Непомнящий: идея поработать в российском чемпионате зрела давно

Главный тренер "Томи" Валерий Непомнящий прокомментировал неожиданное решение возглавить томский клуб.

Непомнящий: идея поработать в российском чемпионате зрела давно

- Валерий Кузьмич, ваш случай уникален: никто еще не дебютировал в качестве главного тренера клуба российской премьер-лиги в 65 лет. Как вы оказались в "Томи"?

- Приглашение было абсолютно неожиданным. В то же время идея поработать в российском чемпионате зрела давно. Последние полтора года я провел в России и уклонялся от всех предложений о работе за рубежом. Пару раз даже вылетал на переговоры - в Иран, в Китай, - но под разными предлогами отказывался.

- Не тот уровень?

- Нет. Решил, что поработаю в России, а потом, может быть, закончу тренерскую карьеру. Я не фаталист, но думаю, что кто-то над нами есть. Вот и получил то, чего ждал. Предложение из Томска последовало, между прочим, не в первый раз: обращались ко мне оттуда и в 2005 году. Но тогда у меня уже был подписан контракт с китайским клубом.

- Теперь сразу согласились?

- Нет, сначала навел справки по различным каналам - что происходит, чем вызваны отставки моих предшественников: все-таки три тренера за сезон для одной команды - многовато. Выяснилось, что ни первая, ни вторая не были, как я выражаюсь, творческими - это когда руководители и тренер не сходятся в футбольных вопросах. Место в таблице или недовольство конкретным результатом тоже были ни при чем.

- Дело, выходит, было в личных взаимоотношениях?

- И даже не в этом. Я обсуждал эту тему с Ромащенко. Самое интересное, что инициатива разговора исходила от него: "Валерий Кузьмич, я испытываю к вам искреннее уважение и хотел бы все обсудить". Пересказывать беседу не буду, но Мирослав признал, что в некоторых вещах должен был действовать чуть по-другому. Мне же было очень важно узнать, в какую среду я попадаю. Ведь трансферный период к тому моменту закончился, и работать надо было с теми, кого приглашали Петраков или Ромащенко. Когда я спросил руководителей, в чем они видят в этой ситуации мою роль, в ответ услышал: "Главная задача - успокоить игроков". После этого поговорил с футболистами, которые определяют игру "Томи". И выяснил вот что. Конечно, мог продолжить работу уже в качестве главного тренера мой нынешний помощник Василий Баскаков. Он стоит у истоков команды, знает в ней все, у него великолепные отношения с игроками. Но они, поговорив между собой, пришли к выводу, что нужен человек со стороны, что команде требуется не кнут, а какое-то организующее начало. Таким образом, желания руководства, игроков и мои собственные совпали.

- Вы говорите, руководство попросило вас успокоить команду. А чем было вызвано неспокойствие?

- Неверием в свои силы. Это очень важный аспект. Часто говорят: у этой команды есть характер, а у той - нет. Всегда считалось, что у "Томи" характер крепкий, сибирский: она, может, и сама особо не играет, но и издеваться над собой не позволяет. И тут произошел какой-то надлом, из-за которого "Томь" стала проигрывать со счетом 1:5, 0:4. Это говорило о том, что главный вопрос - не уровень мастерства, а психология. Моей первой задачей стало внушить игрокам, что они достойны играть в премьер-лиге. В чем я искренне убежден.

Первая беседа с ребятами свелась вот к чему: я не буду учить вас играть по-новому, не собираюсь совершать революций, переворачивать все с ног на голову. Надо закончить сезон, играя так, как вы умеете. Другое дело, что на поле должна быть команда, а не отдельно взятые игроки.

- В недавнем интервью мы задали Ромащенко вопрос: не считает ли он, что резкая перемена в игре команды после перерыва матча с "Крыльями", проигранного 0:4, говорит о том, что она сдавала игру? Это ведь зачастую бывает вызвано отношениями с тренером. Вы просматривали этот матч?

- Конечно. В последнее время "Томь" практически все матчи проигрывала во втором тайме - за исключением встречи с "Зенитом", где она пропустила все голы до перерыва. Даже на Кубок против "Волги" к перерыву вели - 2:0, а потом пропустили два мяча и довели дело до серии пенальти. И вот в прошлую субботу с "Локомотивом" мы впервые, уступив по счету, но не по игре, во втором тайме выглядели предпочтительнее. С чем я это связываю? Обычно спад во вторых таймах списывают на функциональное состояние. Здесь же вопрос был в психологии. Трудно было удержать концентрацию и дисциплину.

- Из российских клубов за эти полтора года предложения были?

- Из премьер-лиги четких не было. Нередко меня спрашивали: а как бы вы отнеслись, если бы такой-то клуб предложил вам поработать? Но до конкретики не доходило.

- Влияет возраст на качество работы тренера?

- В какой-то степени соглашусь с теми, кто призывает дать молодым тренерам возможность проявить себя. Но огромную роль в тренерской работе играет и опыт. Хотя знаю случаи, когда закончившие играть футболисты через год-два становились очень серьезными специалистами. В том числе и те, кого я тренировал.

- Бердыев?

- Нет, Курбана я не могу считать своим воспитанником, хотя он у меня играл. Могу назвать Пузикова, Клычмурадова. Веду к тому, что опыт не обязательно зависит от возраста. Бывает, что у 80-летнего нет такого опыта, как у того, кто начал работать тренером в 35. Одно время шла дискуссия на тему, помогут ли нам иностранцы. Считаю, что иностранный специалист ничем не отличается от российского. Скажем, при всем уважении к тому, что Петржела сделал в первый год пребывания в "Зените", его опыт абсолютно несопоставим с опытом Адвоката.

- Но тогда за спиной "Зенита" не было "Газпрома".

- Миллионы решают не все. Сегодня "Зенит", где 80 процентов футболистов - россияне, играет в такой футбол, о котором можно только мечтать. Я с самого начала был за то, чтобы дать иностранцам возможность поработать у нас. Тогда они уже появились в нашем баскетболе, волейболе - и ничего не испортили. А в футболе передовой считалась наша, советская школа. Я до сих пор считаю, что она ни в чем не уступает европейской. Но у нас были методики, а вот средств для их использования недоставало. Мы опережали время, но в 80-е годы научные группы при командах закончили свое существование из-за нашей нищеты. Когда мне говорят, что у каждого игрока "Ювентуса" или "Милана" есть собственная программа занятий в тренажерном зале, я понимаю: это элементарно просто. Или когда Труссье в Японии изучал соперников при помощи 11 телекамер и знал движение каждого игрока, в России это воспринималось как что-то сверхъестественное. Сегодня в Томске мне предлагают одну камеру для анализа действий соперников - и это нормально.

Приглашение тренеров-иностранцев - большой плюс, но надо и к ним, и к нашим подходить с одинаковыми критериями. Что же касается молодых, то чтобы человека просто назначили в ведущий клуб и он сразу стал настоящим тренером? Исключено. Прежде чем состояться как личность, как специалист, он помимо высшей школы, стажировок, должен пройти определенные этапы. Досадно, например, что Андрей Чернышов, ярко начавший карьеру, попал в очень сложный клуб, где ее фактически и закончил.

- Как тогда объяснить, что Гончаренко с белорусским БАТЭ в 31 год вышел в Лигу чемпионов и играет вничью с "Ювентусом"?

- Так ведь, кажется, у вас в газете я прочитал о том, как долго Гончаренко готовился к профессии тренера. Мой помощник Баскаков идет примерно по этому же пути. Он приходил на все тренировки к Петракову, смотрел, записывал, потом поступил в ВШТ - сам, без поддержки клуба. Вот и Гончаренко подобное желание и аналитический склад ума помогли создать нынешнюю команду. А может, родился новый гений?

- Насколько влияют на тренерскую работу паузы в карьере?

- Вопрос в том, как этот перерыв провести. Если человек чувствует, что иссяк, и желания работать нет, то и после перерыва он уже не вернется на прежний уровень. Если ждет новой работы, готовится к ней, все будет нормально. Я, например, заряжен новой работой. Думаю, мне перерыв пошел только на пользу.

- Работа на телевидении не могла помешать тренерской карьере - ведь кто-то, возможно, рассматривает вас уже только как комментатора?

- Для комментариев по ходу матчей у меня реакция не та. Другое дело - программы, посвященные чемпионату Европы, где проводился анализ игр. Когда я участвовал в таких передачах, мне говорили: и надо вам торчать там до двух ночи? Но когда я смотрю футбол, спать не хочется. Особенно такой футбол, который мы видели на Euro. Считаю, что для меня эта работа стала плюсом с тремя восклицательными знаками.

- Вам было бы сложнее без нее?

- Конечно, если бы я вообще остался без дела, связанного с футболом. Вот говорят, например, о закате Олега Романцева, но я не думаю, что его звезда закатилась. Другое дело - как он сам на это смотрит. Специалист не может вдруг перестать быть специалистом. Анализировать игру так, как Романцев, очень мало кто умеет.

- Могли себе позволить в телепередаче критиковать коллег?

- Пока я считаю себя тренером, права на это не имею. Когда мы с коллегой наедине, могу высказать ему свое мнение, а на публике - не должен.

- Если бы вам предложили выбрать для себя любую команду премьер-лиги, какую бы назвали?

- Могу сказать только, в какие пойти не согласился бы. Например, "Спартак" в той ситуации, которая наблюдается в нем последние лет пять, - команда не для меня. Во время одного из чемпионатов мира мне даже почти поступило такое предложение. Я ответил: "Ребята, нет. Я же не проникнут спартаковским духом". Мне говорят: "Да там уже ничего этого нет". Но я остался при своем мнении. В "Динамо", наверное, тоже не смог бы: не то чтобы дух Берии, но какой-то динамовский дух там витает. До последнего времени считал, что и в ЦСКА не смогу, но сейчас вижу: благодаря Гинеру решения в этом клубе принимаются весьма логичные. Поначалу их никто не одобряет, но потом оказывается, что именно так и нужно действовать. И я не только о последнем решении по Газзаеву. А что касается остальных команд, то готов работать с любой.

- Непривычный, кстати, случай: об отставке тренера в ЦСКА объявили за полгода. Как бы вы себя почувствовали на месте Газзаева?

- Если два разумных человека, прежде чем объявлять, все обсудили, то никаких проблем быть не должно. Газзаев уходил и после того, как ЦСКА становился чемпионом. Сейчас, когда все определилось, он понял, что у него есть право на ошибку. Поменял схему, стал больше доверять молодым игрокам. К тому же лишние бразильцы уехали. В результате у команды будто гора с плеч рухнула, и она смогла заиграть. Так что это решение мне видется вполне оправданным.

У меня был похожий случай в Японии, когда после первого круга мы шли на 13-м месте. Чувствовалось напряжение в коллективе. Мне тогда президент сказал: если вылетим из чемпионата, ничего страшного - на следующий год вернемся. В результате мы тоже раскрепостились и поднялись на третье место.

- ЦСКА теперь сможет побороться за чемпионство?

- А это уже от "Рубина" зависит.

- Есть ли формула тренерского успеха?

- Я для себя такую формулу вывел и следую ей неукоснительно. Первое - общий язык с руководством. Нужно уметь объяснить тем, кто дает деньги, что твое решение оправданно. Если не можешь убедить руководство - это не твое место. Те, кто стоит надо мной, должны понимать, что мы в одной упряжке. Второе - отношения с тренерами, помощниками, с теми, кто тебя окружает. Когда я приехал в Томск, первым делом журналисты спросили, сколько помощников я привезу. Я ответил, что не считаю нужным сейчас что-то менять. Если уже есть люди, знающие, что к чему, то лучше опираться на них, добиться, чтобы они мне помогали и работали так, как мне необходимо. Третье и самое трудное - атмосфера в команде. Игроки, которых приглашали другие тренеры, должны понять: я им не враг. Тогда и можно будет объяснить, какой футбол я хочу увидеть в их исполнении. И, наконец, четвертое - умение общаться с прессой. Исходя из сказанного, можно сделать вывод: главное - убедить всех, что я и все остальные работаем для команды.

- С молодыми игроками вам общий язык найти легко?

- Я с 68-го работаю с мальчишками. Мне всегда хотелось быть, что называется "в теме", понимать, чем они дышат. К примеру, те, кто старше меня, не воспринимали "Битлов". Но многие из моих ребят понимали, что такое музыка, и слушали и их, и "Роллингов", и других.

- А в КГБ никто на вас не стучал?

- Почему не стучал? В 79-м пришлось объяснять, откуда у меня взялись японские бобины, доказывать, что все законно. Тогда у одного из коллег жены отец работал в Японии - он и передал. В том же 79-м проблемой была даже стрижка. У меня игрок был на Спартакиаде в Москве с длинной прической, Паша Петров, он потом в "Спартаке" оказался. Один из министров увидел его и начал возмущаться. Пришлось объяснить, что у него угли, как у Чебурашки, вот и не стрижется, чтобы над ним не смеялись. Удалось как-то утрясти. Я все это к тому говорю, чтобы было понятно: такие моменты мне очень помогают понять, чем дышат игроки. А во многом помогает ориентироваться внучка.

- И как этот опыт помогает в "Томи"?

- В игре против "Терека" забил Тарасов, который до этого в сезоне не отличался ни разу. У него прическа весьма экстравагантная: светловолосый, да еще и осветлил что-то вроде ирокеза. Когда я в первый раз на него посмотрел, он насторожился. Но я объяснил: с этим проблем нет - иди, играй, забивай. Он и забил. А парнем оказался очень веселым. Говорят, в караоке петь любит.

Или в Камеруне было: перед отборочным матчем к чемпионату мира против Анголы без предупреждения приехал проверить игроков. И вместо 22 человек обнаружил лишь четверых. Остальные ушли на дискотеку. Время - 22.30, а на следующий день матч! Поехали с переводчиком на эту вечеринку. Приезжаем - они там веселятся, отплясывают. Подзываю капитана, Стивена Татава, спрашиваю, что они себе позволяют. Он в ответ: "Коуч, мы потанцуем до двенадцати и разойдемся. Все будет в порядке". А жили-то они на сборе не в гостинице, а в казарме на территории военного училища, в закрытой зоне. Я подошел на КПП, спросил у солдата, как он их выпустил. Он не моргнув глазом отвечает: отказать самому Татаву, национальному герою, не мог. Оказывается, потанцевать для них действительно важно, и мне стоило это понимать. Сказал им, что никто об этом не узнает, но чтобы завтра все были как штык.

- Как долго стоит держать игроков на сборах перед матчем?

- Приведу пример. В Японии собирались командой на стадионе за два часа до начала игры. Смотрю, что-то не то: дебютные отрезки не удаются. Стали обсуждать ситуацию с капитаном, после чего приняли решение: вместе обедаем в гостинице в 12 дня, отдыхаем, проводим установку и едем на матч. После этого пошли победы. Для японцев такого подхода оказалось достаточно. А Олег Пашинин, например, спросил: можно, я в этой гостинице и ночевать буду перед игрой? Конечно, отвечаю, какие вопросы! Так что все индивидуально и зависит от менталитета. Хотя больше суток никакую команду держать взаперти нет смысла. В "Томи" мы собираемся за день до матча и много общаемся, поскольку мне на начальном этапе нужна информация.

- Как вам инфраструктура в Томске?

- Когда ехал, меня пугали: ты что, там каменный век! На деле же все давно поменялось. У клуба база не собственная, но прекрасная. Два поля хорошего качества - естественное и искусственное, с подогревом. Великолепный жилой корпус, у каждого свой номер. Современный тренажерный зал. Работой пресс-службы я потрясен: все делают, вплоть до телепрограммы. Для дубля положили газон, строятся трибуны, будет новый стадион. В общем, условия вполне соответствуют стандартам премьер-лиги.

- Стоит ли идти по пути "Амкара" - укладывать на главной арене синтетику?

- Если помните, в первом туре, когда "Томь" встречалась с "Динамо", ударил 18-градусный мороз. Причем на следующий день выглянуло солнце, температура поднялась до нуля. А в день матча футболисты, конечно, испытывали дискомфорт, но газон нагрузку выдержал. Над ним работают специалисты высокого уровня, они гарантируют качество. Претензий, к слову, ни у кого не возникает. А для здоровья игроков, считаю, важно играть на естественном покрытии.

- О том, что вы вывели Камерун в четвертьфинал ЧМ-90, ваши нынешние подопечные знают?

- Думаю, в "Томи" мой тренерский путь мало кому известен. А сам на эту тему не распространялся. Обычно, когда тебя представляют, перечисляешь свои прежние команды, но здесь я решил этот пункт программы обойти. Главное - то, как мы будем работать сейчас, а не то, что было у меня в прошлом.

- Реально ли со временем вывести сибирский клуб в лидеры чемпионата?

- В Томске, понятно, болезненно воспринимают сравнение с "Амкаром". Но пример пермяков показывает: на этот уровень выйти можно. Задача номер один для меня - остаться в премьер-лиге. Посмотрите на календарь - поймете, что это непросто. Цель номер два - замахнуться в будущем на что-то серьезное. Только в этом случае работа имеет смысл. К тому же грядет круглая дата - сто лет томскому футболу (будет отмечаться в 2009 году.)! Генеральный директор Юрий Степанов мне уже поведал о своем разговоре с серьезным руководителем. Тот призвал отбросить все суеверия и уже сегодня думать о завтрашнем дне. Внизу болтаться никому не хочется.

Я как-то поинтересовался, сколько коллективов играет на первенство Томска. Думал, пять - семь. А мне говорят: в зимнем чемпионате города участвуют 240 команд! И еще отбор происходит: кого допускать, кого - нет. Мне в тот момент вспомнилось, как в Камеруне после чемпионата мира-90 я приехал на разговор с Роже Милла. Договорились встретиться на стадионе. Смотрю, начался матч, а Милла сидит на скамейке. Интересуюсь: почему не играешь? Не пускают, отвечает, опоздал на установку. Вот вам и любительский футбол. И это через неделю после триумфального чемпионата мира!

- Ромащенко в интервью сказал интересную вещь: попробовал работать на доверии, но потом понял - надо было действовать жестче.

- Я тоже хотел бы работать на доверии, однако это доверие надо заслужить. Ребят сразу предупредил: для меня профессионал тот, кто умеет себя готовить к матчам. Можешь подойти ко мне и сказать: я сегодня хотел бы тренироваться не по этой программе, а по другой. Футболист должен чувствовать свое состояние, знать, что ему требуется. Есть же такие, кто не умеет себя готовить, и им в доверии будет отказано. Некоторым природа многое дает, а они расходуют потенциал впустую.

- После выходного проверяете пульс, давление?

- Есть несколько методик, по которым определяют различные параметры. К примеру, сообщаем игрокам, что в определенный день проверим их вес до и после тренировки. И если кто-то не готов, лучше заранее сообщить об этом, разберемся потом. Правда, сейчас мы работаем в недельном цикле. Он довольно комфортен и позволяет провести восстановительные мероприятия, а затем начать планомерную подготовку к следующему матчу.

Есть еще один интересный момент. Когда игрок получает травму на тренировке или в игре, он имеет право на премиальные за три следующие игры. Это очень правильный посыл. Но есть игроки, которые специально получают травму на предыгровой тренировке и не очень торопятся восстанавливаться, поскольку знают, что премиальные все равно полагаются. Поэтому в других странах я предпочитал платить премиальные по итогам сезона при условии, что футболист сыграл определенное количество матчей. Конечно, игроков надо поощрять после каждой удачной игры, но вместе с тем они должны понимать: чем больше матчей они проведут в составе, пусть даже просто в заявке, тем выше будет заработок, больше почета и уважения со стороны тренера. Система штрафов у нас существует, но никаких опозданий, нарушений нет - ребята очень усердны. Наказываем только за "неигровые" желтые карточки.

- Наверное, необходимо учитывать и характер травм. Например, вышел игрок не размятый - и тут же тянет заднюю поверхность.

- Конечно, и мы уже обсуждали это с футболистами. Мне было очень приятно, когда они сами одному втолковывали: "Ты только вышел и сразу сорок метров рванул!" Это гораздо лучше, чем если бы то же самое говорил я. Профессиональное отношение в том и заключается, что в определенных ситуациях нужно поберечься.

- Что должен натворить футболист, чтобы вы в одночасье с ним расстались, невзирая на его роль в команде?

- Помните, Адвокат недавно вывел из состава Крижанаца? Мое мнение - это не очень правильно. Да, произошел конфликт в раздевалке, но это часть жизни. Кто-то может переживать неудачи по-своему, но не стоит, наказывая игрока, наказывать и всю команду. Любое отчисление - своего рода запрет на профессию, и футболист должен понимать, за что наказан.

- Как относитесь к ссылке Титова, Калиниченко, Моцарта в дубль "Спартака"?

- То, как это было обставлено, - ошибка. Команда проиграла армейцам по всем статьям, виноваты были все. А раз плохо сыграла вся команда, значит, виноват тренер, потому что он готовит ее к игре. Но там нашли крайних, и эта ошибка сильно повлияла на все дальнейшее развитие ситуации. Последствия ощущаются до сих пор. Вообще за последние два года к Титову не может быть претензий. В прошлом году на канале "Спорт" мы много раз обсуждали игру "Спартака". Так вот, Титов в каждом матче был одним из лучших, если не лучшим. К примеру, много забивал головой, чего за ним раньше не замечалось.

- Как оцениваете перспективы "Томи" в борьбе за выживание?

- Мне кажется, сейчас мы на том месте, которого заслуживаем. Но ни в коем случае не должны быть в числе тех, кто вылетит. Последние игры говорят о том, что мы можем играть с соперниками разного уровня. И с армейцами, и с "Локомотивом" второй тайм очень понравился, и это важно, поскольку после перерыва мы часто играем слабо. У железнодорожников футболисты побыстрее наших, но во второй половине встречи мы выглядели сильнее соперника. Если футболисты поверят в свои силы, будем играть еще лучше. Я, например, с нетерпением жду игры против "Зенита", тем более после его победы над "Лучом". Наслаждаюсь игрой питерской команды, и для нас это очень хорошая проверка.

- Не опасаетесь, что в этой заварухе в борьбе за выживание...

- (Перебивая.) Опасаемся. (Смех в зале.)

- Вы никогда не были замечены в околофутбольных играх. Когда принимали решение вернуться в российский чемпионат, учитывали, что, возможно, придется с ними столкнуться?

- Мне приходилось слышать: "Валерий Кузьмич, да вам нечего делать в российском чемпионате!" Такие явления были всегда. Но я стараюсь воспринимать их как данность. Мы с вами живем в этой стране и работаем на ее футбол. Умудряется же, к примеру, Леонид Слуцкий в любой ситуации сохранить лицо - и команды, и свое. Он может - значит, и я могу. Да, я попал в Томск. Меня от многого там ограждают. Но я за это только благодарен: каждый должен заниматься своим делом. Если есть какие-то сомнения насчет того или иного матча, я должен его посмотреть своими глазами. Но не верю, что могут быть такие режиссеры и артисты, которые способны сыграть роль на таком уровне. Молюсь, чтобы не оказаться в такой ситуации, потому что не знаю, как буду себя вести.

- В других странах, где вы работали, закулисная работа присутствует?

- Например, в Китае однажды я проводил первый матч с новой командой. Должны были играть с командой из Пекина в гостях, но матч перенесли к нам, поскольку в тот день была годовщина событий на площади Тяньаньмэнь. На предыгровой тренировке летаем по полю, а выходим на игру - и 0:2. Оба гола - с пенальти, причем один придуманный на двести процентов, а второй - спорный. Я, понятно, возбужден, захожу в раздевалку, пытаюсь успокоить ребят, думаю, что они переживают. Но смотрю - все спокойны. Заходит президент, всем пожимает руки. Я ничего не понимаю, но через неделю мне говорят: мол, задолжали за прошлый сезон, когда чуть не вылетели. В Китае было еще несколько таких моментов. Но ни в Японии, ни в Корее представить себе такое невозможно. Например, там перед одной из игр спрашиваю у помощника, кто сегодня судит матч. Он пожимает плечами и идет посмотреть на табло, где написаны фамилии арбитров. То есть там не принято встречать судей - сами добираются, сами размещаются и прибывают на матч.

- За узбекским футболом следите? Там сейчас немало интересного происходит.

- Вы не представляете, как в Ташкенте хорошо относятся к русским людям, к России! Когда играет российская сборная, они спрашивают: "Когда наших показывают?" Они не говорят "Россия" - они говорят "наши". Российский чемпионат очень хорошо освещается прессой и телевидением, большинство местных игроков мечтает сюда попасть.

- Зико и Ривалдо поехали в "Бунедкор" только ради денег?

- Абсолютно. Потому что там инфраструктура хромает. Раньше лишь "Пахтакор" был командой профессионального уровня. Только начинали строиться "Машал" и "Бухара". Все остальное находилось в зачаточном состоянии. Сейчас новый президент федерации совершает подвиги, вкладывает огромные деньги, помогает созданию интернатов. Талантов там много, и скоро Узбекистан станет хорошей футбольной единицей.

- Даже на уровне сборных?

- В их зоне Австралия, Япония, Корея - эти команды Узбекистану пока не по зубам. Попасть на чемпионат мира сложно еще и потому, что арабские страны стали натурализовывать бразильцев, которые вдруг оказались мусульманами.

- Насколько верны представления о том, что на Востоке тренер может побить игрока?

- Этого нет ни в Китае, ни в Японии. Зато в Корее не считается чем-то сверхъестественным. Родитель, когда приводит ребенка к тренеру, сам говорит: "Вы его бейте". Для меня, кстати, до сих пор непонятно следующее. До семи лет принцип воспитания детей и в Корее, и в Японии один: чадам позволено все. Берутся за них только в школе. В итоге японцы, как по мановению волшебной палочки, вдруг становятся послушными, а корейцы остаются такими же. Сами родители удивляются. Поэтому в Корее бить позволительно. Но в этой области происходят изменения. Двое моих помощников стали тренерами и футболистов не трогают. Те сами все понимают.

- Значит, вы воспитали сразу двух специалистов?

- Да. Но это было прописано в контракте. Передо мной в клубе поставили три интересные задачи. Во-первых, "поменять цвет команды". Очень долго думал, что это значит. Оказалось, речь о стиле игры: из оборонительного в атакующий. Во-вторых, обратить внимание на молодых игроков. И третье - подготовить помощников, которые могли бы стать главными тренерами. У одного из двоих это получилось за три-четыре года, что удивительно. Так как Корея - страна, в которой до 30 лет не женятся, до 50 не могут стать президентом. До моего приезда у футболистов не было выходных. Я неделю проработал и отметил один день как свободный. А помощники говорят - нельзя. Оказывается, корейские спортсмены с 10 лет живут в условиях интерната. До женитьбы у них нет квартир. Лишь в межсезонье их переселяют в гостиницу, потому что кого-то могут передать в другой клуб. Живут они на базе, как в карантине. С девушками не общаются.

И вот мы дали им выходной - а на следующий день троих недосчитались. Начали искать. Оказалось, они выпили водки, которая в Корее 20-градусная, и уснули. Проспали тренировку.

Теперь все изменилось. Есть и выходные, и отпуска. Мировоззрение стало иным. Футболисты заиграли в Европе и Японии. Даже в "МЮ". Раньше-то страна была абсолютно закрытой. До меня контрольных матчей в межсезонье не проводили. Нельзя - и все. Спрашиваю: почему? Соперники, дескать, все разузнают, разведают. Как будто после первой игры они ничего не увидят.

- Есть тренеры, которые на тренировки никого не пускают...

- Я этого не понимаю. Сборная Камеруна ни одного закрытого занятия на чемпионате мира не провела. Закрывались только в Югославии, когда готовились. Но на нас тогда никто и не смотрел. А в Италии при болельщиках тренировались. Сначала приходило 100 - 200 человек. После победы над Аргентиной - тысяча. А к концу - тысяч по пять. Когда футболисты тренируются при болельщиках, появляются дополнительные эмоции, и они чудеса творят на поле. А в изоляции им и бегать не хочется.

- Какие перспективы у нынешней сборной России?

- Рад ее выступлению на чемпионате Европы. Еще до его начала говорил: или провалимся, или ярко сверкнем. Так и получилось. Сейчас ситуация для сборной гораздо сложнее, чем летом. Во-первых, в составе нет серьезных изменений. Во-вторых, выйти на этот же уровень психологически очень сложно. Если проскочим немцев - а при их нынешнем состоянии можно рассчитывать не только на ничью, но и на победу, - все будет хорошо. Если игра не удастся, могут возникнуть проблемы.

Согласен со всем, что делает Гус Хиддинк. Он мудро строит отношения с игроками. Трудности возникают постоянно, но Хиддинк грамотно обходит все острые углы. Денисова он обезоружил приглашением - парень теперь не имеет права плохо сыграть! Личные отношения, то, как футболисты отдаются процессу, важнее тактических изысков.

- "Рубин" станет чемпионом?

- Думаю, своего уже не упустит.

- Это юбилейный проект или у команды есть будущее в Лиге чемпионов?

- Это не юбилейный проект. Просто наконец-то подобралась команда, которая ладно скроена. Вначале Бердыев с помощниками говорили, что им везет. И футболистов в этом убедили. Сейчас же многое изменилось. Игроки поняли: если они в порядке, способны играть с любым соперником. Помнится, "Рубин" не очень удачно выступал в еврокубках. Но сегодня команда укомплектована игроками, которые ничего не боятся. Они "Зенит" обыгрывают! Так что и в Лиге чемпионов статистами не будут.

- Правда, что Бердыев приглашал вас в "Рубин" старшим тренером?

- Да. Но это было, когда команда начала сыпаться. Тренеры думали, как не навредить игрокам, искали свежую кровь. Но я успокоил Бердыева, уверил: все нормально, бывают такие периоды, не нужно дергаться. Вместо меня никого не нашли, а сейчас все вопросы решились сами собой.

С уважением отношусь к работе Бердыева. Говорят, с ним сложно, потому что всех держит в напряжении. Но и в отношении к игрокам в его сознании произошла эволюция.

- С Бердыевым вы сошлись еще в 70-е?

- Раньше. Как игрок он мне всегда нравился. Хитрый, тонкий, техничный. Смотреть на него было одно удовольствие. Отзывы о Бердыеве-тренере также всегда хорошие. Когда я работал в Турции, переходил из одного клуба в другой и посоветовал на мое место взять Курбана. Он в итоге многое сделал для клуба, развил инфраструктуру. Но не вынес того, что руководство не думало о перспективах. Президент покупал молодых игроков, а через пару лет продавал за большие деньги. И все равно Бердыев стал подступаться к еврокубкам. Тогда и требования возросли: вчера для команды было нормальным место с восьмого по десятое, а сегодня ему стали выговаривать за то, что не обыграл "Галатасарай". Курбан не выдержал такого отношения и ушел. Хотя, останься он, команда прогремела бы.

- По Камеруну скучаете?

- По Камеруну - нет. По камерунцам - может быть.

- В 90-м все стали говорить, что скоро африканская сборная выиграет чемпионат мира. Почему до сих пор этого не произошло?

- Тогда я тоже считал, что либо Камерун, либо другая африканская команда обязательно выстрелит. Но для этого нужен другой подход. Что творится сейчас? Впереди матч. То одного, то другого нет. А многие ребята сегодня играют в серьезных клубах. При мне только Белл выступал в первом французском дивизионе да Милла по столу кулаком в федерации мог ударить. Другие были намного ниже по рангу. Поэтому и требования у них оставались невысокими. Теперь же, возвращаясь в сборную, футболисты не играют на том уровне, на котором могут. Проблема, безусловно, в организации.

- С кем-то из сборной Камеруна отношения поддерживаете?

- Не могу сказать, что поддерживаю. Недавно, во время Кубка Африки, передавал Милла телеобращение. Он прислал ответ. Вот и все общение. Чаще встречаюсь с камерунцами из России.

- Чем занимается Милла?

- У него хороший бизнес. Он всю жизнь мечтал стать президентом федерации, но его до сих пор не назначают. Боятся, наверное. Потому что, пока живо поколение, которое его помнит, Милла в Камеруне очень серьезная фигура.
комментарии

опрос

Главное событие 2017 года?

Лента новостей

Турнирные таблицы