Карпин: структура «Спартака» не выдерживает никакой критики

Генеральный директор "Спартака" Валерий Карпин рассказал о проблемах внутри команды.

Карпин: структура «Спартака» не выдерживает никакой критики

- Валерий, что вы уже успели сделать на новом посту и, самое интересное, что бы вы хотели сделать, но еще не успели?

- Самое главное и самое первое мое дело, и о нем уже все знают, - это смена главного тренера. Дальше предстоит долгая работа по выведению клуба на профессиональный уровень буквально во всем. Иногда мне кажется, что в клубе профессионалы - это одни футболисты, а с остальными придется долго работать. Игроки знают, что у каждого есть контракт, который начинается и заканчивается, и его условия надо выполнять. И все они - кто-то хуже, а кто-то лучше - относятся к своему делу профессионально. В «Спартаке» же помимо футболистов есть огромное количество людей, у которых нет контрактов, которые работают за зарплату, и моя задача добиться от них такого же профессионального отношения к делу, какое демонстрируют игроки, так как и они являются важной составляющей клуба и команды.

- Неужели «Спартак» вам показался полулюбительской командой по сравнению с «Сельтой»?

- Командная и клубная структура «Спартака» не выдерживает никакой критики в сравнении с любой командой даже второго дивизиона Испании. Повторю, я не имею в виду тренеров и игроков: они составляют исключение.

- Вы считаете, что все эти люди оказывают серьезное влияние на игру команды, и, работая с ними, вы собираетесь изменить результаты «Спартака»?

- Однозначно так. В футболе мелочей не бывает. Для того чтобы наша программа по увеличению результативности и класса команды заработала, должно быть отработано все до мелочей.

- Можете привести примеры тех областей, которые в клубе работают очевидно плохо и непрофессионально?

- Мне бы не хотелось сейчас говорить о ком-то конкретно. В Европе, отправляясь в поездку, клуб вместе с футболистами делегирует тренерский штаб, врача и массажиста, то есть тех, кто нужен на игре. Вот мы недавно ездили в Остраву - 18 футболистов и еще с ними человек 20. То есть нефутболистов даже больше, чем футболистов. Это непорядок. Команда выезжает на игру, а не в путешествие и не на экскурсию в другие города. Мы едем на работу, поэтому должны присутствовать только те, кто будет работать, и никто больше. Или другой пример. Наш лучший нападающий Веллитон, получивший травму, уехал на операцию в Бразилию. С ним никто не поехал из клубных врачей, и никто не знает, как его лечили, как прооперировали, как теперь ему восстанавливаться и так далее. Это тоже неправильно и требует немедленного вмешательства для прекращения такого попустительства.

- Скажите, а вы сторонник того, чтобы журналистов брать с собой в командный чартер?

- Здесь многое зависит от ситуации и от самой поездки. Да и к журналистам имеет смысл приглядеться, подумать, кого взять.

- Каким вы хотите видеть в будущем «Спартак»? Вы мечтаете сделать из него высококлассный европейский клуб или хотите его вернуть в спартаковское русло?

- Я не вижу различия между высококлассным европейским клубом и традиционным «Спартаком». Я хочу вернуть в клуб, а это исчезло в последние пять лет, ощущение, что поражение - это страшная трагедия для всех. В наше время в раздевалке даже после ничьей, я уж не говорю о проигрыше, была гробовая тишина, и вовсе не потому, что нам запрещали улыбаться, а потому, что мы были страшно злы на себя за результат. А что происходит сейчас? Проигрыш в Лиге чемпионов киевскому «Динамо». Да, принципиальнее этой игры быть ничего не может, а ребята так безвольно проигрывают - 1:4. За две игры всего две желтые карточки. Я не говорю, что убивать надо, но хотя бы разозлиться на себя, на соперника.

- После матчей с киевским "Динамо" вы поняли, что в команде есть игроки, которые не соответствуют вашему представлению о футболисте "Спартака"?

- Думаю, что каждый игрок может биться за честь клуба, просто до него надо донести эту идею и объяснить, что именно он делает неправильно. Это уже задача главного тренера - решить, кто готов физически и психологически к игре.

- Не кажется ли вам, что в нынешнем «Спартаке» осталось совсем мало людей, для которых красно-белый ромбик - это не просто знак?

- Уверяю вас, что в футбольном мире все прекрасно знают, что «Спартак» - это великий российский клуб. Кстати, Микаэль Лаудруп тоже так считает. Он прекрасно знает, что пришел в клуб, который не просто должен играть профессионально, а должен занять свое место на вершине, должен под его руководством вернуть себе реноме. Он понимает, что «Спартак» по своей истории, по своей величине должен доминировать на поле в 70-80% матчей чемпионата.

- Как вы считаете, матч с ЦСКА был последней каплей для руководства клуба, когда стало ясно, что главный тренер не способен зажечь игроков?

- Это болезненная тема для болельщиков и игроков. Что касается того матча, то меня еще в команде не было, поэтому я ничего не могу об этом сказать.

- Что теперь ждет «Спартак»? Финиш сезона оценивать по гамбургскому счету не стоит: слишком многое изменилось в клубе с начала чемпионата. Как будет проводиться межсезонная подготовка, будет ли руководство подбирать игроков или же главный тренер займется формированием новой команды?

- Я много раз об этом говорил и повторю еще раз: по-моему, это неправильно отдавать право подбора игроков целиком тренеру, как это делается в Англии. Сегодня тренер подбирает команду под себя, а завтра он уходит в другой клуб. Игроков же обычно приглашают не на год, а как минимум на два-три. В результате после ухода тренера игроки становятся балластом для клуба. Мне ближе другая система. Вместе с тренером определяются позиции и список возможных игроков. Этот список утверждается: если тренера и клуб футболист устраивает, то начинаются переговоры. Мы эту работу с прицелом на следующий год уже начали, и портфель по игрокам уже составляется.

- Будет ли «Спартак» укрепляться?

- Конечно, будет, как и все остальные команды. У нас уже есть примерный план по укреплению команды. Конечно, сейчас я вам не скажу, кого на какие позиции мы планируем, потому что там играют футболисты, которых мне совсем не хотелось бы обижать.

- Болельщики требуют от вас возвращения Егора Титова в клуб?

- Сейчас эта тема немного затихла.

- Судя по вашей фразе, что тренеру нельзя дать полную свободу в подборе игроков и в создании своей команды, вы в какой-то степени поддерживаете мнение руководства клуба, что заслуга тренера - это всего лишь несколько процентов в результатах команды.

- Если бы в руководстве по-прежнему так считали, то взяли бы из ВШТ (Высшая школа тренеров) какого-нибудь тренера, раз от него зависит всего 10% успеха. Но Леонид Арнольдович Федун остановился на Лаудрупе, не самом дешевом тренере в Европе, надо сказать. Мой приход в команду тоже говорит о том, что многое во взглядах руководства меняется в настоящее время.

- Лаудруп был единственным кандидатом на пост тренера?

- Конечно, он был не единственным, но о других кандидатурах говорить не буду, потому что не хочу называть тех, кто не стал главным тренером "Спартака".

- Мы помним Лаудрупа как гениального диспетчера в футболе. Это не случайно, что в «Спартак» пришел человек именно этой футбольной ориентации?

- Далеко не всегда футболист в тренерской работе продолжает придерживаться своего игрового амплуа. Например, Романцев всегда был очень жестким защитником, придя в «Спартак» главным тренером, он продолжил следовать традициям, и его команды играли в красивый атакующий футбол. Сегодняшней команде нужен не только результат, нужен человек, способный начать восстановление спартаковских традиций. Если бы нам нужен был только результат, то мы пригласили бы Жозе Моуриньо, сделавшего «Челси» и «Порту», или Фабио Капелло.

- Неужели такого тренера можно заманить в Россию?

- Думаю, пока нет. Хорошие деньги они и в Европе получают.

- Полтора года назад «Спартак» играл в Кубке УЕФА в Виго с "Сельтой". Тогда вы могли представить, что через некоторое время вернетесь в Москву в «Спартак» в качестве генерального директора?

- Тогда я о таких поворотах в своей судьбе не думал. Впервые возникли разговоры о работе в «Спартаке» только в июле этого года. Началось все с выдумок журналистов. Летом я приехал в Москву по делам, и Аленичев предложил сходить посмотреть, как играет Титов, только что переведенный в дубль. Тут же мне начали названивать с вопросами, почему я интересуюсь дублем «Спартака», не собираюсь ли заняться руководством клуба. То есть первыми, кто озвучил эту мысль, были журналисты. Помню, еще в январе мне позвонили из команды и спросили, насколько реальной для меня может стать работа в «Спартаке». Тогда это было абсолютно невозможно, и я категорически отказался. Летом ситуация изменилась, к тому же вышла пресса с прогнозами журналистов на мой счет, и буквально через две недели у меня уже состоялись разговор и встреча с клубом.

- На какой срок вы заключили договор с клубом?

- На полтора года. Я иду с Лаудрупом в связке. На самом деле я подписал договор только на полтора года, потому что не знаю, как пойдут дела. Может, у меня ничего не получится, зачем же тогда держаться за свой четырехлетний контракт, это не мой путь.

- Хотелось бы вам, чтобы структура «Спартака» походила на структуру «Сельты»?

- «Спартак» должен выстраивать структуру более внушительную, чем у команд «Реал Сосьедад" или «Сельта».

- Вы собираетесь поменять или, может быть, добавить какие-нибудь недостающие службы в структуру клуба?

- На мой взгляд, служб и так слишком много, к тому же работают они не очень эффективно. В этом и состоит моя задача - повысить результативность и работоспособность всех существующих структур.

- Как вы относитесь к продолжающейся критике, особенно из уст бывших футболистов «Спартака», в адрес технического директора Евгения Смоленцева? Говорят, что именно он занимается почти всеми вопросами, связанными с футболистами: контрактами, трансферами...

- Надо оценивать человека по его делам. Ему ставят в вину, что из «Спартака» за последнее время ушло много молодых игроков, но посмотрите, куда они ушли и как там играют. Все эти оценки относительные, и, возможно, он был прав, продавая футболистов, которые не могли найти свое место в команде.

- Как вам кажется, в новых условиях может возникнуть такая идея - собрать обратно в команду своих воспитанников?

- Вряд ли. Тренер подбирает футболиста по его игровым качествам, а не по тому, спартаковец он или динамовец.

- У вас у самого в карьере была такая история, когда новый тренер вернул вас в «Реал Сосьедад».

- Я, видимо, в тот момент был нужен. Я играл хорошо в «Сельте», я был игроком, нечужим для "Сосьедада", но контракт со мной подписали только на год.

- Класс игрока - единственный критерий для вас?

- Да, это нормальный, профессиональный подход к делу. Если игрок подходит и еще является спартаковским воспитанником, то это просто великолепно, идеально.

- В ваши функции входит общение с прессой?

- Я только с прессой и общаюсь на самом деле.

- Вы долгое время проработали в Испании, где роль прессы и ее влияние, в частности, на спортивный мир огромны. Вы научились общаться с журналистами?

- Это вам судить, научился я или нет.

- Какова испанская пресса? Ведь последний скандал, связанный с «Зенитом», был вытащен на суд мировой общественности именно в Мадриде.

- Любовь к скандалам проявляется не только у испанцев, но и у всей мировой журналистики. В России за последние годы пожелтело огромное количество серьезных в прошлом изданий.

- El Pais - это серьезное издание, ему можно верить?

- В Испании я доверяю двум газетам - El Pais и El Mundo. Ведь именно El Pais в 2005 году вытащил на свет и раскрутил допинговые нарушения в велосипедном спорте, и историю с «Ювентусом» тоже начали испанцы, а не итальянцы.

- Собираетесь ли вы защищать своих игроков от желтой прессы?

- Закрыть совсем доступ в команду, наверное, нельзя. Единственный выход для футболистов - это не попадаться и стараться всячески избегать скандалов.

- Есть ли у «Спартака» задача до конца сезона?

- Выиграть все игры, что остались, и занять максимально высокое место.

- Вы ставите перед командой цель добиться успеха в Европе?

- Для начала нужно добиться успеха в России. Можно быть или чемпионом, или нечемпионом. В Испании нет почетного второго места в чемпионате или третьего, это чисто российская придумка. Существует только одно место, о котором помнят, - это первое.
комментарии

опрос

Главное событие 2017 года?

Лента новостей

Турнирные таблицы