Карпин: потенциальных кандидатов сейчас три-четыре

Генеральный директор московского "Спартака" Валерий Карпин дал большое интервью о положении дел свой команды в первенстве России по фубтолу

Карпин: потенциальных кандидатов сейчас три-четыре

- Какое впечатление произвела игра "Спартака" в матче с "Динамо"?

- Первый тайм прошел примерно так же, как в прежних матчах: плюс-минус. А во втором, особенно с выходом Павленко, мы заиграли чуть интереснее. Хоть пара "стеночек" была. Но этого, конечно, мало, "Спартак" пока играет не в тот футбол, которого от него ждут.

- Но некоторые считают спартаковский футбол золотых времен со "стеночками" и забеганиями устаревшим.

- Ерунда. "Стенки" сегодня так же эффективны, как вчера. Возьмите, к примеру, игру "Барселоны".

- Почему такой игры нет теперь у "Спартака"?

- Ее нет по разным причинам. Эту игру нужно ставить. Когда я пришел в "Спартак", понятия не имел об этих самых "стеночках". Потом меня научили. Главное - хотеть научиться. А если еще и тренер понимающий, все это осваивается.

- И вы ищете тренера, который смог бы поставить именно такую игру?

- Это один из главных критериев. Тренер должен прийти в клуб и определиться, какую игру хочет поставить. Отсюда и все остальное: подбор футболистов, перемены в инфраструктуре. Главное - избежать шараханий, которые случались в "Спартаке" в последние годы.

- Накануне нашей встречи вы вернулись из зарубежной командировки, связанной с выбором нового тренера. Довольны результатами поездки?

- С точки зрения полученной информации - да. Довелось пообщаться с представителями возможных кандидатов, футболистами, которые работали под их началом. Многих из них я хорошо и давно знаю. Они были со мной откровенны, что особенно важно.

- Насколько ближе теперь "Спартак" к заключению контракта с новым тренером?

- Не могу категорично заявить, что это произойдет уже на начинающейся неделе. Но и исключать не буду.

- Есть уже конкретный кандидат?

- Есть уже несколько кандидатов. Как говорят в Испании, осталось убрать шероховатости.

- Но вы-то уже для себя решили, кто возглавит "Спартак"?

- Я - да. Теперь принять решение должен сам тренер. Потенциальных кандидатов сейчас три-четыре.

- Фамилии вы явно назвать не готовы. А страны?

- Думаю, и это не имеет смысла.

- Какие еще требования предъявляются к кандидатам?

- Величина контракта - не главное. Важно, чтобы человек, на которого пал наш выбор, принял решение. Ведь у каждого есть семья. И еще вопрос, согласятся ли близкие ехать в Россию.

- Деньги вообще не имеют значения?

- Не совсем так. Мы реалисты. И если человек, например, запросит двадцать миллионов евро в год, мы, естественно, на это не пойдем.

- Новый тренер придет со своей командой - имеем в виду помощников, медперсонал, может быть, администраторов?

- Этот вопрос входит в число шероховатостей, о которых я говорил. Кто-то хочет привести десять человек, кто-то - ни одного. Обсуждаем.

- Самому вам интересно заниматься подобными вещами?

- Да, интересно. И, я бы сказал, "весело".

- Вернемся к игре "Спартака". Почему во встречах с "Амкаром" и "Динамо" команде лучше удавались вторые таймы?

- У меня сложилось впечатление, что из-за волнения футболисты начинают встречу излишне скованно. Когда это проходит, начинает появляться хоть какая-то игра.

- Заметны изменения с приходом Игоря Ледяхова?

- Заметно, что у футболистов появилось большое желание. Они почувствовали себя раскрепощеннее и уже что-то показывают.

- Их стимулирует и желание остаться в "Спартаке"?

- Сейчас футболисты не "инструкторы по спорту", какими были в Советском Союзе, когда их могли сослать в дубль или куда-то подальше. Теперь пребывание в команде каждого закреплено профессиональным контрактом.

- С чем связано возвращение Родригеса?

- У Родригеса контракт со "Спартаком", и его возвращение - нормальное явление. Если завтра относительно него поступит какое-то предложение и он будет не нужен тренеру, отпустим. А контракт с аргентинцем перезаключен, чтобы он бесплатно не уехал.

- С уходом Черчесова выпали из состава Фати, Штранцль, Ковальчук. Возможно ли их выставление на трансфер?

- Попадание или непопадание игрока в состав - прерогатива главного тренера. Но, насколько мне известно, Фати и Штранцль не играли с "Динамо" из-за болезней.

- Поставить игру "Спартаку" с его нынешним составом без коренной перестройки возможно?

- Тренер, знающий, как поставить игру, на это способен.

- А если заглянуть дальше?

- Давайте не увлекаться наполеоновскими планами. Сначала надо заложить фундамент, а потом уже смотреть в Европу. Как можно нацеливаться на победу, скажем, в Лиге чемпионов, если мы еще первенство России не выиграли?

- Вы говорите о закладке фундамента. Ситуация такова, что надо начинать с нуля?

- Некоторые вещи нужно улучшать, некоторые обновлять, а некоторые переделывать. Но говорить о том, что надо начинать с нуля, не совсем верно.

- Насколько верна информация, что после разгрома от ЦСКА Станислав Черчесов оставался главным до первой ошибки, которая случилась в матче с киевским "Динамо"?

- Вопрос не ко мне. Меня не было в "Спартаке", когда он встречался с ЦСКА.

- "Киевского" фиаско можно было избежать, останься в "Спартаке" Титов с Калининенко?

- А можно встречный вопрос: фиаско в игре с ЦСКА можно было бы избежать, если бы их не было в составе?

- Как относитесь к поговорке: новое - хорошо забытое старое?

- Хорошо.

- Кандидатура Романцева на пост главного тренера рассматривается?

- В список трех-четырех кандидатов, о которых я говорил, Олег Иванович, к моему сожалению, не входит. Но это ни в коем случае не значит, что изменилось мое отношение к Романцеву: он был, есть и навсегда останется для меня наставником, папой, называйте как хотите. Именно Олег Иванович сделал из меня игрока.

- А мысль обратиться к нему сейчас возникала?

- Естественно. Но в данный момент подобный вариант невозможен.

- Узнавали, чем Романцев занимается?

- Я знаю, чем он занимается и какие у него пожелания. Но лично пока с ним не разговаривал.

- 31 августа заканчивается дозаявочная кампания, а пост главного тренера остается вакантным. Успеет "Спартак" с покупками игроков, которые надо делать под конкретного человека?

- Если мы решили двигаться в направлении спартаковского стиля, имея в виду игру, которую показывали при Романцеве и которую демонстрировали красно-белые до нас, подбор футболистов зависит не только от тренера - он вместе с клубом будет определять позиции, на которые нужны игроки, с участием селекционно-спортивного отдела очерчивать круг кандидатов. И потом вместе станем решать, за каким футболистом ехать и договариваться о покупке.

- Последнее слово в приглашении тренера и приобретении игроков за вами, за владельцем клуба или это будут совместные решения?

- В любой нормальной организации, будь то спортивный клуб или строительная фирма, функции между сотрудниками четко распределены. Скажем, в велосипедной команде, где я был президентом, вопросами селекции занимался спортивный директор Альваро Пино. Он составлял список спортсменов, которых, по его мнению, следовало пригласить, а затем мы вместе решали, по деньгам потянем или нет того или иного велосипедиста. Последнее слово было за мной. Так делается во всех организациях. В этом смысле лучший для меня клуб мира - "Севилья". Недавно как раз был там, разговаривал с генеральным и спортивным директорами. У них работа поставлена так, что клуб подбирает тренеров и футболистов под определенную схему игры, а не футболистов под тренера.

- Как относитесь к высказыванию Леонида Федуна, что тренер - 10 процентов команды?

- Это можно по-разному интерпретировать. Например, в командах с хорошим подбором игроков роль тренера не столь велика. А, скажем, от такого тренера, как Хавьер Ирурета, успехи клуба зависят на 70 - 80 процентов. Из очень плохой команды он делает нормальную, из не очень плохой - хорошую, из нормальной способен создать очень хорошую, когда же в его распоряжении хорошая команда - он делает ее чемпионом. С ним я, кстати, тоже разговаривал. В его приглашении есть как плюсы, так и минусы. Все-таки он никогда не работал за границей, и ему уже далеко не 40 лет. Существует множество нюансов, которые должны быть обсуждены: семья, быт и т.д.

- Какие деньги выделены клубом на новых игроков? Насколько обсуждаемая сумма 30 миллионов евро близка к реальности?

- Она ни близка, ни далека. Конкретной суммы не существует. Откуда эти 30 миллионов вообще появились? Меня поражает, насколько часто в российской прессе публикуется недостоверная информация. В реальности дело обстоит так: если селекционный отдел и тренер решат, что им нужен конкретный игрок на конкретную позицию, кандидатура футболиста выносится на совет акционеров, где и обсуждается сумма, которую мы готовы потратить. Насколько я чувствую, серьезных проблем в этом плане не будет. Но, допустим, платить 30 миллионов за Данни я бы не стал, будь у меня хоть миллиард.

- Сколько новичков можно еще ожидать до закрытия окна и на какие позиции?

- Рассуждать, на какие позиции нужны люди, некорректно по отношению к тем, кто играет на них сейчас. Что касается количества, возможно - подчеркну, возможно, - будут еще два приобретения. Мы не намерены приглашать абы кого. У нас есть конкретные кандидаты, но не все здесь зависит только от "Спартака".

- Как вы вообще относитесь к вздутым ценам на нашем трансферном рынке?

- Очень негативно. Цены и контракты на российском футбольном рынке раздуты неимоверно. В Европе игроки дешевле. С чем это связано, пока не понимаю. Неужели тем, что у кого-то много несвоих денег, которыми можно распоряжаться? То, что "Барселона" продает такую звезду, как Это'О, за 25 миллионов, а у нас человека, сыгравшего всего один матч за сборную Португалии, покупают за тридцать, выглядит слегка абсурдным. Да, Данни - хороший футболист, но столько он не стоит.

- Как относитесь к ситуации с Аршавиным?

- На подобные ситуации обычно влияет много факторов - насколько клубу нужны деньги, насколько необходим именно этот игрок. Нужно учитывать и желание футболиста. Но со стороны оценивать степень всех проблем тяжело.

- Если бы вас не отпустили из клуба при наличии предложения "Барселоны", вы смогли бы играть с той же отдачей, как до этого?

- Я - да. А за других говорить не могу. Но насколько мне известно, Аршавин, оставшись в "Зените", не будет обижен в плане личного контракта.

- Зарплатная ведомость игроков "Спартака" вас удивила?

- Не сама по себе, а как часть российского футбольного рынка. Ведь, насколько я знаю, спартаковцы - не самые высокооплачиваемые в премьер-лиге.

- Вступая в должность генерального директора, вы сказали, что вам требуется две недели, дабы понять, что к чему. Две недели прошли - разобрались?

- Что творится с командой, понял, но разобраться полностью в делах клуба пока не доходят руки. А впереди очередные поездки: в Киев и Монако.

- Сильно отличается ваше восприятие ситуации в команде сейчас от того, что было две недели назад?

- Когда две недели назад я приехал на базу и поговорил с футболистами, волосы зашевелились.

- Видимо, не от радости.

- От ощущений после разговоров.

- Вы не производите впечатления человека удрученного, заваленного проблемами, напротив, излучаете оптимизм. За эти две недели что-то сдвинулось в лучшую сторону?

- Мне кажется, да. Сейчас, пожалуй, с оптимизмом смотрю вперед. Все можно выправить. И хотя предстоит много работы не на один год, мы справимся - в том числе и с помощью болельщиков, и, надеюсь, с вашей. Ведь одну и ту же новость можно по-разному преподнести. Как мне кажется, вокруг "Спартака" какая-то истерия раздута. Постоянно появляется какой-то негатив. Не знаю, смогу или нет перевести этот негатив в позитив. И чтобы кто-то или, например, Игорь Рабинер написал книгу "Как возрождали "Спартак".

- Полутора лет хватит, чтобы переделать негатив в позитив?

- Думаю, достаточно. Контракт-то можно было подписать и на три, и на четыре года. Но зачем? Сидеть и держаться за кресло? Если все пойдет хорошо, то соглашение можно будет продлить.

- После встреч с болельщиками "Спартака" разделяете мнение, что поладить с ними очень трудно?

- Абсолютно нет. Наоборот. Люди, с которыми я встречался, абсолютно адекватные. У них нормальные требования, пожелания - такие же, к слову, как у меня, в плане игры и в плане структуры клуба. К примеру, возникают вопросы по распространению билетов. Мы уже занялись их решением. Есть еще миллион вопросов. Но физически пока нет времени во все влезть самому. Заняться этим смогу не раньше сентября. Но займусь обязательно. Я и в кабинете гендиректора успел побывать всего однажды. Точнее, мне просто показали, где он находится.

- Стоит ли ждать появления других спартаковцев вашего поколения в структуре клуба?

- Это возможно. Но называть фамилии пока не буду.

- А сколько их может быть?

- По мне - хоть все. Но нужно ли это им самим и клубу - вопрос.

- Сейчас вы занимаетесь непосредственно первой командой. Каков следующий шаг?

- Параллельно начали работу над всей футбольной частью "Спартака": дублем, школой. Перемены здесь возможны уже на следующей неделе.

- Кадровые или организационные?

- Пока организационные. Но кадровые, видимо, тоже будут.

- Со стороны кажется, что вы наделены большими полномочиями, чем ваш предшественник Сергей Шавло. Как осуществляется взаимодействие с Леонидом Федуном?

- Полномочия гендиректора прописаны в уставе клуба. А с Федуном мы постоянно на связи. По мелочам не созваниваемся, но он, естественно, в курсе всех важных событий.

- В экстренной ситуации вы можете принять решение о покупке игрока единолично?

- Экстренной покупки футболиста за большие деньги быть не может в принципе. Такие вещи планируются, и решение принимается совместно с селекционным отделом, главным тренером и советом директоров.

- Телохранителя вам выделили?

- На днях мне звонили из агентства и предлагали телохранителя. Но зачем? Я уже давно сказал, что в нем не нуждаюсь.

- Не тревожит, что спартаковские воспитанники уходят в другие клубы, уступая места легионерам?

- Нельзя делить футболистов на "наших" и "ненаших", они все спартаковцы. Никогда не буду смотреть в паспорт игрока. Главное - хороший он или нет, нужен он "Спартаку" или нет.

- Ужесточение лимита на легионеров заставит смотреть в паспорт.

- В этом еще одна проблема. Опять вырастут цены на рынке. Русские футболисты будут стоить еще больше. Только за паспорт придется платить неимоверные деньги. Было бы хорошо, если бы сами российские игроки понимали, что им платят не за их величие, мастерство, а за национальность.

- У вас нет в планах возвращения из аренды кого-то из спартаковских футболистов?

- На данный момент нет. Они в аренде до конца года, и сейчас забирать их из новых команд не имеет смысла. Перенесем вопрос на ноябрь.

- А не из аренды? Например, Погребняка, Торбинского?

- Сейчас это нереально. Важно еще, хотят они вернуться или нет. Торбинский, например, хочет? Я бы вернул еще Онопко, Пятницкого и омолодил бы заодно.

- Онопко и Пятницкий и сейчас были бы в порядке?

- Конечно. И Игорь Анатольевич Ледяхов, уверен, тоже.

- Не считаете, что уровень футбола с тех пор заметно вырос?

- Сложно судить об уровне. Все эти дедушкины, бабушкины разговоры. Помню, мама сетовала: "Я в 15 лет работала, а вы играете в PlayStation". Смешно. Но уверен: команда, которая была у "Спартака" в 90-е, будь она молода, боролась бы в премьер-лиге за чемпионство.

- А немолодая?

- Оказалась где-нибудь в серединке.

- Как относитесь к тому, что с каждым годом атлетизм играет все большую роль в футболе?

- Нормальное явление. В чем главная разница между премьер-лигой и первой?

- В скорости мышления и передвижения.

- Вот именно. Уровень мастерства зависит не только от физической готовности. Можно выпустить на поле человека, который стометровку за 10 секунд пробегает, но это не значит, что он будет хорошо играть. Есть люди, которые бегают не быстро, но очень быстро думают.

- Каким вы нашли чемпионат России по сравнению с временем, когда уезжали?

- Средний уровень выровнялся, причем не пойму пока, вверх пошел или вниз, но скорее подрос. Раньше был "Спартак" и еще пара команд, которые могли на что-либо претендовать. Сейчас уже 6 - 7 конкурентов способны бороться за высокие места.

- В связи с тем, что "Спартак" превратился из безоговорочного лидера в одного из нескольких, психологически тяжело перестроиться?

- Перестраиваться мне не надо. "Спартак" был одним, сейчас он другой. Меня бы сюда, наверное, не позвали, если бы все шло хорошо и продолжалось, как в те годы.

- Вы себя воспринимаете как кризисного менеджера?

- Дело не в этом. Но когда меняют одного человека на другого на каком-то посту, значит, не все было в порядке.

- По каким критериям вы будете оценивать итоги своей работы на этом посту?

- Естественно, надо стать чемпионом. С другой стороны, меня удивило, как мало сейчас надо нашему болельщику. В субботу всего-то минут тридцать показали проблески игры, пару "стеночек" - и болельщики после матча уже заговорили, что стало гораздо лучше. А мы-то и не выиграли даже.

- Сразу после назначения вы просили, чтобы вас называли Валерий. К игрокам это тоже относится?

- Естественно. Другое дело, что молодые ребята из дубля называют меня "Валерий Георгиевич". Те, кто постарше, обращаются "Георгич", иностранцы - "Валера". Две недели назад все меня называли Валерой, и теперь ничего не изменилось, несмотря на то, что мне приходится ходить в костюме. Обращение "Валерий Георгиевич" как-то режет слух.

- Особенно, наверное, в присутствии Газзаева.

- Да, определенные ассоциации возникают.

- Вас не беспокоит отсутствие лидера в команде? Что-то планируете менять в этом отношении?

- Лидер либо есть, либо его нет. Лидера нельзя купить или назначить. Не могу же я прийти и сказать: давайте лидером сделаем этого. Он должен появиться сам, причем таким лидером иногда становится тренер, а иногда - вся команда. В "Сельте" у нас было 6 испанцев, 6 аргентинцев, 6 бразильцев, 2 русских, 2 француза, израильтянин и никаких проблем насчет лидера не было. Меня беспокоит проблема команды, а не лидера.

- Какова судьба в "Спартаке" Черчесова и Шавло?

- Данный вопрос нужно адресовать акционерам, которые заключали с ними контракты. У Шавло, правда, срок соглашения заканчивается.

- Чего ждете от ответного матча с киевским "Динамо"?

- Во-первых, победы. А во-вторых, надеюсь, что наши футболисты просто сыграют в футбол. Когда дома 1:4 проиграл, перед ответным матчем думаешь: ну, ладно, поехали туда спокойно, терять-то уже нечего. А там, глядишь, ребята раскрепостятся, покуражатся, в первые десять минут два мяча забьют - и тут уже будет что терять.

- Вы летите в столицу Украины?

- Естественно.

- На все выезды будете выбираться?

- Нет. Такой необходимости не вижу. В Пермь, например, поехал, поскольку это был первый гостевой матч команды с момента моего вступления в должность. Хотел посмотреть, как все организовано, как строится работа администраторов и прочих служб. Опять же - возможность пообщаться с игроками, познакомиться с командой поближе. В целом остался доволен увиденным. Похоже, здесь все хорошо отлажено.

- Известно понятие "играющий тренер". А играющие гендиректора бывают?

- Пока не было. Пока.

- Неужели возникают такие мысли?

- Шутите?

- Отчего же. Не так давно вас хотела заявить команда третьей испанской лиги.

- Было дело.

- Причем, если не ошибаемся, там все было близко.

- Близко. Клубное поле в ста метрах от моего дома.

- В 99-м, когда сборной России предстояло играть на "Стад де Франс" с чемпионами мира, вы, стоя под трибунами перед выходом на поле, посмотрели на самоуверенных французов и сказали: "Ну, держитесь, Петрушки!" Остались таким же?

- Наверное. Это либо есть, либо нет.

- В последние две недели сколько вам удается спать в сутки?

- Нормально поспать удалось только один раз - восемь часов в Перми. А так - четыре-пять, не больше.

- Сколько еще понадобится жить в таком режиме?

- Это будет зависеть от многих факторов. Например, от назначения главного тренера. От того, что период дозаявок вот-вот завершится. Но остается миллион дел по структуре, реорганизации. Если бы команда выигрывала, болельщикам и журналистам было бы все равно, как клуб работает, что там происходит. Его деятельность тут же отошла бы на второй план. И, напротив, она мгновенно вылезает наружу, как только результат становится плохим.

- У "Спартака" есть еще одна болевая точка - стадион, строительство которого носит вялотекущий характер. Вы как-то будете влиять на этот процесс?

- Мне рассказали, что работа по стадиону ведется, поведали, в какой она стадии, но конкретно данным вопросом не занимался. Стадион "Спартаку" безусловно нужен, но я пока видел только проект, да и то лишь фасада.

- Освещение жизни ведущих футбольных клубов в Испании и России различается?

- Особого отличия нет. Точно так же журналисты выплескивают в печать пятнадцать - двадцать имен потенциальных новичков, например, "Реала". Когда одна фамилия вдруг совпадает, та же Маrса восклицает: вот видите, мы еще полтора месяца назад об этом объявили!

Если же о подходе в целом, считаю, что информацию всегда надо проверять. Тем более такому уважаемому изданию, как "Спорт-Экспресс". Вы недавно написали, что "Спартак" якобы уволил тренера по физподготовке Тони Берецки. Это очень удивило, поскольку человек продолжает работать по сей день. Я же всегда открыт для общения, мне можно позвонить, задать любой вопрос.

- Последние два года вы выступали в роли эксперта в еженедельной программе на государственном испанском канале TVE. Сейчас забросите телекарьеру?

- Теперь я здесь буду выступать.

- Разговор о продлении контракта с каналом был?

- После окончания прошлого сезона в Испании мне сказали: "Перед началом следующего чемпионата поговорим". Но сейчас это невозможно, поскольку я работаю в "Спартаке".

- Возможный вылет из Лиги чемпионов - серьезный удар по клубному бюджету?

- Ощутимый, что говорить. Но гораздо страшнее в этой ситуации удар по имиджу команды и клуба. Для его восстановления одной или двух игр недостаточно.

- Вы можете назвать себя жестким человеком?

- Думаю, что могу.

- Тяжело было отстранить Черчесова, с которым вы долго вместе играли, от руководства командой?

- Да, непросто. Мы очень давно знакомы, в последнее время нередко общались по телефону. И все же на первом месте всегда должны стоять интересы дела. Если они страдают, неизбежно принятие решения. Даже если речь шла не о Стасе, а о Вите Онопко или Юре Никифорове, моих лучших друзьях, я бы не смог поступить иначе. Хотя мне и пришлось бы еще сложнее. Но должность генерального директора предполагает подобные действия, тут уж ничего не поделаешь.

- Черчесов на вас обиделся?

- Не знаю. Наверное, ему неприятно.

- Сам он не собирался подавать в отставку?

- Нет. Но это жизнь. Я вообще, пользуясь случаем, хотел бы обратиться ко всем спартаковцам, бывшим и нынешним, ветеранам, болельщикам. Если у вас есть какие-то претензии, не надо обижаться на "Спартак". Можно обвинять каких-то конкретных людей, но только не клуб. Черчесов, например, может обидеться на меня, если ему от этого будет легче. "Спартак" тут ни при чем. Он выше и этой ситуации, и всего остального. Выше меня, выше всех тренеров и футболистов. "Спартаку" сейчас нужны поддержка со всех сторон, понимание и терпение. Только вместе мы сможем изменить ситуацию к лучшему.

- Может, тогда не следует приглашать в клуб бывших спартаковцев, с которыми вы вместе выступали?

- Почему?

- Чтобы в случае возникновения конфликтных ситуаций вы бы не рисковали потерять друзей.

- Не могу с вами согласиться. Я же не дружить приглашаю, а работать. Никто не станет платить человеку деньги только за то, что он хороший парень. Если кто-то не будет справляться с обязанностями, ему придется уйти.

- И все-таки неужели вы не боитесь испортить с ними отношения?

- Люди, про которых мы говорим, абсолютно адекватные. Они прекрасно все понимают. А если дружба крепкая, ее ничем не испортишь.

- В заключение разговора скажите, что все-таки послужило главной причиной вашего согласия взяться за работу в "Спартаке"? Стремление попробовать что-то новое или желание вернуться на родину?

- Возвращение в футбол. В феврале прошлого года я встречался в Виго с корреспондентами вашей газеты и сказал, что не готов к такому повороту событий. Но при этом добавил: "Года через полтора-два это вполне возможно". Теперь я, что называется, созрел. Тут и предложение подоспело. Тем более из "Спартака". О лучшем возвращении и мечтать было нельзя.
комментарии

опрос

Главное событие 2017 года?

Лента новостей

Турнирные таблицы