Овчинников: еще могу в ворота встать

Тренер киевского "Динамо" Сергей Овчинников дал большое интервью.



– Вы только не спрашивайте меня, как я на Украине живу! Нормально, – в кафе Сергей выбрал столик так, чтобы я заметила его еще в дверях. – Там середина девяностых: меня и на улицах не всегда узнают. Хорошо, не надо себя контролировать, чтоб не сделать какую-нибудь глупость. А если серьезно, в Киеве идет работа. Все время на базе. Даже удалось похудеть! Девяносто восемь уже!

– А было?

– Сто семнадцать. Я в Киеве с тренером по физподготовке занимаюсь и на тренировках в ворота встаю…

– Услышали, что Руслан Нигматуллин собирается вернуться?

– Куда вернуться?

– В футбол. Пока вы тут курите, Руслан уже в Нальчике.

– Деньги закончились, наверно. Я, кстати, тоже еще могу в ворота встать. Если только болельщики попросят. Мне набрать форму – две недели.

– Вторая молодость?

– Да я почти в сорок лет моложе, чем двадцатилетний. Все, что угодно, могу делать.

– И с Сычевым на дискотеку пойдете?

– Пойду. И ходил, и еще много раз пойду. А что мне Сычев? У меня нет проблем с ними. Я въезжаю, как они живут. Мне это интересно. Только Биляш (Динияр Билялетдинов) Гимн России поет, а я – Советского Союза.

– Нынешний вратарь «Локомотива» Иван Левенец – хороший человек. Но что у него с техникой? Я даже в первом дивизионе не видела, чтобы вратарь так выбивал мяч…

– Не знаю. Играл он в «Амкаре» – и очень мне нравился. Помню, я даже в каком-то интервью сказал, что он – русский и можно его брать в сборную. А что до техники? Я по себе сужу. До Португалии, пока не поработал с Прюдомом и Силвиньо, тоже корявенько играл. Все можно исправить. Переучивать не надо – надо немножко шлифануть, чтобы это так в глаза не бросалось. Но главная проблема Левенца в другом – ему не надо было мой номер брать. Тебе сказали «не надо» – ну и не бери. Взял бы другой номер – он бы стоял бы хорошо.

– Ух, как вас это задело!

– Меня – да! …Нет, ну, не сказать, что прямо я обиделся. Если будут каждому номер оставлять, то номеров не останется. Но если болельщики так хотели, то можно было подержать хоть некоторое время. Мне по молодости шестнадцатый номер нравился, а в «Порту», куда я приехал играть, он числился за Жарделом – и мне сказали: «Нет-нет, Сереж! Ты не обижайся, но это даже не обсуждается».

– Левенец сказал, что приедь вы в Баковку и спроси у него, почему он под вашим номером играет, он ответит: «А что? Нельзя?»…

– Можно, можно, – смеется. – Играй, Вань, на здоровье – какие вопросы?

– Финт Аршавина…

– …я не видел. Но мне рассказывали. Ну, все бывает. Заклинило пацана. Первый раз играл в матче за Суперкубок России. Волновался, конечно. Что, мяч с земли бить проще, чем с рук? Или ты один на один кого-то выведешь? Пеле ты, что ль, или Беккенбауэр?

– Мимо мяча Левенец промахивается…

– Надо зрение проверить. Или повесить ему боксерскую грушу – пускай попадает. Да излишне нервный он просто! Надо ему не дергаться, а понять, что он первый номер в «Локомотиве» и просто уверенно, надежно играть – никто от него не ждет, что он будет из «девяток» тащить. По «девяткам» раза два в год попадут. Важнее – между ног не пропускать.

– Я когда-то мечтал выиграть с «Локомотивом» золотые медали, потому что он никогда их не выигрывал. И пусть после чемпионства мы даже завалили 2003 год – весь сезон праздновали! – но зато люди узнали, как это бывает, какие это праздники. И они хотели потом еще выигрывать, – под воспоминания тренер киевского «Динамо» раскупоривает вторую пачку сигарет. – А теперь у меня мечта: тренировать «Локомотив». Если я играл в московском «Динамо» и ездил на «локомотивской» машине – это о чем-то, да говорит… Двадцать лет – это больше половины моей жизни.

– Вам скучно на Украине?

– Да не в этом дело. Я не рожден… в общем, не могу я быть помощником. Просто я им работаю. Что такое вратарь? Это постоянная ответственность за свою работу. Все могут ошибаться – ты не можешь. Ты так привыкаешь: я всегда должен сам принимать решения. По-хорошему – напролом идти: спокойно, потихонечку, но напролом! Даже если б мне сказали: «Локомотив» тренировать, когда Семин только ушел, а я еще играл – я бы не испугался. Бояться надо после, до – не надо.

– Какой кредит времени себе отведете?

– Два года. Если не получится, больше вообще не буду тренировать. Найду себе применение в качестве спортивного функционера или президента клуба. У нас многие тренеры довольствуются ролью неудачника – и ходят по кругу: иные уже по пятому пошли! И, главное, все назначают их – и ждут какого-то чуда. Какого? Если люди двадцать лет ничего не могут?

– На радостях, что Овчинников вернулся, сколько команда может играть?

– Ну, сезон точно поиграет.

– А потом?

– А вот это и есть умение тренера – чтоб они не сезон, а всегда за тебя играли, а ты за них работал. Игроков надо уважать. Они должны не бояться постучаться ко мне в номер, позвонить по телефону… Когда угодно – хоть ночью. Я должен быть для них прозрачный: самое маленькое сомнение во мне – это уже проблема в команде.

– Продолжите фразу: «Таким игрокам, как Овчинников…

– …не место на тренерской скамейке!» – смеется Босс. – А я в жизни спокойный человек – не злой, не агрессивный. Это я, когда играл, мог кричать: «Ах, какие негодяи судьи! Сейчас я вас всех порву!». Мальчишка был. А вот мяч в ноги Игорю Захарову (в последней игре за московское «Динамо», когда заработал красную карточку) я бросал осознанно! Потому что накипело уже! А капитанскую повязку кинул на траву только потому, что Кобелев, когда я мимо пронесся, крикнул: «Кинь повязку!» – чтоб я вместе с ней в раздевалку не убежал.

После этого в «Динамо» месяц решали, что делать с Овчинниковым. Пока то ли Патрушев, то ли Проничев не сказал: «Уберите его из «Динамо» за такой поступок!». Мне эта повязка карьеры стоила. Были у меня предложения. Но я все ждал, что Бышовца снимут. А оно вон как получилось – целый год потерял.

– А как тренеру, – продолжает Сергей, – чтобы выстроить дисциплину, мне даже не надо будет голос повышать. Я могу поговорить так спокойно с человеком – он даже не дернется. А кричать, орать – это уже вчерашний век. Будучи тренером, я за полгода ни на кого голоса не поднял. В Киеве тоже многие удивлены…

– Какое усиление, на ваш взгляд, требуется «Локомотиву»?

– Нападающий и два полузащитника. Один из них – обязательно опорный. Нам надо Лигу чемпионов выиграть! С Гуренко мы чемпионат России выиграем, а Лигу чемпионов – нет. И Серега не обидится: он это прекрасно понимает. И со мной бы не выиграли Лигу чемпионов. Я бы тоже искал вратаря на место меня. Буффона хотел бы, Чеха.

– А остальные игроки?

– А из остальных – выжимать все самое лучшее. На Западе каждый год все начинается с нуля. Там в начале сезона нет основного состава. Человек в прошлом году даже в «шестнадцать» не входил – а в этом он бог и царь! Деко при мне в «Бенфике» не играл, в «Алверке» не играл. А в «Порто» заиграл, потом перешел в «Барселону» и стал одним из лучших игроков Европы.

– Игры сборной я не анализирую: мне неинтересно этим заниматься, – признается Сергей. – Я их просто смотрю как картинку. Поставят меня тренером, не получится, люди скажут: «Вот ты лопух, Сережа! Орал, что у тебя все в порядке! » – утрусь и пойду дальше. А пока за сборную Хиддинк отвечает – ну и пусть отвечает. А мы – болельщики. Лично я буду у телевизора сидеть. С пивом, с флагом! Я Хиддинка очень уважаю – за заслуги перед мировым футболом. А в России, мне кажется, он до сих пор не понимает, кого тренирует. Он живет в каком-то другом мире, и для него не очень принципиально, какой будет результат и как это все вообще происходит. Ему все фиолетово.

– В отличие от другого голландца – Адвоката…

– Поначалу Адвокат производил точно такое же впечатление – абсолютно! Но видите, как меняется заинтересованность людей, когда близка цель? Мы идем на расстоянии ста метров – и не видим, что на земле лежат десять тысяч долларов. А подходим ближе – и видим, что это «зеленые». Ух! Надо нагнуться и посмотреть! Я думаю, что сейчас Адвокату интересно.

– Права или не права Национальная академия футбола, которая не хочет подписывать контракт с голландцем, дожидаясь его результата на Евро?

– Наших тренеров мы за неудачное выступление снимаем. А почему мы должны давать Хиддинку еще два года? С какого перепугу мы будем выбрасывать миллионы долларов неизвестно на что? Давайте я сейчас приду в сборную и скажу: «Дайте мне шесть лет – я вам во, конфетку сделаю!». А на шестой год скажу: «Не получилось…». Вот пройдет сейчас чемпионат Европы – мы по нулям – худший вариант. Почему мы должны на чемпионате мира выступить лучше? Те же футболисты, другие не родятся. Значит, извини, коуч! Не справился! Иди отдыхай! А так – давайте до 2018 года Хиддинка подпишем!

– Вы считаете, что сборная не выйдет из группы?

– Я не считаю, я буду просто болеть. Выйдут – молодцы. Не выйдут – никто не удивится. Греков мы должны обыграть. Испанцам скорее всего уступим. А со шведами – как пойдет игра, с какой ноги встанем мы, с какой – они. Две одинаковые команды – что Россия, что Швеция. Нормальная у нас сейчас сборная. Мне кажется, им интересно играть на чемпионате Европы.

– Перед Евро футболисты жалуются на запредельные нагрузки…

– Жаловаться могут бабушки по телефону. Что там жаловаться? Там вся сборная – по двадцать лет. Они как лошади должны бегать. Комментаторов наших послушаешь: «Ох, он уже не бежит: ему за тридцать». Да любой тридцатилетний бежит быстрее, чем двадцатилетний, и здоровья у него больше! Не жаловаться, а играть надо!

– Почему Хиддинк вдруг поменял состав, прошедший весь отборочный цикл?

– Потому что его, наверно, осенило поздно. Я бы на его месте положился в обороне на опытных игроков. Вот уже сейчас понимаю, что на Евро мы будем только обороняться три игры. Нас даже «мертвые» сербы в товарищеском матче моментами «повалтузили».

– В нашей сборной есть прореха?

– У нас нет опорного полузащитника. Вообще. Уже давно. Семшов и Семак – это люди другого амплуа. Какой Семшов опорный полузащитник? Это же номер десять! Игрок под нападающими. Ну, давайте из меня попытаемся опорного сделать, из вас – Игнашевича надо было на этой позиции пробовать! Он на ней еще в «Локомотиве» играл. Кстати, а тренер вратарей у нас в сборной есть? Поехал кто-нибудь?

– Нет.

– Ну, я не могу этого понять! Это же ужас! Везде есть – у нас нет.

– А помнится, ваш друг Акинфеев заявлял, что тренер вратарей в сборной не нужен…

– Что значит не нужен? Кто ему бить будет? Кто подавать будет? К матчам готовить? Дело-то не во мне. Еще сто человек есть, которые могут работать. И я не знаю, как Слава, но думаю, что Акинфеев с Габуловым не отказались бы, если бы я поехал.

– А если бы вас позвали тренером вратарей в сборную только на время Евро и подготовки к нему…

– Я бы согласился – только ради Акинфеева. Нет, мои знания предмета Игорю не нужны. Ну, что я ему могу такого сказать, о чем он еще не слышал? Акинфеев – спокойный. Ему вообще ничего не надо говорить. Он в порядке. Мы с ним сейчас в Германии ходили бы, ржали и друг другу анекдоты рассказывали.

– Кто у нас сейчас в сборной второй вратарь?

– Хороший вопрос. У нас нет второго ярко выраженного номера в сборной. А первый-то как раз есть – Акинфеев. Я не вижу в его игре изъянов: для меня нет разницы между ним и Буффоном. Если он перейдет из ЦСКА в «Ювентус», он будет великим вратарем.

– Для вас осталось непонятным еще какое-нибудь событие накануне Евро?

– Я не понимаю, почему из сборной уехал Павленко. Я бы хотел, чтобы мой игрок, пусть даже не заявленный, поехал на чемпионат. Необязательно играть – ты тренируешься с командой, ты дышишь воздухом соревнования. Не понял я Стаса (Черчесова), если честно. Зато Слуцкий – насколько прогрессивно человек думает! Я иногда поражаюсь его решениям. Молодой, но какой мудрый! Футболист заслужил, чтобы там быть: это ему награда за его труд.

– А в роли Денисова быть хуже, чем в роли Павленко?

– В роли Денисова я побывал перед чемпионатом мира. Когда Михаил Гершкович из стандартной ситуации раздул конфликт. Я двое суток летел на товарищеский матч с Германией с Азорских островов, а меня не поставили и на тайм. Причем сказали: ты можешь даже не тренироваться, потому что ты летел – будешь играть. А я еще и потренировался! Вот я Гершковичу и говорю: «Ну, не вызывайте тогда вообще, раз такое отношение. Смысл какой?». Он – давай орать! Я говорю: «Тихо-тихо. Что вы кипите, Михаил Данилович?». Я совершенно не собирался конфликтовать. А он взял – и понес это все в газету.

– А что Романцев?

– А я к Олегу Ивановичу перед чемпионатом мира съездил в офис. Помню, как все были дико удивлены: Овчинников в «Спартак» приехал! Я ему сказал: «Олег Иванович, если вы меня берете, у вас никаких проблем не будет. Первым, вторым – без разницы. Я ж у вас был на чемпионате Европы – никаких проблем не было». Он говорит: «Вот и я никаких проблем не вижу». И мы так хорошо поговорили. Романцев сказал: «Ну, ладно – давай готовься!». Объявляют состав – а меня нет…

комментарии

опрос

Главное событие 2017 года?

Лента новостей

Турнирные таблицы