Митрофанов: Аршавин оценил себя в 25 миллионов евро

Генеральный директор "Зенита" Максим Митрофанов прокомментировал так и не состоявшуюся продажу Андрея Аршавина.

Митрофанов: Аршавин оценил себя в 25 миллионов евро

- Кто первый обратился в "Зенит" с желанием приобрести Андрея Аршавина?

- Как вы помните, разговоров о том, кто им интересуется, было много. Предложение "Зениту" в отношении Андрея якобы сделали и "Арсенал", и "Челси", и много других клубов. А между тем первое официальное письмо в "Зенит" прислала "Барселона". В нем за подписью одного из вице-президентов клуба Марко Инглы говорилось о том, что "Барселона" хотела бы рассмотреть возможность покупки футболиста Андрея Аршавина за 15 миллионов евро. После этого мы немедленно вступили с каталонским клубом в переговоры. Тем более что Андрей сам просил нас об этом. При этом свою позицию мы тоже обозначили сразу. Она заключалась в том, что 15 миллионов - это не та стоимость, в которую мы оцениваем своего игрока.

- И что на это ответила "Барселона"?

- Испанцы были честны. Они ответили так: мы считаем Аршавина очень сильным игроком, однако, учитывая имеющийся у нас состав, рассматриваем его как футболиста, который будет выходить на замену. Поэтому мы заинтересованы в покупке Аршавина, но не столь дорого. Понимаем, что он стоит дороже 15 миллионов евро, и при других обстоятельствах готовы были бы обсуждать суммы в 20 - 25 миллионов. Однако у нас уже есть достаточное количество игроков на примете, с соответствующей трансферной стоимостью, которые ранее были "заиграны" в Европе и нас устраивают в большей степени. Одним словом, сейчас 20 - 25 миллионов евро за Аршавина мы платить не готовы. В итоге, как вы знаете, "Барселона" купила Александра Глеба.

- А "Зенит", в свою очередь, объявил, что интересуется нападающим "Барсы" Лионелем Месси. Это был умышленный ход в рамках переговоров по Аршавину?

- Тогда кому-то он показался изящным, кому-то анекдотичным. На самом же деле, предложив купить Месси за 20 миллионов евро, мы таким образом еще раз намекнули "Барселоне" о разнице между реальной и предлагаемой стоимостью в отношении некоторых игроков. Они нас прекрасно поняли, после чего (к 15 июля) вопрос по Аршавину был закрыт, что мне в личной беседе и подтвердил Марко Ингла. Мне кажется, в тот момент Андрей и сам прекрасно понимал: чем выше трансферная стоимость игрока, тем больше гарантий того, что он будет играть. "Барселона" же предлагала совсем другой вариант - не играть 90 минут, а сесть на скамейку.

- Аршавин изначально был в курсе той суммы, за которую его готов продать "Зенит"?

- Цифры, которые в том числе и сам Андрей посчитал логичными, мы с ним оговорили в мае. Он оценил себя в 25 миллионов евро. Мы, в свою очередь, договорились о том, что стартовая цена будет равняться 30, но "Зенит" готов продать его и за 25. Ведь если бы Андрей ушел, нам пришлось бы искать нападающего примерно за те же деньги. И нам нужен был игрок такого уровня. Сроком окончания продажи изначально по нашим договоренностям с игроком считалось 15 июля. Мы с большим уважением относимся к Андрею и его желаниям, и потому когда этот срок прошел, а футболист оказался не продан, решено было пойти ему навстречу и продлить срок возможной продажи.

- В итоге возник вариант с "Тоттенхэмом"?

- Собственно, мы Андрея с представителями этого клуба и познакомили. На переговоры приехал спортивный директор "шпор", который предложил Аршавину рассмотреть вопрос о возможном переходе. Рассказал о команде, ее целях. Спустя какое-то время агент футболиста связался с "Тоттенхэмом", и переговорный процесс пошел. Англичане отправили в "Зенит" официальное предложение по поводу приобретения Аршавина за 16 миллионов евро. При этом выплачивать эту сумму английский клуб собирался в течение четырех лет. Для нас это было равносильно тому, что отдать футболиста в аренду за 4 миллиона в год на 4 сезона подряд, но при этом еще и потерять на него права по истечении срока аренды. К слову, прошлой зимой один из испанских клубов предлагал нам арендовать Аршавина за 3 миллиона евро в год. То есть по большому счету "Тоттенхэм" не предложил ничего нового. Так что подобная сделка была для "Зенита" неприемлемой.

- Тем не менее переговоры продолжились?

- Мы назвали англичанам последнюю дату переговоров - 18 августа. К этому моменту они так ничего и не ответили. Поэтому мы официально объявили о том, что вопрос закрыт.

- Почему "шпоры" очнулись только на флажке дозаявочной кампании?

- Как я уже сказал, когда возник интерес "Тоттенхэма" к Аршавину и сам игрок оказался заинтересован в переходе в этот клуб, на горизонте возник представитель игрока - Деннис Лахтер. Он сразу же заявил о том, что увеличит предложение со стороны "Тоттенхэма" с 16 до 18 миллионов евро. Через пару дней английские СМИ со ссылкой на того же Лахтера передали, что "Тоттенхэм" готов заплатить за Аршавина 16, а потом и 19 миллионов, но не евро, а фунтов! То есть 27 миллионов евро. За эту цену "Зенит" точно был готов продать Аршавина. Еще через пару дней Лахтер сказал нам, что договорился со "шпорами" на 20 миллионов евро! Ко второй половине августа сумма, которую он нам озвучил, выросла до 22 миллионов евро.

Честно сказать, мы не являемся сторонниками того, чтобы вести подобные переговоры между клубами через агента. Логично, чтобы последний оговаривал условия личного контракта футболиста, но никак не трансферного. Мы убедились в этом лишний раз, когда от спортивного директора "Тоттенхэма" получили странную информацию о том, что английский клуб не обещает за Аршавина ни 22, ни 20 миллионов евро. Таких денег в клубе нет. Мало того, "Тоттенхэм" по-прежнему ждет, когда "Зенит" все-таки согласится на сумму 16 миллионов евро за 4 года, так как именно это обещает ему Лахтер.

То есть в одно и то же время этот агент вводил в заблуждение руководство двух клубов. Ведя при этом широкую общественную деятельность, раздувая страсти и обвиняя "Зенит" в "коммунистических" методах управления и в том, что клуб "посадил игрока на цепь". На самом же деле в течение пяти недель он пытался подвести клубы к определенному решению, изолируя их друг от друга.

В конце августа мы предложили провести переговоры напрямую. В тот же день мне позвонил президент "Тоттенхэма" Даниэл Леви. Начал он с того, что больше не хочет иметь дела с господином Лахтером. Мы, в свою очередь, ответили: у нас сложилось впечатление, что переговоры через Лахтера - это позиция "Тоттенхэма". Тут-то выяснилось, что у них было аналогичное впечатление относительно "Зенита". В итоге в личном разговоре с Леви мы поставили точку в обсуждении трансфера Аршавина. Было это за пару дней до Суперкубка в Монако.

В данной ситуации наибольший вред Лахтер нанес самому игроку. Он затянул переговорный процесс, оставив клубам на прямое общение всего пару дней. И будь у нас чуть больше времени - может быть, все могло разрешиться по-другому.

- А что произошло в последний день, когда прозвучали 25 миллионов со стороны Лахтера?

- Мы запросили у него определенные банковские гарантии. "Нет проблем", - ответил господин Лахтер и исчез. В итоге оферты с предложением на 25 миллионов евро мы так и не увидели, а агент начал заново "раскачивать" футболиста, уже после того, как тот принял решение ехать с "Зенитом" в Монако, то есть остаться в клубе.

- Были ли относительно Аршавина предложения от других клубов?

- Других официальных предложений не было, и переговоры ни с кем больше не велись. Тем не менее определенный интерес к Аршавину, во всяком случае со слов его агента, проявлял "Арсенал". Однако этот вариант не устроил Андрея по условиям личного контракта. Впрочем, к нам лондонцы, повторюсь, не обращались. Возможно, они вели переговоры с футболистом и его агентом. К слову, стоит заметить, что сам Андрей Аршавин еще давно назвал девять клубов, в которые он в принципе готов перейти. Это первая четверка испанского и английского чемпионатов плюс "Тоттенхэм". Поэтому все разговоры о немецком, французском или итальянском клубах были не более чем разговорами.

- Среди множества слухов ходил и такой: высшее руководство "Газпрома" держит руку на пульсе переговоров по Аршавину. Так ли было на самом деле?

- Как известно, "Зенит" принадлежит "Газпрому". Руководство компании, безусловно, в курсе происходящего в клубе, но при этом мы являемся самостоятельной коммерческой компанией, имеющей свою корпоративную систему управления. Основные стратегические решения принимает совет директоров. Поэтому принципиально вопросы решались на уровне совета директоров, и переговоры велись от имени совета директоров и президента клуба. А всю оперативную работу вел я, как генеральный директор. При этом в процессе участвовал и советник президента клуба по трансферной селекционной политике Константин Сарсания.

- А вот другой слух: руководство "Газпрома" дало четкую директиву - Аршавина не продавать ни при каких условиях...

- Слухи - они и есть слухи, поскольку такой директивы не было и быть не могло.

- Как вы оцениваете тот факт, что Аршавин в итоге остался, - как успех клубного менеджмента или как потерю 25 - 30 миллионов евро?

- Если взглянуть на этот факт глазами болельщиков, то часть из них считает, что Аршавина надо было отпустить, а большинство - за то, чтобы он играл в "Зените" всегда. Но ведь вопрос вообще неправильно ставить в формулировке "отпустили - не отпустили". Надо понимать, что у клуба есть свои цели и задачи, для решения которых тот или иной игрок ему нужен. Футболист работает в клубе за хорошие деньги. Безусловно, мы относимся к каждому футболисту как к личности, делаем все, чтобы игрок был всем доволен. Но на первом месте - достижение целей клуба. Есть и коммерческий интерес - мы вкладываем в игрока огромные деньги, и его потерю компенсировать тоже нам.

- Насколько верна информация о том, что помимо внешних переговоров по Аршавину шли и внутренние?

- Хотите спросить, шла ли работа по "удержанию" футболиста на более выгодных для него условиях? Мы исходили из того, что у Аршавина есть долгосрочный и достаточно высокий контракт с "Зенитом". Его условия - одни из лучших в РФПЛ. Причем изначально такие условия оговаривались именно с пониманием того, что контракт действует до конца 2010 года и "Зенит" может твердо рассчитывать на игрока на весь этот период. Поэтому вопрос по пересмотру этого контракта в ходе нынешней летней трансферной кампании не поднимался. То есть на данный момент футболист работает на условиях действующего контракта, подписанного в 2006 году. Могу добавить: Андрей очень хотел уехать, но цели улучшить условия контракта с "Зенитом", используя интерес западных клубов, не преследовал. И ничего для этого не предпринимал.

- Когда "Зенит" покупал Данни, он страховался, таким образом, от возможной потери Аршавина?

- Данни мы интересовались еще в мае этого года. Тогда нам отказали. В итоге селекционная служба предоставила список других кандидатов. Но Дик Адвокат сказал - если удастся купить Данни, нам больше никто не нужен. Необходимость покупки Данни в преддверии Лиги чемпионов была принципиальной позицией тренера. А как замена Аршавину португалец не рассматривался никогда. Более того, если бы Андрей ушел, на его место надо было бы покупать другого игрока.

- Существует ли вероятность того, что Аршавин все же покинет "Зенит", но зимой?

- Будут предложения - будем их рассматривать, с учетом ситуации на тот конкретный момент времени. То есть исходя из желания футболиста, его игры в Лиге чемпионов, ситуации на рынке и задач, стоящих перед клубом.
комментарии

опрос

Главное событие 2017 года?

Лента новостей

Турнирные таблицы