Костов: чем меньше ждут от человека, тем ему легче удивить окружающих

Главный тренер сенсации чемпионата чемпионата Украины - донецкого "Металлурга" Николай Костов дал большое интервью.



– Кто вы, тренер Костов? Вас не обижает столь лобовая постановка вопроса, немыслимая, например, в отношении к Ко Адриансе или Славолюбу Муслину, которые в недавнем прошлом тоже отметились на тренерском мостике донецкого Металлурга?

– Не обижает. Кипр, где я проработал 11 лет и, в общем-то, состоялся как тренер, – не самая заметная точка на футбольной карте Европы. Хотя мой бывший клуб Анортосис в этом сезоне впервые пробился в Лигу чемпионов. Что дает некоторый повод для гордости.

– Однако в Украину вы приехали уже из Армении. Интересно, что может заставить человека, всего полсезона проработавшего в Ереване с Бананцем, вдруг сорваться с места и перебраться в Донецк?

– Насчет вдруг – спрашивайте у боссов корпорации Индустриальный Союз Донбасса. Они спонсируют и Металлург, и Бананц.

– И вы, как человек подневольный, получили приказ, взяли под козырек, безропотно собрали чемодан и отправились в Донецк?

– Нет, не так. Мне сделали предложение, от которого невозможно было отказаться. Да и уровень чемпионата Украины заметно выше кипрского или армянского, не обиду им будет сказано. Проверить свои возможности в новых условиях – почему я должен отказываться?

– Подозреваю, что ваши знания об украинском футболе не были исчерпывающими...

– Тут ваша правда. И все же о таких грандах как Шахтер и Динамо знает вся Европа, да и Днепр с Металлистом для меня тоже не были совсем уж пустым звуком.

– Однако вы получили приглашение в донецкий Металлург, где в последние годы тренеров меняли как перчатки? Это не смущало?

– Ничуть. Если бы вы задали такой вопрос Моуриньо или Анчелотти, он выглядел бы более правомерным. А кто такой Костов? Малоизвестный тренер, которому судьба подарила шанс сделать еще один шаг по не очень крутой пока карьерной лестнице. Если вдруг не получится – сам уйду. Дожидаться новой смены перчаток не стану.

– Ваша неизвестность на вас же и работает?

– Может быть. Чем меньше ждут от человека, тем ему легче удивить окружающих. Так повсюду, не только в футболе.

– Это правда, что, едва прилетев в Донецке, вы за одну ночь просмотрели видеозаписи четырех матчей Металлурга?

– Другого выхода не было. Информацию о команде нужно было впитывать как губка.

– Какими были первые впечатления?

– Невеселыми. По просмотренным записям понял, что Металлург очень слабо подготовлен в тактическом плане. А когда первый раз встретился с игроками, увидел, насколько они подавлены психологически.

– Трудно было их перенастроить?

– Строго говоря, этим мне не пришлось заниматься. Летом мы обновили состав процентов на 60-70. А если говорить о тех, кто постоянно теперь выходит на поле и делает погоду в нашей игре, то на все 90. Из прежнего состава остались вратарь сборной Сербии Владимир Дишленкович да многолетний капитан Металлурга центральный защитник Вячеслав Чечер. Португалец Рикарду Фернандеш, который в составе Порту при Моуриньо выигрывал Лигу чемпионов, пришел всего на несколько недель раньше меня, поэтому звания "старика" никак не заслуживает.

– Руководству клуба устроенная вами кадровая революция, наверное, влетела в копеечку?

– Могу назвать точную цифру наших летних трансферных затрат: миллион 200 тысяч евро. При этом некоторые футболисты пришли бесплатно, как свободные агенты.

– Этих приглашали из соображений экономии?

– Ничего подобного. Приглашал только тех, кто был действительно необходим. Они, как и их тренер, тоже малоизвестны широкой футбольной публике, зато хорошо знакомы мне, в частности, по выступлениям за кипрские клубы.

– Получить новую команду, которая лидирует в чемпионате Украины, за миллион 200 тысяч евро, по-моему, это совсем недорого?

– (Смеется). По-моему, тоже.

– Вы можете подойти к своим клубным боссам с просьбой купить футболиста, допустим, за 10 миллионов евро?

– Почему нет? Я даже думаю, что это время не за горами. Если команда будет доказывать свою состоятельность, если ее игровой прогресс станет величиной постоянной, нам обязательно потребуется усиление. Пусть не такое массовое, как минувшим летом, однако всегда найдутся отдельные позиции, которые нужно укрепить. Может быть, более именитыми футболистами, чем играют в Металлурге сейчас. К слову сказать, у нас уже есть игрок, который стоит никак не меньше 10 миллионов евро. Это капитан команды Чечер. Я бы не пожалел за него таких денег. К счастью, Чечер играет в Металлурге, поэтому мы избавлены от необходимости его покупать.

– Для вас самого лидерство в чемпионате Украины стало неожиданностью?

– Если скажу "нет", заподозрите в нескромности, да и такой ответ не будет абсолютно искренним. Хотя уже товарищеские матчи на летних сборах предвещали приятные перемены в игровом облике команды. Всех подряд мы не обыгрывали, но выглядели симпатично. Суть задуманного с Металлургом заключалось в перемене стиля игры. Если вы заметили, теперь команда играет преимущественно в короткий пас, футболисты стараются действовать на предельных скоростях и дорожат мячом, как драгоценностью. Я считаю такой футбол и эффективным, и зрелищным.

– Кстати, о зрелищности. Вас не смущает, что на матчи Металлурга в Донецке ходит мало болельщиков?

– По моим наблюдениям, в последнее время их становится больше. Естественно: люди идут на футбол, им интересно, когда есть и игра, и результат. Это принципиально важное для меня сочетание.

– Как тренер вы деспот или либерал?

– Конечно, либерал. Только не нужно думать, будто тренерский либерализм заключается в вольнице, которую получают футболисты. Нет. Для меня либерализм – это, прежде всего, толерантное, справедливое отношение к каждому игроку. Не оказывать ему медвежью услугу, заигрывая с ним, сознательно закрывая глаза на некоторые непозволительные для футбольного профессионала вещи, однако и не ущемлять его человеческое достоинство, не обижать понапрасну.

– Что, в вашем понимании, самое непозволительное для футбольного профи?

– В первую очередь – лишний вес. За него особенно жестко спрашиваю. Тут я беспощаден, и игроки об этом хорошо осведомлены. Поскольку мы уже успели притереться друг к другу, другие нарушения тренировочной дисциплины случаются крайне редко.

– Во что обходится футболисту, допустим, одна минута опоздания с выходом на тренировку?

– Специально секундомер не включаю. Игрок, из за которого на несколько минут задержалось начало занятия, может быть оштрафован на 200-500 долларов. Но наши футболисты – люди богатые, и такие деньги для них – что укус комара. Гораздо больший воспитательный эффект, по моим наблюдениям, имеет чувство неловкости, которое испытывает опоздавший перед своими товарищами. И старается больше не допускать неуважения к партнерам.

– Первое поражение в чемпионате – от Динамо – обернулось для Металлурга сразу тремя удалениями на последних минутах – Чечера, Рикарду Фернандеша и тренера Костова. Что скажете по этому поводу?

– Насчет Костова – вообще ничего не понял. Когда возникла потасовка, мы одновременно с главным тренером киевлян вышли на газон, чтобы разнять футболистов. Единственное слово, вылетевшее из моих уст, которое, очевидно, не понравилось арбитру, – провокация. Там и была чистой воды провокация со стороны динамовца Каддури, который очень артистично упал замертво, а через минуту снова воскрес. По словам Фернандеша, сделавшего движение головой, он даже не коснулся Каддури. В конфликт на правах капитана вмешался Чечер – и тоже увидел перед собой красную карточку.

– Не надо было делать движение головой, тем более такому опытному футболисту как Фернандеш, поднимавшему над этой головой Кубок европейских чемпионов...

– Согласен. Но в данном случае нервное напряжение последних минут, когда ты всеми силами стремишься отыграться, для наших футболистов было усугублено обстановкой, заведомо созданной вокруг этого матча.

– Кем созданной?

– Самой же премьер-лигой, проводящей чемпионат. В положенный срок мы получили уведомление, что матч начнется в 19.00. А потом в течение недели время меняли трижды! По инициативе хозяев поля перенесли на 20.30, потом все отыграли назад, но в итоге киевляне своего все же добились: матч назначили-таки на полдевятого.

– Для вас это было принципиально?

– Так поздно мы действительно никогда не играли. Но дело не только в этом. Неприятно ощущать себя китайским болванчиком, которым можно вертеть как кому-то вздумается. А уж история с поливом поля, устроенным на стадионе Динамо за несколько минут до начала игры, вообще ни в какие ворота не лезет...

– Что за история?

– Я ушел в раздевалку, не дожидаясь окончания разминки. А когда увидел вернувшихся футболистов, подумал, что ливень на Киев обрушился: ребята были насквозь промокшие, пришлось немедленно переодеться в сухое. Оказывается, за несколько минут до начала игры, когда динамовцы уже ушли в раздевалку, а наши еще разминались, на поле вдруг включили полив... Видимо, в знак особого уважения к лидерам чемпионата нас решили искупать перед игрой. По регламенту, да и просто по здравому смыслу, поле положено поливать, если такая нужда существует, до того, как футболисты выходят на разминку. Тогда будешь точно знать, например, бутсы с какими шипами необходимо подобрать для игры. Но в данном случае меня возмутила даже не эта, можно сказать, техническая сторона вопроса, а вопиющее неуважение к соперникам со стороны хозяев поля. Можете себе представить, чтобы подобное произошло перед матчем в английской или российской премьер-лиге? Наверняка разразился бы грандиозный скандал. А здесь никто ничего как бы и не заметил.

– Этот ваш монолог – попытка оправдаться за первое поражение в чемпионате?

– Боже упаси! Хотя нервов у наших футболистов еще до начала матча напрасно сгорело немало... По игре мы динамовцам ни в чем, считаю, не уступили, ехали в Киев за победой, не отсиживались в обороне, бились с украинским грандом с открытым забралом... Но вернулись, увы, без очков и с двумя временно отлученными от футбола игроками: трехматчевая дисквалификация Чечера и Фернандеша, лидеров в своих линиях, может серьезно осложнить нам жизнь.

– Как вы относитесь к лимиту на легионеров в чемпионате Украине (семь иностранцев на поле), который со временем собираются ужесточить?

– Интересный вопрос... Честно говоря, никогда над этим не задумывался. В любой стране существуют какие-то ограничения, однако мне они не мешают. У нас много хороших украинских игроков, чтобы сбалансировать состав с поправкой на лимит.

– В числе девяти футболистов, с которыми минувшим летом с вашей подачи Металлург заключил контракты, есть старые знакомые донецких болельщиков – Александр Зотов, Сергей Шищенко, Сергей Ткаченко, что было несколько неожиданно...

– Почему же? Каждого игрока я внимательно просмотрел на сборах, и понял, что они будут полезны для Металлурга. Например, Зотов, сыгравший более 400 официальных матчей, обладает колоссальным опытом, который особенно ценен на позиции центрального защитника, куда я его перевел. Шищенко, насколько мне известно, сменивший за свою карьеру восемь или девять украинских клубов, прошел просмотр наравне со всеми и не оставил сомнений в профессиональном отношении к делу. То же самое можно сказать и о Ткаченко.

– Почему вы не удержали в команде Александра Косырина, вокруг которого в прошлом сезоне строилась атака Металлурга?

– О, если бы это зависело от меня... Уход Косырина – моя боль, если хотите. Я не знал, что он подписал контракт с Черноморцем, куда перешел на правах свободного агента. Немного обиделся на него, даже не сказавшего: "Тренер, я уезжаю". Мне говорили, что Косырин продлит соглашение с нами, но футболист решил иначе. Большая потеря для Металлурга. Во-первых, украинец, если помнить о лимите. Во-вторых, работает в штрафной, как никто. Подносчиков снарядов у нас предостаточно, а такого забивного форварда как Косырин теперь в Металлурге нет.

– Сами не пытались его удержать?

– Как? Александр точно знал, что я на него рассчитываю, и, судя по тому, как опускал глаза при наших последних встречах, сам чувствовал себя неловко. Полагаю, основная причина расставания в том, что Косырин не поверил в тренера Костова. Не воспринял меня всерьез. Подумал, наверное: вот пришел очередной временщик... Это жизнь. В любом случае, желаю ему удачи в Черноморце.

– Вместе с приобретенным на днях у румынского Брашова бразильцем Фабиньо, который пока ни разу не выходил на поле в футболке Металлурга, число игроков, пришедших в команду при тренере Костове, достигло десяти. А кто покинул Металлург по вашей инициативе?

– Все, кроме Косырина. Многие возрастные футболисты после травм подолгу восстанавливались, кое-кто утратил интерес к футболу. Например, при всем уважении к Йорди Кроиффу, невозможно было рассчитывать, что в Металлурге он заиграет так же, как когда-то играл в Барселоне или в Манчестер Юнайтед.

– Круифф, между прочим, когда здесь объявился, с восхищением говорил, что такой тренировочной базы, как у донецкого Металлурга, не ни у Барсы, ни у МЮ.

– (Смеется). Поскольку мне самому пока не приходилось тренировать эти великие клубы, придется поверить Кройфу на слово. На меня база тоже произвела огромное впечатление. Первая мысль, которая пришла тогда в голову – о единстве формы и содержания. Подумалось: имея такие условия для подготовки, плохо играть просто безнравственно. Об этом я сказал футболистам при нашем знакомстве. Судя по тому, как выглядит сейчас Металлург на поле и где находится в турнирной таблице, они со мной согласились.

– Какое место вас устроит на финише чемпионата?

– (Смеется). То, которое занимаем сейчас, устроит наверняка. Хотя пока я не обещал никому чемпионского титула или чего-то близкого к этому. С руководством клуба мы договорились, что за год попробуем сделать команду, способную не просто набирать очки, но и нравиться зрителям своей игрой. Если после холодного душа в Киеве получится выдать еще одну победную серию из нескольких матчей и удержаться наверху, тогда можно будет подумать насчет Лиги чемпионов или Кубка УЕФА. Пока все в наших руках.

– На какой срок заключен ваш контракт с Металлургом?

– На один год. Это логично. Мои работодатели, надо думать, тоже хотят получить исчерпывающий ответ на вопрос, с которого вы начали наш разговор: "Кто вы, тренер Костов?"
комментарии

опрос

Главное событие 2017 года?

Лента новостей

Турнирные таблицы