Одемвинджи: хочу, чтобы болельщики называли меня Осаз

Питер Одемвинджи дал первое интервью в качестве игрока "Локомотива".

Одемвинджи: хочу, чтобы болельщики называли меня Осаз

"Хочу, чтобы болельщики называли меня Осаз. Именно так ко мне обращались в России в детстве. А Питер я за рубежом." — говорит футболист.

— Где будете жить?

— Пока с мамой. А потом, как и все, найду квартиру поближе к базе, чтобы не терять много времени в пробках.

— Почему решили переехать в Россию?

— Посмотрел на Москву летом, захотелось домой, поговорить на родном языке, открыть газету и понять все до мельчайших нюансов, пожить в удовольствие. Тем более, у меня в Москве мама.

— Куда планируете сходить помимо тренировок?

— В Москве очень много интересных мест. Мама и друзья подскажут.

— Дискотеки, ночные клубы – ваше?

— Чуть-чуть мое. Я же нормальный человек! — искренность Осаза подкупает. – Но при этом приоритет однозначно отдан футболу. Важно высыпаться, не пить. Ничего не должно мешать тренироваться и выходить на поле.

— Неужели совсем не употребляете алкоголь?

— Только во время отпуска или после большой победы.

— Ваш детский тренер – Николай Ульянов – сказал: еще в июне вы не собирались переезжать в Россию.

— Это так. Но, уехав тогда из Москвы, начал скучать по городу, родному языку...

— Вас звали во многие клубы, в том числе и немецкие. Почему выбрали «Локомотив»?

— Действительно, звали. Но кроме «Локомотива» с «Лиллем», никто не договорился о трансферной цене.

— Даже «Спартак»?

— Да. Так мне сказал агент.

— Сергей Шавло сказал, что вы не сдержали слова. Мол, говорили ему: если уж и переезжать в Россию, то только в «Спартак».

— Действительно, я такое говорил. Но на тот момент с «Локомотивом» переговоров не вел и искренне так думал. К тому же я хотел играть в Лиге чемпионов. Но позднее железнодорожники сказали: мы сыграем с «Миланом» и «Реалом» на Кубке РЖД. Мне этих двух матчей хватит на год, — Питер смеется.

— Признайтесь: с переходом в «Локомотив» ваша зарплата значительно выросла?

— Конечно же, она стала больше. Особенно из-за того, что в России налоги ниже, чем во Франции. Но деньги для меня — не главное на сегодняшний день. Их можно заработать и в конце карьеры, уехав, например, в арабские страны. У меня, кстати, и сейчас было оттуда предложение, но я отказался.

— Личные условия, предложенные «Локомотивом», выше, чем в «Спартаке»?

— Нет. И Черчесов, и Липатов сказали, в принципе, то же самое: у игроков сборной России в стране примерно одинаковые зарплаты. У кого-то чуть больше, у кого-то – меньше. Но разница невелика.

— «Спартак», возможно, будет выступать в Лиге чемпионов, а «Локомотив» примет участие лишь в Кубке УЕФА. Вас это не смущает?

— Для меня важнее красивый стадион железнодорожников. Он без беговых дорожек. А я давно мечтал играть на таком. Я не люблю, когда болельщики далеко. Также на мой выбор повлияло то, что в тренерском штабе «Локо» собраны известные в прошлом футболисты, и то, что переговоры с клубом прошли очень гладко.

— Вы занимались в ДЮСШ ЦСКА, признавались в любви к «Спартаку». Какая из этих команд вам ближе?

— «Спартак».

— Вас приобрели за семь миллионов евро. Сумма трансфера психологически не давит?

— Давит. Я бы предпочел, чтобы меня приобрели за меньшие деньги. Но что можно сделать? В общем, пока я не чувствую себя раскрепощенно.

— Сколько вам нужно забить, чтобы почувствовать себя комфортнее и не обращать внимания на сумму трансфера в семь миллионов евро?

— Думаю, мячей пятнадцать-шестнадцать за сезон.

— А в оставшиеся до конца сезона полгода?

— Больше десяти. Если травмы не помешают.

— Почему в прошлом году в «Лилле» вы забили всего пять мячей?

— Вся команда действовала не лучшим образом. Кроме того, мы концентрировались на выступлении в Лиге чемпионов. Против нас в обороне играли плотнее, чем раньше.

комментарии

опрос

Главное событие 2017 года?

Лента новостей

Турнирные таблицы