Колосков: Россия - сама по себе великая держава

{mosimage}

Бывший президент РФС Вячеслав Колосков дал интервью.
Колосков: Россия - сама по себе великая держава


- Леннарта Юханссона на посту президента УЕФА сменил Мишель Платини. Это начало новой эры в европейском футболе или скорее можно говорить о преемственности?

- Прямой преемственности точно не будет. Во всяком случае, такое впечатление сложилось после первого заседания исполкома УЕФА, которое провел Платини. Новый президент сразу же сделал несколько перестановок, причем все они были увязаны с тем, кто поддержал его на выборах, а кто - нет. В частности, был снят со своего поста ближайший друг Юханссона вице-президент УЕФА Пер Омдаль из Норвегии, вместо которого Платини поставил немца Герхарда Майера-Форфельдера. При этом у последнего никаких перспектив нет - ему за семьдесят и никакими полномочиями у себя в стране он уже не обладает. Зато Майер-Форфельдер заявлял, что всячески поддерживает Платини, хотя нынешнее руководство немецкой федерации голосовало, как известно, за Юханссона.

Сменен в УЕФА и казначей - прежний, президент голландской федерации Матье Спренгерс, открыто поддерживал бывшего руководителя европейского футбола. Но главное даже не это. Лично мне очень не понравилось то, что первое же решение Платини было направлено против Восточной Европы: при выборе кооптированных членов исполкома он призвал проголосовать за представителей Швейцарии и Австрии, поскольку в этих странах пройдет чемпионат Европы. Между тем по результатам голосования кооптировать нужно было президента словацкой федерации. Тем более что даже в уставе УЕФА прописан принцип сохранения баланса между Западной и Восточной Европой, который теперь нарушен.

Не очень понравилось и то, что новый президент сразу же предложил изменить несколько статей в уставе УЕФА, стараясь адаптировать его под свои предвыборные обещания. Но так в цивилизованных странах не делается. Это обещания надо давать на основании устава, а не наоборот. Я предложил Платини не делать отдельных резких движений, а представить исполкому комплексную программу развития организации, подобную тем, что представлял в свое время Юханссон, чтобы мы понимали стратегическую перспективу.

В общем, первые шаги нового президента показали, что о преемственности речи не идет. Понятно, что мы, тринадцать членов исполкома, не будем молча наблюдать за происходящим, тем более что предыдущая администрация зарекомендовала себя с лучшей стороны, главное доказательство чему - фантастическое финансовое положение УЕФА. Лига чемпионов, чемпионат Европы, другие последние маркетинговые начинания - все эти проекты более чем успешны. И менять здесь ничего не нужно.

Ни в коем случае нельзя менять и отношения УЕФА с Евросоюзом. Они сегодня очень хорошие - недаром, в частности, достигнуты четкие договоренности о непризнании Евросоюзом группы G-14. В специальном докладе бывшего министра спорта Португалии, подписанном всеми министрами спорта ЕС, подтверждены все те приоритеты, которые отстаивал УЕФА, - автономность спорта и футбола от политики, поддержка централизованного маркетинга, ориентация на национальные федерации, а не на лиги и многое другое. Если будет принята конституция Евросоюза, все эти постулаты туда войдут.

(Улыбается.) Еще одна деталь: Платини - человек достаточно скупой, и это уже начало проявляться. Обычно, когда прилетаешь на исполком, в аэропорту накрыт небольшой стол - кофе, чай, пирожные, печенье, фрукты. Мало ли - кто-то позавтракать не успел. В этот раз ничего, кроме напитков, не было. И на официальном обеде для членов исполкома выбор закусок значительно сократили, а вместо двух-трех горячих блюд оставили одно. Этакая французская диета. Не самое страшное, конечно, изменение, но о характере нового президента оно говорит многое.

Вел заседание Платини, естественно, неуверенно, но это как раз не суть важно: опыт - дело наживное. А вот что, безусловно, заслуживает одобрения, так это его подчеркнуто уважительное отношение к Юханссону, выбранному почетным президентом УЕФА. Платини сам возглавил комиссию по выработке контракта с Юханссоном, и шведу наверняка будут обеспечены такие же условия, как, например, Авеланжу в ФИФА.

- За счет чего победил Платини? Ведь административный ресурс, на который у нас принято ссылаться, когда речь заходит о выборах, был у Юханссона.

- Главную роль сыграли два фактора. Первый - полное бездействие Юханссона в предвыборный период. Он никуда не ездил, ни с кем не вел переговоров, не образовывал групп поддержки. Я предложил ему приехать в Москву на Кубок Содружества, но он отказался в отличие от Платини. Активная работа предвыборного штаба француза - второй фактор. Его поддержал президент Франции Жак Ширак, выделявший Платини опытных советников и даже свой самолет. Было издано немыслимое количество брошюр на всех европейских языках, были поездки к руководителям всех 52 федераций. Платини, легенду футбола, считали за честь принимать премьер-министры и другие руководители государств.

Президент ФИФА Блаттер даже как-то сказал мне: "Слава, поговори с Юханссоном - пусть снимет свою кандидатуру ведь больше десяти голосов все равно не наберет". Я отказался, тем более что сомневался в прогнозе Блаттера. И не зря: будь Юханссон немного активнее - и расклад мог оказаться в его пользу Все решали два-три голоса, которые он вполне мог приобрести даже в последние дни.

- Юханссон не жалеет теперь, что был так пассивен?

- Нет. Он мужественно довел конгресс до конца, сказал всем добрые слова. Так получилось, что я провожал его на самолет (мой рейс был следующим), и вот там уже, при прощании, он расплакался.

- Принято ли в высших футбольных сферах общаться помимо формальных встреч? Скажем, вместе ужинать, ходить друг к другу в гости?

- Принято. Не у всех, конечно . В основном у нас или у скандинавов. А швейцарцы вряд ли с кем-то станут за стол садиться. Да и Платини тоже. Вот Блаттер - другое дело. Мы с ним уже лет 30 друзья. Настоящие.

- Но он ведь как раз швейцарец!

- Да. Но не простой, а горный швейцарец.

- Блаттер каждый год проводит у себя на родине футбольный турнир с участием друзей и коллег. Вы тоже выходите на поле?

- Раньше выходил. Сейчас уже нет. Теперь играет Платини. Да и сам Блаттер немного отяжелел. Кстати, в свое время мы с ним в теннис играли в паре и были непобедимы!

И с Юханссоном мы в последние годы сошлись довольно близко. Он прекрасно знал, что в 1998 году я поддерживал на выборах Блаттера и тот победил. Но Юханссон меня ни разу не упрекнул в том, что я тогда был на стороне его соперника. Юханссон бывал у меня дома, я - у него. И до недавних пор мы с ним за ужином "усиживали" бутылку виски на двоих.

- А еще говорят, что у Юханссона проблемы со здоровьем.

- В свое время он перенес подряд две операции и, можно сказать, дрогнул: два года назад сказал, что баллотироваться не будет. Но когда жизнь показала, что он в состоянии работать, передумал и выставил свою кандидатуру.

- И мотивировал это тем, что в европейском футболе сложные времена и он не может его оставить. Действительно ли времена сложные? Что угрожает футболу?

- Сейчас острота спала. А угрожал европейскому футболу раскол. Дело в том, что в то время очень активно действовала группа G-14, в которую входят уже 18 клубов. Она и сейчас делает все, чтобы наш футбол сошел с провозглашенного исполкомом курса на распределение огромных доходов между всеми, а не только между богатыми, на поддержку национальных федераций. У них одна идея: заработали деньги - отдайте.

Во-вторых, УЕФА опасался активного вмешательства в футбольные дела политиков, то есть Евросоюза с его трудовым и антимонопольным законодательствами, правилами миграции и так далее. Но, как я уже сказал, все эти проблемы удалось решить. На данный момент одной из главных опасностей остаются гражданские суды. Время от времени недовольные клубы подают в них иски, что противоречит нашему уставу. Но суды-то эти иски принимают. Такая практика может взорвать европейский футбол наподобие дела Босмана.

- В России многим все это представляется чем-то далеким. Насколько возможные перемены могут повлиять на российский футбол? Мы ведь не обязаны подчиняться законам ЕС.

- Да. Но уставы ФИФА и УЕФА обязательны для всех членов этих организаций. А устав УЕФА в немалой степени адаптирован к законам ЕС. С другой стороны, тот же закон о свободном перемещении рабочей силы на нас сегодня не распространяется. Установленные РФС лимиты на легионеров - наше решение. Мы имеем право вообще запретить клубам приглашать иностранцев, как это сделано во втором дивизионе. Другими словами, мы можем предпринимать независимые от Евросоюза шаги. Но не выходя за рамки, очерченные уставами и регламентами ФИФА И УЕФА.

- Похоже, в последнее время участились случаи вмешательства государственных структур в футбольные дела - в Польше, Македонии... Вы ведь в ФИФА как раз занимаетесь этими вопросами, не так ли?

- Эта тенденция более характерна для Африки. Началось все с того, что ФИФА стала ежегодно выделять ассоциациям, в том числе самым бедным, по 500 000 долларов на развитие, еще столько же - про программе Соаl и так далее. Появились большие деньги - появились и желающие их прикарманить. Начали возникать конфликты. Но мы их быстро пресекли. Если еще пару лет назад мы рассматривали по 30 и более подобных случаев, то сейчас - восемь - десять, максимум двенадцать в год.

В Европе ситуация несколько иная, схожая с той, которая была в РФС. Проблем у европейцев две. Первая состоит в том, что ряд спортивных законов расходился с основными требованиями ФИФА. Вот в Греции, которой я как раз занимался, аттестацию футбольных клубов проводила не федерация, а министерство спорта. Министр был вправе назначать генерального секретаря федерации, утверждал состав дивизионов и так далее. Нашим уставом все это категорически запрещено. Мы предупредили: если законодательство не будет исправлено, Грецию придется дисквалифицировать. Греки очень быстро внесли необходимые изменения. Полякам сказали: не приведете до 31 марта закон в соответствие с уставом ФИФА, о проведении чемпионата Европы можете забыть. Это немедленно возымело действие.

Вторая из проблем связана с желанием властей приструнить национальную ассоциацию, взять ее под контроль. Где-то это делается грубее, где-то элегантнее. Но мы и на такие случаи реагируем очень быстро.

- Кто, на ваш взгляд, фаворит в борьбе за право провести чемпионат Европы 2012 года?

- Фаворитом сейчас была бы Россия - если бы не сняла свою заявку...

- Почему же сняла? Ведь мы претендовали на проведение Euro-2008, а во второй раз добиться желаемого легче?

- Причины неизвестны. Когда мы с Тукмановым ушли со своих постов, исполком РФС принял такое странное решение. Заявка эта никому не мешала. Оставалось только работать. Тем более что перспективы-то были. В Питере уже начали строить стадион. "Спартак" с ЦСКА тоже будут сооружать свои арены. "Локомотив" и "Лужники" уже есть.

Кстати, в последний раз мы вышли с предложением провести чемпионат в двух городах - Москве и Санкт-Петербурге. И нас поддержали. Безопасность была бы обеспечена, принцип компактности тоже, гостиниц в обоих городах много. Думаю, мы бы выиграли, как говорится, в одну калитку. Тем более что на данный момент явного фаворита нет. В Италии - коррупция, федерация не работает. Плюс беспорядки, убийство полицейского, закрытые стадионы. О Польше я уже говорил. В Хорватии и Венгрии все мирно, но нет современных стадионов.

- Не могут ли перенести Euro-2012 еще куда-нибудь?

- Уже нет. Выбирать будут из трех кандидатур.

- Кто победил бы, если бы голосовали сегодня?

- Хорватия и Венгрия. У них нет стадионов, но нет и конфликтов. Впрочем, если Польша выполнит все требования, то, скорее всего, фаворитом станет она с Украиной.

- Как вы относитесь к идее финального турнира с участием 24 команд? Не многовато?

- Я сразу выступил против: это девальвирует турнир. По сути, в нем будет участвовать половина стран. С моей точки зрения, речь идет о своего рода предвыборном трюке. Думаю, и сам Платини поймет, что это не по-спортивному Конечно, если расширить финальные турниры до 24 команд, Россия среди них наверняка будет всегда. Но это неправильно.

- А что скажете об изменениях в Лиге чемпионов, на которые намекал Платини? Идею ограничить представительство в ней тремя командами от одной страны многие сочли реверансом в сторону малых стран и Восточной Европы. Говорят, именно их поддержка и принесла ему победу.

- Да, так и есть. Мне кажется, что и это - PR-кампания. Не стоит забывать, что Лига чемпионов наряду с чемпионатом Европы сегодня кормит практически весь европейский футбол. И 85 процентов доходов приносят пять наиболее развитых футбольных стран. Понятно, если вместо грандов в Лиге будут выступать "Левадия" или БАТЭ, это плюс для пропаганды футбола. Но с нынешним пониманием маркетинга такой ход никак не вяжется. Хотя пять клубов от одной страны - пожалуй, действительно чересчур.

- Вы много лет представляете Россию в ФИФА и УЕФА. По вашим ощущениям, нас там воспринимают как региональную державу или все же как силу континентального масштаба?

- Россия - сама по себе великая держава, но в футболе ее место остается непредсказуемым. Как и у Советского Союза. Распространено заблуждение, что раньше футбол у нас был потрясающим, что мы много всего навыигрывали. Если разобраться, это не так. Мы выиграли Олимпиаду-56, потом - Кубок Европы 1960 года, когда в финальном турнире участвовали четыре сборные, позже - Олимпиаду-88. Более или менее успешно выступали на других турнирах. Раньше о советских футболистах говорили как о мощных, физически крепких, выносливых. Теперь и этого преимущества нет. В СССР была великолепная тренерская школа, но ее наработки используются плохо, и сегодня клубы приглашают специалистов по физподготовке из Португалии, Бразилии, Австрии...

Словом, мы и не на задворках, и не среди фаворитов. Кроме того, восприятие футбольной России зачастую происходит сквозь призму личных взаимоотношений, на которых строится многое. Скажем, укреплению авторитета нашего футбола во многом способствовал первый вице-президент ФИФА Валентин Александрович Гранаткин. Или другой пример: если бы не дружеские отношения Юханссона со мною и мэром Москвы Юрием Лужковым, Россия не получила бы ни финал Кубка УЕФА-99, ни финал Лиги чемпионов будущего года. Сколько проблем пришлось преодолеть УЕФА восемь лет назад! С визами, с ввозом оборудования, не говоря уже о вывозе. Да еще понести финансовые потери - ведь у нас, учитывая уровень доходов людей, не могли назначить высокие цены на билеты. И все же теперь Лужникам отдали финал Лиги чемпионов.

- Стоило ли, раз это невыгодно, да еще сопряжено с такими сложностями?

- С организацией матча проблем быть не должно. Тем более что у нас уже есть опыт финала Кубка УЕФА. С другой стороны, наши граждане стали богаче. Конечно, мы еще не можем установить на билеты такие цены, какие приняты в Западной Европе, но если УЕФА и проиграет на билетах, то не много. Доходы процентов на 80 обеспечиваются не этим, а продажей коммерческих прав .

- А России финал Лиги выгоден?

- Конечно. Ведь мы получим определенный процент от доходов. И выгода измеряется не только деньгами. Никогда прежде финал Лиги чемпионов не проводился в Восточной Европе, так что для России он станет эпохальным событием.

- Оглядываясь назад, признайтесь: когда Россия вступила в борьбу за Euro-2008, вы всерьез верили в то, что нам могут дать этот турнир?

- Мы рассчитывали на победу. У нас были гарантии от Санкт-Петербурга, Казани, Краснодара, Самары. Но это документы, подписанные губернаторами и главой правительства Татарстана. Банковских гарантий у нас не было. Презентацию устроили, пожалуй, лучшую среди всех претендентов. (Улыбается.) Виртуальные стадионы у нас были самые красивые. Но прилетела, например, комиссия УЕФА в Самару, а там взлетно-посадочная полоса принимает только небольшие самолеты и в жаркое время буквально плавится. Международный сектор аэропорта - зеленый военный ангар. Дорога до города - не дай бог на приличной машине поехать. Комфортабельная гостиница на большое количество мест еще только строилась. Комиссию туда вечером привезли, когда уже темно было. Тем не менее она все увидела. Но мы тогда считали так: сейчас не пробьемся, зато в следующий раз - обязательно. Очень жаль, что Россия сняла свою кандидатуру. В сегодняшней ситуации мы, повторяю, были бы фаворитами.

- Россия в рейтинге ФИФА занимает 27-е место, а Украина - 11-е, вместе с Польшей она претендует на проведение чемпионата Европы, Григорий Суркис стал членом исполкома УЕФА. Не вытесняет ли Украина потихоньку Россию с позиции лидера Восточной Европы?

- Украина в футбольном плане развивается очень динамично. Суркис был депутатом Верховной рады, одним из самых приближенных к бывшему президенту людей и использовал на цели развития футбола личные связи и средства. В России урок футбола в школах ввели в пробном порядке в Рязанской области, Красноярском и Краснодарском краях. На Украине он по решению правительства стал обязательным предметом по всей стране. Мы, пока не было еще в нашем футболе Романа Абрамовича, строили в год два-три поля благодаря средствам, которые получали от ФИФА и УЕФА. Украина создавала их за счет местных бюджетов. По размерам Украина меньше, потому она более управляема. Главное же - там была и есть четкая административная поддержка со стороны первых лиц государства, а в России до них не достучишься.

- Тем не менее чемпионат на Украине слабоват...

- Но и при нем сборная попала в восьмерку сильнейших на чемпионате мира. Прежняя формула "сильные клубы - сильная сборная" сегодня не работает. Украина, повторюсь, развивается динамично, но она не занимает и в ближайшие годы не займет в международном футболе более значительное место, чем Россия.

- За российским футболом вы уже почти два года наблюдаете со стороны. Что за это время в его развитии вас порадовало, что огорчило?

- Радостей больше. Юношеская команда выиграла чемпионат Европы, ЦСКА - Кубок УЕФА. И, конечно, сделан колоссальный прорыв в создании инфраструктуры. Прекрасно, что существует и реализуется программа строительства футбольных полей. Прежде об этом можно было только мечтать.

Огорчило же прежде всего то, что сборная не пробилась на чемпионат мира. Кроме того, мне не очень понятно, почему не востребованы в РФС такие профессионалы, как бывший генеральный директор Александр Тукманов или Владимир Радионов, который многие годы работал генеральным секретарем союза. Эти люди - элита российского управленческого аппарата. За рубежом их прекрасно знали и ценили. В РФС вообще осталось мало футбольного люда, который придавал бы работе особый дух. И это смущает. Все передать в руки менеджеров, с моей точки зрения, не совсем правильно. Коридоры в РФС больше не заполнены, как раньше, действующими игроками и ветеранами. Теперь туда приходят, чтобы поля пробить, решить другие вопросы подобного рода. Впрочем, в целом позитивных моментов больше, чем негативных.

- Часто доводится слышать, что российский футбол на подъеме. Но кто-то - обратного мнения. Как бы оценили ситуацию вы?

- Вопрос в том, что взять за критерий. Сейчас развернулся перестроечный процесс. Установлены, в частности, финансовые гранты для тренеров, работающих в детско-юношеском футболе. Но само по себе это еще не подъем. Укрепляется материальное положение ДЮСШ, но это не достижение, а обычная рутинная работа любой национальной ассоциации. Главная оценка в спорте - результат. Вот выиграла чемпионат Европы юношеская сборная - значит, у нас хорошая команда 1989 года рождения, а у нее хороший тренер. Теперь, правда, она же не выиграла Мемориал Гранаткина, хотя, казалось бы, обязана была побеждать. Если в двух словах, то ситуация у нас стабильная: без взлетов и падений.

- Часто бываете на футболе?

- Время от времени. По телевизору смотрю постоянно.

- На ваш взгляд, российский чемпионат сегодня интереснее, чем три - пять лет назад?

- У нас был интересный чемпионат в прошлом, интересен он и сейчас. Помните тбилисское "Динамо", завоевавшее в 1981-м Кубок обладателей кубков? Потрясающая команда, на которую радостно было смотреть! Лично я получал наслаждение от игры Кипиани, Гуцаева и других. Или взять киевское "Динамо" с Блохиным, Веремеевым, Колотовым. Или бесковский "Спартак". Они показывали эталонный футбол. А сегодня есть ЦСКА. С приходом в этот клуб приличных иностранных футболистов матчи с его участием стало интересно смотреть. Вот вышел на замену в игре с "Маккаби" Карвалью - видно, что не готов, но видно и то, что играть он умеет. К сожалению, сегодняшний ЦСКА в отличие от прежних команд, о которых я говорил, свой уровень поддерживает не всегда. Случаются непонятные спады, причины которых, возможно, кроются в области психологии. А чемпионат, полагаю, у нас будет все интереснее.

- Во многом все-таки за счет легионеров, не так ли? Не запоздали ли мы с лимитом на иностранцев? Кстати, когда вы возглавляли РФС, были ли попытки его ввести?

- Конечно. У нас была программа, согласно которой в 2008 году планировалось ограничить количество легионеров пятью. Думаю, это оптимальный вариант. Блаттер, между прочим, тоже высказывался за формулу "6+5". Отказываться от иностранцев нельзя ни в коем случае. Но то должны быть игроки высокого уровня. Билялетдинов, Сычев, Жирков показали, что при наличии мастерства российский игрок место в составе получит, даже если легионер стоит дороже.

- При Хиддинке все матчи сборной России видели?

- Конечно. Когда сборная играла в Москве, ходил на стадион. Встречи на выезде смотрел по телевизору.

- И как впечатления?

- К сожалению, пока прогресса никакого. Ни в игре, ни в результате. Меня удручил матч с хорватами. У них отсутствовало несколько ведущих игроков, однако превосходство в классе все равно было ощутимым. Еще обиднее за ничью с Израилем, которая может для нас оказаться роковой. Ну а на фоне таких соперников, как Македония и Эстония, истинный уровень команды, разумеется, не определишь. Хотя потенциал у сборной есть.

- Можете вслед за Мутко сказать в адрес Хиддинка: "Я-то думал, вы волшебник..."

- После того как ушел из жизни Кио, волшебников не осталось. В футболе тем более. В том, что Хиддинк - хороший тренер, у меня никаких сомнений нет. Да и среди футболистов, чувствуется, он пользуется большим авторитетом. Смущает одно - на качестве игры это пока никак не отражается.

- А отразится когда-нибудь?

- Думаю, да. Все-таки сборную он возглавил достаточно поздно и, по-моему только сейчас разобрался, кто ест ь кто. Правда, никому еще толком не объяснил, почему в Голландии выставил именно такой состав. Хотел поэкспериментировать? Проверить резерв? Но, как мне кажется, ему надо было бы наигрывать тех людей, которые выйдут в ближайших отборочных матчах Euro-2008. Игра в Амстердаме была ведь последней проверкой и с этой точки зрения пользы принесла мало.

- Рано или поздно Хиддинк сборную России покинет. Кто, на ваш взгляд, может стать его преемником - кто-то из нынешних помощников голландца, другой российский специалист или вновь иностранец?

- Я бы сохранил Хиддинка до 2010 года. При любой ситуации. Это уже его команда, игроки привыкли к его требованиям, он привлекает к работе молодежь, на которую, видимо, рассчитывает в дальнейшем. Поэтому, будь моя воля, прямо сейчас заключил бы с ним контракт до ЧМ-2010. Если же этого не произойдет, единственная альтернатива - Бородюк.

- Лет пять назад сказали в интервью, что до 2008 года на международной арене мы ничего не добьемся. Не хотите скорректировать дату?

- С какой стати? Я не говорю о том, что сборная России готова побеждать на чемпионатах мира и Европы. Но тот состав, которым мы сейчас располагаем, вполне способен бороться за призовые места на Euro-2008 - если, конечно, туда попадет. У нас подросло поколение очень талантливых игроков. Что, мы хуже той же Украины, дошедшей в Германии до четвертьфинала? Уверен, что нет!

- Становится ли наш футбол чище?

- Думаю, и здесь в целом сохраняется стабильность. Нельзя сказать, что у нас сплошь и рядом процветают коррупция, договорные матчи, хотя единичные случаи, безусловно, есть. Вот в газетах писали про некий "пул" из команд, которые в прошлом сезоне якобы договорились поделить очки. Я в это не верю. Такой "пул" сразу бы развалился, если бы остальные клубы из нижней части таблицы выступали успешно. Например, обыграло бы "Торпедо" представителей "пула" - и спокойно сохранило бы прописку в премьер-лиге.

Надо плотнее работать с президентами клубов. Они должны понимать, что подобные публикации в СМИ наносят огромный ущерб имиджу как их команд, так и всего чемпионата. Наверное, имеет смысл, как раньше, заключать накануне сезона Хартию честной игры. Пусть это формальный документ, но там будет стоять подпись руководителя клуба, который таким образом возьмет на себя обязательства бороться за чистоту футбола.

И еще, убежден, необходимо предоставить как можно больше автономии Коллегии футбольных арбитров. Это позволит судьям спокойно работать и защитит их от давления сверху. Я никогда никому не позволял вмешиваться в судейские вопросы, хотя звонки мне время от времени поступали. В том числе от больших людей. Но мы нормально сотрудничали с Левниковым, я верил ему и всегда повторял, что решение он должен принимать сам: лучше его судейскую кухню никто не знает.

- Вы собирались в октябре засесть за книгу. Как продвигается работа?

- Готовы практически две трети. В апреле, надеюсь, уже сдам книгу в набор.

- Название придумали?

- Пока нет. Помогает мне в работе не спортивный журналист, потому что главное в книге - не моя автобиография, в ней-то как раз ничего выдающегося нет, а вот события, свидетелем и участником которых я был, интерес действительно представляют.

- Много нового узнаем?

- Наверняка.

- Глава о том, как вы уходили с поста президента РФС, там будет?

- Конечно.

- В вашем уходе тоже не обошлось без вмешательства политических сил - вы и сами об этом говорили. ФИФА с этим вопросом тоже разбиралась?

- Я не довел до этого - мы разобрались сами. Комитет национальных ассоциаций ФИФА вмешивается, когда грубо нарушаются уставные принципы. В моем случае они тоже были нарушены: было сказано, что я немедленно должен подать в отставку. Но мне не стоило большого труда убедить людей в Кремле, что это повлечет за собой санкции. Объяснил, что решение об уходе уже и сам принял, но торопить меня не следует. За три месяца, как положено, объявил об уходе, и все прошло в соответствии с процессуальными нормами. Реакция из ФИФА все равно последовала, если вы помните. Оттуда дали понять: мы внимательно следим за ситуацией, и, если будут нарушены уставные принципы, последуют санкции. Но не в моих интересах было доводить до такого. Вы же понимаете, как это все потом было бы интерпретировано...

- На вашей судьбе сказалось поражение 1:7 от Португалии?

- Оно стало последней каплей перед тем, как наверху было принято такое решение.

- Говорят, вы недавно долго беседовали с президентом РФС Виталием Мутко. Если не секрет, о чем?

- Да, проговорили около полутора часов. Обсудили широкий круг вопросов, в том числе мое почетное президентство. Грубое нарушение тех положений, которые были приняты на конференции. Ряд из них были отменены, некоторые изменены... Я сказал, что это неправильно. Если хочется что-то изменить, можно это без всяких проблем решить на конференции РФС. Принять новое положение. Долго говорили о предстоящей конференции. Мутко мне тогда сказал, что процентов на семьдесят созрел, чтобы поддержать Юханссона. Предпочтение отдает ему. Положительно отозвался о финансовой стабильности в УЕФА, открытости, прозрачности... Рассказал мне о своей программе "Подарим стадион детям". Нормальный спокойный разговор.

- Раньше часто встречались с Мутко?

- Полтора года не встречался. А сейчас встретились по моей инициативе. Были вопросы, которые требовали оперативного решения.

- Ритм вашей жизни после ухода с поста президента РФС наверняка стал спокойнее. Вы довольны этим или временами все-таки не хватает прежней суеты?

- Ну я и когда работал президентом РФС, не суетился. А сейчас своей жизнью очень доволен. Слежу за всем, что происходит в РФС, встречаюсь с сотрудниками всех уровней. Как только отошел от активной работы в РФС, меня сразу же дополнительно нагрузили по линии ФИФА и УЕФА. Приходится даже сокращать разъездную деятельность - и так летаю по два раза в месяц на заседания и расследования. Поскольку со сроками ухода из РФС для себя определился заранее, прошло это безболезненно. Сегодня у меня календарь на 90 процентов расписан до конца сезона. С точки зрения психологической стало намного, понятно, легче. Прежде то погода, то поля, то с календарем беда, то с судейством, то с финансами... Теперь я человек раскрепощенный.

- И для тенниса времени больше, наверное...

- С теннисом завязал. Зато стал много ходить, кататься на лыжах. Вот завтра "десяточку" непременно пробегу. У меня в свое время первый разряд по лыжам был, в армии выполнил. Только что приехал из Австрии, там неделю катался на горных лыжах. Мне в Альпах очень нравится.

- В общественных местах вас по-прежнему узнают?

- И узнают, и подходят, и расспрашивают. По рынкам, правда, не хожу, и в метро редко спускаюсь, а вот в аэропортах, в самолетах такие встречи не редкость. Незнакомые люди подходят, предлагают выпить, закусить...

- Соглашаетесь?

- С незнакомыми людьми не выпиваю. Сын у меня живет в Америке, так на рабочем собеседовании в банке его спросили: "Как твой отец добился таких успехов?" В Чикаго-то! Нет, не забывают.

- Прежде президенты клубов нередко консультировались с вами при назначении тренеров. Эта традиция сохранилась?

- За последние годы помню только один случай - ко мне пришел Заварзин перед тем, как взять на работу Гжебика. Я при нем позвонил п резиденту чешской федерации, и они поговорили. Впрочем, Тукманов вот приходил - сначала одна кандидатура тренера, потом другая, в конце концов Ярцев появился...

- Получится у них в "Торпедо"?

- У меня ощущение, что получится. Тукманов - человек серьезный, если берется за дело - доводит до конца.

- Стоит расширять высший дивизион, как думаете?

- Считаю, не стоит. У нас со времен Советского Союза оптимальное количество команд - 16. Вполне достаточно, чтобы создать хорошую конкуренцию. Балласта и так хватает. Нет, объективных предпосылок для расширения никаких.

- Раньше вы, понятно, не имели права отвечать на вопрос, за кого болеете. А теперь скажете?

- Ни за кого. В детстве болел за "Динамо". Для послевоенного подростка это было естественно . А сейчас все на личных отношениях: дружили с Заварзиным - ходил на "Динамо", когда были более тесные отношения с Гинером - на ЦСКА. Сейчас, наверное, на "Торпедо" буду ходить.
комментарии

опрос

Главное событие 2017 года?

Лента новостей

Турнирные таблицы