Как умирают российские футбольные клубы

Как умирают российские футбольные клубы

Не защитили

 

Казавшийся стабильным российский футбольный мир начал трещать по швам.

 

Два-три года назад, в момент зенита (извините за невольный каламбур) славы российского футбола, никто и помыслить не мог, что уже в начале 2011 года мы станем свидетелями смерти сразу нескольких футбольных клубов высшего уровня. И, тем не менее, это происходит. Почему? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно для начала напомнить читателю о том, как исчезали клубы ранее, в 90-е. Затем мы поговорим о том, чем отличается нынешняя ситуация и что происходит с клубами сегодня.

 

Для начала стоит договориться: говоря о «исчезающих клубах», мы ведём речь о тех, кто хотя бы один сезон провёл в высшем дивизионе чемпионата России. Ни одна статья не могла бы вместить в себя достойные пера Шекспира истории, посвящённые командам-однодневкам, создававшимся в недрах низших дивизионов и там же умиравших. Мы также не можем, увы, вспомнить все клубы, когда-либо игравшие в высшей лиге, а сейчас прозябающие в низших дивизионах («Текстильщик» Камышин) или аматорском футболе («Океан» Находка).

 

«Дела давно минувших дней...»

 

Начнём наше повествование с одного московского футбольного клуба. В 1990 году он был сформирован на базе команды «Красная Пресня» иракским бизнесменом Хуссамом Аль-Халиди, став первой частной командой в СССР. После распада Союза «Асмарал» - а читатель-эрудит наверняка уже понял, что речь идёт именно о нём – получил право выступать в высшей лиге России. И уже в первом сезоне команда, ведомая классиком футбольного искусства Константином Бесковым, заняла седьмое место в турнирной таблице.

 

"Было и такое" (эмблема Асмарала)

 

Увы, уже в следующем сезоне от удивлявшего многих «Асмарала» не осталось и следа. Бесков ушёл, а москвичи покинули высший дивизион. Принято считать, что у Аль-Халиди начались финансовые проблемы, но некоторые источники указывают и на то, что бизнесмен утратил интерес к своему детищу, как только команда вошла в пике. Так или иначе, в следующем сезоне команда стала лишь десятой в первой лиге, а ещё через сезон, после ухода почти всех ключевых игроков, вылетела и оттуда, пропустив почти сотню мячей. К 2000 году «Асмарала» фактически не существовало, а в 2003 году надоевшая (или ставшая неподъёмно дорогой) игрушка Аль-Халиди была признана банкротом.

 

Другой футбольный клуб, «Уралан», исчез по сходным причинам. Выйдя в 1997 году в высшую лигу, калмыкская команда сразу завоевала седьмое место (как и «Асмарал» - просто дурная примета какая-то). Почётным президентом клуба был Кирсан Илюмжинов, «начальник Калмыкии». Команда финансировалась из государственных средств. И однажды этот поток прекратился - уже в 2000 году «Уралан», заняв последнее место в высшей лиге, вылетел. Правда, перед выборами  президента Калмыкии футбольная команда была нужна Илюмжинову, так что через год элистинцы вернулись в «вышку» - но лишь на два года.

 

Затем последовал вылет – и позорная игра в первом дивизионе, когда из команды ушли почти все лучшие игроки из-за невыплаты зарплаты, а оставшиеся играли «за идею». К середине сезона оставшихся уже не хватало на стартовый состав – в июле 2004 года в матче с брянским «Динамо» на поле вышло девять игроков. Клуб поддерживал существование до 2005 года, когда и был расформирован. Так была уничтожена ещё одна команда – в отличие от «Асмарала», любимая множеством болельщиков. Что ж, на их мнение никто и никогда не обращал внимания.

 

Наконец, вспомним третью грустную историю нашего футбола. Волгоградский «Ротор» принимал участие в высшей лиге с первого сезона. В 1993 году клуб занял второе место и делегировал пятерых игроков в список «33 лучших». Следующие годы также были весьма успешны. Команду вёл вперёд Олег Веретенников, являющийся на данный момент лидером среди всех бомбардиров в истории постсоветской России. Да и другие игроки команды были весьма небесталанными.

 

До 1998 года включительно «Ротор» завоевал ещё одно «серебро» и одну «бронзу». Но затем последовал спад, 13 место в следующем чемпионате, уход Веретенникова и тренера Прокопенко – и с тех пор «Ротор» стал обыкновенным середняком. Право, не худшая судьба – но президент Владимир Горюнов не сумел удержать клуб и в таком статусе. Клуб был завязан на его деньгах – а деньги имеют свойство заканчиваться, тем более, если они выкачиваются на политическую деятельность президента. И в 2004 году (тот же год стал чёрным и для «Уралана») Горюнов сначала обратился к руководству области за помощью в содержании клуба, а затем и вовсе бросил безнадёжно засевшую в зоне вылета команду. На следующий сезон «Ротор» не заявился.

 

«Они веселье в сердце лили...»

 

Мы вспомнили три исторических случая расформирования клубов. Теперь поговорим о том, как это происходит сейчас. Начнём вновь с московского клуба. ФК Москва, бывший «Торпедо-Металлург», с 2004 года совместно финансировался заводом «Норильский никель» и правительством Москвы. Команда стала развиваться (хотя и была «пятым колесом», не вызывая особого интереса болельщиков), и в 2007 году даже заняла четвёртое место. Но этот результат так и остался лучшим для команды, и уже через два сезона было принято решение о расформировании ФК Москва из-за отказа «Норильского никеля» продолжать финансирование. Одна из спортивных газет России дала тогда материал, в котором сообщила о нежелании «НН» продавать клуб даже за большие деньги, сделав выводы о политических причинах ликвидации клуба.

 

"Сатурн" и губернатор. Картина маслом"

 

Буквально несколько дней назад информагентства сообщили о ещё одной безвременной кончине футбольного клуба. «Сатурн» из Раменского, казавшийся ещё недавно стабильным участником Премьер-лиги, по решению правительства Московской области был расформирован. Клуб, который с 1999 года постоянно занимал места в середине турнирной таблицы, уже объявил о снятии со следующего первенства, а в настоящий момент выступает ответчиком по иску ОАО "Московская областная инвестиционная трастовая компания" (МОИТК) на сумму более 803,7 миллиона рублей. Клуб нашёл инвесторов, готовых покрыть долги, но по решению учредителей «Сатурна» все предложения были отклонены. Как и в случае с ФК Москва...

 

 

Наконец, в ближайшее время должна решиться судьба пермского «Амкара». В конце декабря на сайте клуба появилось сообщение о «добровольном выходе из состава РФПЛ» по причине задолженности перед инвесторами и отсутствия средств для её погашения. Клуб открыл счета для сбора денег, поскольку власти края могут выделить лишь примерно половину денег, необходимых для выступления в следующем сезоне. Всё будет решено, как сообщает официальный сайт клуба, 15 января.

 

 

«Хоть грустно жить, друзья мои...»

 

Что общего во всех случаях? Разумно ответить «несамостоятельность клубов». Да, действительно, все эти клубы управлялись авторитарным способом, зачастую из одного источника финансирования, и когда этот источник иссякал, клуб вскоре прекращал существование. Но по такому принципу организовано большинство клубов в мире, и банкротства – не такая уж и редкость в футболе (вспомним свежий пример «Портсмута»).

 

Есть, однако, и особенность российского опыта. Во всех этих случаях, кроме разве что «Асмарала», клубы зависели прежде всего от властей своего региона. По сути, многие российские клубы поддерживают существование лишь за счёт государства. В системе так называемой «управляемой демократии» важную стабилизирующую роль играют «хлеб и зрелища». Главным из зрелищ в нашей стране, конечно, является футбол. Посему футбольная жизнь страны регулируется «сверху», и примеры вышеуказанных клубов, равно как и спасённой по указанию Путина «Томи», прекрасно иллюстрируют этот тезис.

 

Такая управляемость, в свою очередь, означает, что у нас, в отличие от той же Украины, сохраняются советские традиции в управлении футбольными соревнованиями. Люди, знакомые с историей чемпионата СССР, знают, что в ту пору команды нередко уничтожали и создавали, выводили в высший дивизион и отправляли вниз по политическим причинам. Сегодня мы сталкиваемся с той же ситуацией – пусть нет уже ведомственных команд, но есть муниципальные или в значительной степени зависимые от местных бюджетов. И «сильная вертикаль» власти даёт возможность принимать решения вроде проталкивания сочинской «Жемчужины», «бронирования» мест в ПЛ для клубов с Кавказа и развития регионов (под которым, говорят, подразумевается сокращение московских команд).

 

Возможно, здесь же стоит искать и корни проблем с «Сатурном» и ФК Москва. Иначе почему «Сатурн» не был продан? Неужели Московской области не нужны деньги – ведь у этого клуба развитая инфраструктура, которую можно было бы пустить с молотка? Почему ФК Москва, который связывают с именем Юрия Лужкова, был сейчас расформирован? И почему «Норильский никель» отказался от продажи клуба, хотя мотивацией отказа в финансировании был недостаток средств у компании? Всё это вопросы, ответы на которые, вероятно, навсегда останутся в сфере слухов.

 

"Александр Хлопонин, бывший некогда генеральным директором Норильского никеля, становится полпредом президента в Северо-Кавказском федеральном округе, и ФК Москва сразу же снимается с соревнований. Кто попадает в премьер-лигу вместо Москвы? Владикавказская Алания. Мы ничего не утверждает. И никого не обвиняем. Мы лишь жалеем, что футбольного клуба Москвы больше не будет…" (fcmoscow.com)

 

 

Таким образом, мы вряд ли можем говорить о многих российских клубах как о самостоятельных единицах, поскольку их судьбы зависят от людей, не являющихся частью клуба (хотя бы в роли владельцев). Клуб, безраздельно принадлежащий бизнесмену или компании, до полного уничтожения не доводится почти никогда. Во всяком случае, если он не является малоинтересным для публики проектом того же бизнесмена (как «Асмарал» или украинский ФК Харьков). Кроме того, частный клуб находится в равных условиях и конкурентных отношениях с другими такими же клубами. А какая может быть конкуренция в системе, где ФК может быть ликвидирован росчерком пера?

 

Увы, российский футбол уже не может выжить без финансирования со стороны властей. Эту проблему футбольные чиновники понимают, но высказывания в пользу коммерциализации футбола остаются высказываниями, пока эта самая коммерциализация будет происходить таким же образом, как поиск инвесторов для «Томи». Иными словами, футбольная система России находится в прямой зависимости от политической, и те, кто поддерживает нынешнюю внутреннюю политику РФ, должны понимать: таким образом, они поддерживают и ситуацию, при которой их любимые футбольные клубы остаются не игроками, а лишь фигурами на шахматной доске.

 

«Однако жить ещё возможно»?..

 

Завершим статью скорбным списком уже умерших клубов.

 

«Асмарал» (Москва). Основан в 1978 году, в 1999-м – расформирован.
«Балаково» (Балаково). 1993 – 2003
«Березники» (Березники). 1958–2002.
«Бештау» (Лермонтов). 1992–2000.
«Венец» (Гулькевичи). 1989–2003.
«Динамо» (Омск). 1923–2001.
«Динамо» (Тула). 1995–2003.
«Жемчужина» (Сочи). 1990–2004.
«Заря» (Ленинск-Кузнецкий). 1988–2002.
«Иртыш» (Тобольск). 1991–2000.
«Кристалл» (Смоленск). 1992–2003.
«Кузбасс-Динамо» (Кемерово). 1946–2003.
«Локомотив» (Абакан). 1968–2002.
«Льнянщик» (Кострома). 1999–2001.
«Медик» (Газопровод). 2000–2003.
«Нарт» (Черкесск). 1982–2004.
«Немком» (Краснодар). 2000–2003.
«Нефтяник» (Ярославль). 1994–2002.
«Оазис» (Ярцево). 1997–2001.
«Светогорец» (Светогорск). 2000–2004.
«Спартак-Телеком» (Шуя). 1991–2004.
«Спартак-Чукотка» (Москва). 1998–2001.
«Торпедо-Виктория» (Нижний Новгород). 1932–2002.
«Тюмень» (Тюмень). 1938–2002.
«Уралан плюс» (Москва). 1997–2003.
«Энергия» (Чайковский). 1991–2002.
«Югра» (Нижневартовск). 1994–2002.

комментарии

опрос

Главное событие 2017 года?

Лента новостей

Турнирные таблицы