Колодин: сплю на установках

Защитник сборной России Денис Колодин не жалеет, что несколько лет назад перешел в московское "Динамо".
Колодин: сплю на установках


- Неужели вы считаете, что в моей жизни есть что-то интересное? О чем писать? - искренне поразился Денис. - По-моему, каждый день одно и то же. Будни.

- И Москва стала такими же буднями?

- Город как город, никакой любви к нему нет. Я из дорог-то знаю только, пожалуй, Ленинградку, больше мне не надо.

- Но ведь подарила вам Москва неординарных знакомых?

- Конечно. В первую очередь - Овчинников и Карчемарскас. Люди необычные, как все вратари. С Овчинниковым и после ухода из команды созванивались, даже в гости к нему заезжал.

- Когда видели его дом в Баковке, - не мечтали о таком же подмосковном уюте в собственной жизни?

- Все так, но при чем здесь Подмосковье? Я мечтаю о доме в пригороде Волгограда. И жить после футбола буду скорее всего, в Волгограде, там квартира осталась. Если московскую не куплю - пока снимаю, на свою денег не хватает. Коплю. Хоть мне сейчас просто: живу один, зарплаты хватает надолго. Еще помню, как в волгоградской "Олимпии" получал пять тысяч рублей в месяц.

- Кто считался самым талантливым парнем в той "Олимпии"?

- Адамов, который за "Москву" забивает, и Рябых. Был такой футболист из Воронежа. Он в киевском "Арсенале" поиграл, а сейчас никому не нужен. Все забыли. А когда-то о нем, 16-летнем, миланский "Интер" мечтал.

- К каким выводам такая судьба приводит?

- Надо работать, а не лениться.

- Девушку в столице не завели?

- А зачем они, девушки, нужны?

- ???

- Хотя нужны, конечно. Но такого, чтобы любовь... Нет, со мной этого еще не было.

- Хотя в Самаре поклонницы у ворот базы футболистов караулили.

- Караулили, точно. Но там поклонницы такого возраста, что только до школы можно проводить. Если не до детского сада.

- Могли бы сегодня не в "Динамо" играть, а в ЦСКА.

- Мог. Но сегодня нисколько о выборе в пользу "Динамо" не жалею. У меня все хорошо сложилось.

- Люди из ЦСКА, вы как-то рассказывали, так себя повели на переговорах, что вы собрали вещи и отправились своим ходом на вокзал...

- Вот именно. Не помню, что меня задело, но действительно: собрался и уехал без лишних разговоров. Решил еще год поиграть в "Уралане". А может, просто испугался, тоже допускаю.

- Вы во второй лиге поиграли. Самый экстремальный выезд?

- Все. Сегодня представить сложно, как можно по 20 часов на автобусе ехать в один конец, а тогда привыкли. Один раз на самолете полетели по маршруту Нижний Новгород - Дзержинск. Проиграли 0:6 - и на этом самолеты для нас закончились. А что такого в автобусе? Свой, чистенький - можно было на полу спать. Я и спал с мешком под головой.

- Первый нападающий, против которого играли персонально, был Будунов. А против кого пришлось всего тяжелее?

- Против него же. Я еще неопытный был, боялся чего-то. Казалось - потрясающе быстро все происходит. Потом так же, без большой мысли, вцепился в Титова. Но особенно туго пришлось против "Алании", как вспоминаю. У нее впереди два маленьких бразильца играли, Эду и Паулу Эмилиу - вот с ними настрадался.

- Как-то Слуцкий вас назвал человеком без больших амбиций. Ошибся?

- Слуцкий восемь лет со мной работал, ему виднее, что у меня с амбициями. Когда играешь в клубе вроде "Уралана", амбиции не видны. Но мне выигрывать всегда хотелось. Есть амбиции, есть. Может, не такие, как у Слуцкого...

- Редкий тренер умеет по-настоящему мотивировать игроков. Кто на вашей памяти умел это делать лучше всего?

- Слуцкий, но это было во второй лиге. Вторая и есть вторая. Павлов, пожалуй.

- Кто из ваших тренеров был особенным мастером придумывать необычные слова на установках?

- Я сплю на установках, не знаю.

- Шутите?

- Шучу. У Хиддинка, например, установки совсем коротенькие, 10-15 минут, не успеваешь ничего услышать. Пока до поля дошел, слова эти забыл. За жизнь не было ни одной установки, которую я запомнил бы надолго. Вот футбольные моменты лучше всех давал Шалимов, тонко чувствовал, когда пауза нужна. Хотел "Уралану" поставить итальянский футбол. Было по-своему интересно, но команда была такая, что не поняла.

- Когда Вортманн отправил вас в запас - это было больно?

- Нет, от этого боли не было. Была от другого. В клубе сижу на лавке, а приходят вызовы в сборную. И там сажают на трибуну. Хотелось сказать: лучше вообще не вызывайте, чем устраивать такой цирк. Приезжать в сборную, зная, что тебя все равно не поставят на игру, было страшно неприятно. Ради чего? Чтобы называться "игроком сборной"? Это сейчас я абсолютно уверен в своих силах, а тогда остатки уверенности такие вызовы убивали. Думаешь про самого себя: кто ты такой вообще?

- Подошли бы к Вортманну, рассказали, как хотите играть, как любите "Динамо"...

- Никогда не буду плакать и проситься. Ну не смешно ли: Колодин месяц в команде, а подходит и рассказывает, как он любит "Динамо", как предан. Я такого даже в Самаре никогда не сказал бы. Вы мне еще предложите буковку "Д" вытатуировать. Я прежде никогда поклонником "Динамо" не был, за этот клуб не болел.

- Чтобы вы пустили в ход кулаки, надо было сильно постараться?

- Это точно. Не знаю, что на меня нашло, когда кинулся на Рибейру, брата Манише. Я не настолько вспыльчивый человек. У меня и драк-то особо в жизни не было. Только в детстве, когда к брату в деревню ездил, душу и кулаки отводил.

- Стенка на стенку?

- Всякое бывало. Неохота вспоминать. Рибейру может, и не виноват ни в чем, просто подвернулся мне не в то время. И не в том месте. Попал под плохое настроение. Я даже не бил его, просто схватил крепко, а он испугался. Да я сам от себя такого не ожидал.

- От высиживания на скамейке сомневаться в себе не начали?

- Бывало. Когда игровой практики не хватает, уровень падает. С каждым днем становишься слабее как игрок. Но я себя успокаивал: меня же не только "Динамо", но еще и "Зенит" звал. Значит, кому-то я нужен, можно будет в другой команде себя попробовать, если что.

- От психологической травмы остается рубец?

- Конечно. Но самый глубокий у меня остался от проигранного с Самарой финала Кубка "Тереку". Я ведь тогда бежал за Федьковым... По той ситуации должны были вчетвером держать оборону, вдруг вижу: один защитник пропал куда-то. В брешь Федьков и нырнул. 90-я минута. Мяч летел в пустые ворота, я мчался за ним и понимал, что не догоню. Полкоманды потом сидели на поле и плакали как дети.

- В "Динамо" хоть раз за сезон мысль мелькнула: "Мы ж вылетаем"?

- Да после каждого поражения только об этом и думалось! С первого тура! Часто начинали мяч катать, думали, все, территорию под себя подмяли, осталось только забить. Тут нам гол, как правил о, втыкали, начиналась паника, летели отыгрываться - и получали еще один вдогонку. Повезло, что Траоре из "Локомотива" с двух метров гол нам не забил. Пропустили бы - снова, думаю, проиграли бы.

- Случалось близко встречаться с футболистами, которых могли бы назвать гениальными?

- Сережа Овчинников. Хохлов меня иногда поражает. Из других команд - Аршавин... На Манише смотрел на чемпионате мира, не узнавал: потрясающий игрок. Не понимал - почему в "Динамо"-то он ничего не показывал? Но больше всего меня при личной встрече поразили хорваты. Вот там действительно гении играют. Командная игра фантастическая.

- В прошлом году, наверное, особенно хорошо понимали, насколько потрясающая была когда-то обстановка в "Крыльях"?

- Это точно. Сейчас невозможно представить, что в команде может быть такая атмосфера. Это заслуга Германа Ткаченко, от него все шло.

- В Москве видитесь?

- Он остается моим агентом. В Москве покупал BMW, первую в моей жизни новую машину. Так Герман и выбрать помог в салоне, и оформление взял на себя. Мне оставалось только сесть за руль и поехать. Кстати, в Москве ездить куда приятнее, чем в Волгограде. У вас все вежливые, пропускают, - а в Волгограде будешь стоять, пока последний не проедет.
комментарии

опрос

Главное событие 2017 года?

Лента новостей

Турнирные таблицы