1932 году проклятье удастся снять.
Когда «Мадрид» стал «королевским», Джонсона уже в нём не было – из-за работы опять пришлось уехать, на этот раз в Вальверде-дель-Камино, где базировалось ливерпульское химическое предприятие. В конце концов и вовсе пришлось возвращаться в Англию. 

В 1929 Джонсон умер от пневмонии в 56-летнем возрасте.

По сей день лишь Мигелю Муньосу удалось тренировать «Реал» дольше, чем Артуру Джонсону. И пусть он выиграл больше наград, вряд ли он так сильно повлиял на становление этого великого клуба. Именно уроженец Дублина показал мадридцам, как играть в футбол. Именно он стал первым настоящим лидером новой команды. И за это он заслуживает того, чтобы о нём не забывали.

Юрий Сергеев
 


��������...
Комментарии

Авторизуйтесь что бы оставлять комментарии

опрос

Кто выиграет Лигу Чемпионов 18/19?
Загрузка...

Лента новостей

Турнирные таблицы