Рамон: я пришел в ЦСКА, о чем нисколько не жалею

{mosimage}

Зимой бразильскую колонию ЦСКА пополнил нападающий Рамон за 8 миллионов долларов. Что представляет собой бразилец сейчас попытаемся выяснить в интервью с ним.
Рамон: я пришел в ЦСКА, о чем нисколько не жалею


– Холодно вам, наверное, в России?

– Нормально. Ко всему можно приспособиться.

– Кто был первым, с кем вы посоветовались, получив предложение от ЦСКА?

– Я общался практически со всеми бразильцами, которые играют в вашей стране. И я, и мой агент. Но больше всех контактировал с Жо, потому что, когда поступило предложение от ЦСКА, он как раз находился в Бразилии, залечивал свою травму.

– ЦСКА ведь не единственный клуб, который хотел вас заполучить?

– У меня была возможность поехать в Португалию, но я решил идти в ЦСКА, потому что там больше бразильцев и команда играет в еврокубках.

– В Португалии все равно было бы комфортнее, потому что там говорят на одном с вами языке…

– Может быть, общаться мне бы там было и легко, но здесь я смогу играть в Лиге чемпионов, поэтому даже раздумывать не пришлось. Я пришел в ЦСКА, о чем нисколько не жалею.

– А то, что ваши соотечественники стали играть за сборную Бразилии, будучи футболистами ЦСКА, разве не влияло на ваш выбор?

– Это – в наибольшей степени.

– Ваше приобретение многие связали с тем, что клуб ищет замену Карвалью. Вы ведь играете на той же позиции… Чувствуете конкуренцию с Даниэлем?

– Даниэль – прекрасный игрок, он выступает за сборную Бразилии… Какой я ему пока конкурент? (Улыбается.) Я только надеюсь выйти на его уровень. Если он когда-нибудь и впрямь покинет ЦСКА, мне бы хотелось стать здесь вторым Карвалью, принести клубу столько же пользы, сколько принес он.

– До тех пор пока Карвалью в ЦСКА, вы ждете, что Газзаев будет ставить именно его, а не вас в основной состав?

– Ну это же вопрос конкуренции, вопрос здоровья каждого из нас в данный конкретный момент. Там много обстоятельств. Но от того, что мы будем с ним конкурировать, клуб только выиграет, а это самое главное. Кроме того, я хотел бы сыграть с ним вместе, чтобы сложить наши усилия. Я не думаю, что будет такое жесткое правило: если на поле Карвалью, значит, в запасе Рамон. И наоборот. Наверняка возникнут игровые ситуации, когда тренер посчитает возможным выпустить нас на поле вместе.

– ЦСКА заплатил за вас, по некоторым оценкам, 6 миллионов долларов. Вы эту стоимость как оцениваете? Игрок по имени Рамон должен стоить дороже?

– Любой игрок стоит ровно столько, сколько за него готовы отдать. Сумма, за которую меня купили, я считаю, достаточно справедлива. Но это на сегодняшний день. Уверен, что, пока буду играть в ЦСКА, моя цена вырастет, потому что это клуб, который выступает в еврокубках. Надеюсь отработать свой контракт до 2011 года – то есть до конца. А дальше, если получится, продлить его, не получится – уйти так, чтобы ЦСКА получил за меня больше, чем сейчас заплатил.

– Вы бы ушли в более именитый клуб на меньшие деньги, если бы ЦСКА предложил вам новый, более дорогой контракт?

– Знаете, у любого молодого игрока есть амбиции попасть в клуб уровня "Барселоны" или "Челси". Но я могу сказать, что если стану игроком стартового состава ЦСКА, если команда будет бороться за самые высокие места, мое материальное положение будет хорошим и моей семье будет комфортно, то у меня не возникнет причин, по которым я должен уйти из ЦСКА. Какой смысл менять клуб, в котором меня все устраивает…

– То есть вы не рассматриваете ЦСКА как трамплин к новым достижениям?

– Нет. ЦСКА – полноценный европейский клуб, который может дать игроку все: возможность играть в еврокубках, хорошую зарплату и так далее… Если бы я считал, что мне нужен трамплин, я бы, возможно, перешел в "Бенфику", а не в ЦСКА и дальше бы уже думал, в какой клуб оттуда прыгнуть. Сюда я приехал с другой мотивацией.

– Ситуация, при которой вы сидели бы на замене, но при этом получали свои деньги, положенные по контракту, могла бы вас устроить?

– Я сюда приехал не с такими мыслями, чтобы стать "одним из". Я хочу быть лучшим, хочу пробиться в основной состав, конечно. Просто получать деньги – это не приносит удовольствия, счастья… Мне по крайней мере.

– У вас была бедная семья, до того как вы стали зарабатывать футболом?

– Не просто бедная, а очень бедная. Очень. Поэтому я в 10 лет уже уехал из дома и играл в детской школе "Атлетико Минейро". Отец тоже настаивал, чтобы я занялся футболом более серьезно, потому что видел во мне талант. Я там играл в детской школе, потом в 18 лет пошел в "Коринтианс". Ну и почти сразу из "Коринтианса" – сюда.

– Это правда, что многие идут профессионально заниматься футболом только потому, что это единственный способ подняться в жизни?

– Не совсем так. В детстве главная мотивация – это не деньги, а желание подражать, быть похожим на Роналдо, Роналдинью и так далее. То есть такие кумиры, которых много у нас, – они дают толчок тому, что мальчишки не расстаются с мячом днем и ночью. Ну и, конечно, родители, когда видят, что у сына получается играть в футбол (вот как в моем случае, например), стараются пристроить своего ребенка в какую-то школу. Потому что зарабатывать футболом можно, и в Бразилии это прекрасно знают.

– Если бы у вас платили игрокам такие же деньги, как в Европе, вы бы уехали в Москву?

– В Бразилии сейчас финансовая часть очень сильно изменилась. В лучшую сторону. Но это в отношении уже сформировавшихся игроков. А молодой и талантливый футболист в Европе ценится существенно выше. Поэтому пока стремление всех бразильских мальчишек – попасть в Европу. Ну и вообще мне, например, нравится такой образ жизни, когда можно посмотреть мир. Так что какие бы деньги дома ни платили, мне бы все равно захотелось рано или поздно уехать.

– Вы ведь жили в бедном районе. Драться часто приходилось?

– Я родился в городе Белла Оризонта, район был действительно бедный. Иногда даже поесть нечего было. Но сейчас, когда я стал зарабатывать, купил себе дом почти в том же месте. Может быть, минуты три езды от старого. То есть живу там же. Не могу сказать, что какая-то высокая преступность у нас там была или что я дрался… Мы там с ребятами старались быть друзьями, ходили друг к другу в гости, обедали… Как раз очень душевно жили со сверстниками.

– У вас получилось вырасти в футболиста. А те, кто не попадает в профессиональные клубы, куда идут, после того как отучатся в футбольной школе? Они же, насколько я знаю, бросают ради футбола обычную учебу...

– Сейчас уже нет. Сейчас нельзя не учиться, поэтому все футбольные школы обязаны иметь общеобразовательную программу. До 17 лет ты обязан получить образование, а дальше сам для себя делаешь выбор, куда идти.

– Дуду утверждает, что уезжать из Бразилии в Европу лучше, когда ты еще холостой, когда нет семьи. Потому что потом появляется много всяких обстоятельств, мешающих такому радикальному переезду. Вам легко эти перемены дались?

– Со мной было чуть по-другому. Когда у меня появились два предложения – от португальцев и от ЦСКА, я сразу сказал об этом родителям. Они мне дали добро: вперед! Конечно, я посоветовался со своей женой, она тоже дала согласие. Скоро она ко мне приедет, так же как и родители. Поэтому у меня никаких проблем с семьей не возникло на этом этапе.

– Вы разве женаты?

– Официально я женюсь в конце года, но, конечно, у меня есть девушка, которую я уже привык называть своей женой.

– Живете сейчас на базе?

– Я пока у Жо живу. Но клуб обещает мне, что, как только мы вернемся в Москву, у меня уже будет свое жилье.

– Как думаете, Жо свой лучший футбол в ЦСКА уже показал?

– В прошлом году, что ли?

– Да, в первой половине…

– Жо – великий игрок, так что, думаю, лучшие матчи у него в ЦСКА впереди. Он себя и в Бразилии зарекомендовал и, когда сюда приехал, был уже сформировавшимся футболистом, несмотря на молодой возраст. Я считаю, любой бразилец, если он будет хорошо тренироваться, а уж тем более если он попадет в руки талантливого тренера, сможет проявить себя в российском чемпионате.

– Почему "Маккаби" в 1/8 финала Кубка УЕФА стал таким сложным соперником для вас?

– Пауза, которая была вызвана отъездом игроков в сборную, немного выбила нас из колеи. Из ритма, который мы уже стали набирать. Я думаю, что к матчу в Израиле все вернется на свои места и мы пройдем этот барьер. Результат первой игры, конечно, не дает повода радоваться, но, с другой стороны, у израильтян был момент, когда они попали в штангу, еще одна атака была у них хорошая. Так что особенно расстраиваться нулевой ничьей не стоит, ничего страшного не произошло.

– Может, вы недооценили их? Все-таки клуб занимает шестое место в чемпионате Израиля…

– Нет, просто игра так сложилась. Мы, конечно, не играли так, как могли бы играть, но дело не в том, что кто-то считал соперника слабым.

– У вас до финального свистка сохранялась надежда, что ЦСКА сможет выиграть этот матч, или в какой-то момент вы поняли: все, уже не забьем?

– Верил, конечно, до последнего.

– А сейчас допускаете мысль, что ЦСКА может не пройти "Маккаби" по итогам двух встреч?

– Честно говоря, уверен в успехе.
комментарии

опрос

Главное событие 2017 года?

Лента новостей

Турнирные таблицы