Саенко: переезд в "Спартак" позволит мне расти в футбольном плане

Полузащитник Иван Саенко о "Спартаке", и о сборной.

Саенко: переезд в "Спартак" позволит мне расти в футбольном плане

– Так что, Иван, в Россию приехали карьеру завершать?

– Еще рановато, – шутит Саенко. – Я же молодым вернулся. В самом расцвете сил. И не потому, что не было вариантов в Европе, а потому, что понимал: переезд в Россию, в «Спартак», позволит мне расти в футбольном плане. Так что сели мы на семейном совете, подумали и приняли решение — возвращаться на родину.

– Россия, из которой вы уезжали, и Россия, в которую вы вернулись, сильно отличаются?

– Безусловно. Но я россиянином был, им и останусь. Удивить меня чем-то сложно. А вот друзья, которые ко мне в гости из Германии приезжают, поражаются на каждом шагу. Взять хотя бы московские пробки. С непривычки застрелиться можно! Особенно если ты всю жизнь в тихом и спокойном Нюрнберге провел.

– Вы с ними уже свыклись?

– В принципе да. Живу на Ходынке и стараюсь перемещаться по городу либо рано утром, либо поздно вечером.

– Вы вернулись из Германии в Россию. А «Мерседес» на «Волгу» поменять желания нет?

– Нет, поддерживать отечественного автопроизводителя. На каких машинах езжу? Хм-м… На немецких, английских… В общем, напишите просто: пешком не хожу.

– Из Германии свой спортивный автомобиль еще не перегнали?

– Пока большинство моих вещей осталось в том доме, который я снимал. Покупать-то недвижимость в Германии недешево – миллион евро такое жилье стоит, а за аренду я платил всего две тысячи евро. До конца следующего месяца нужно забрать оттуда вещи. В том числе и автомобиль.

– Семь лет в Германии сильно вас изменили?

– Спрашиваете! Я ж приехал туда совсем мальчуганом. Почти ни слова по-немецки не зная. В раздевалке ребята смеются – а ты думаешь: не над тобой ли? Ужасно тяжело. Месяц на третий — на четвертый волком хотелось выть от одиночества. Представляете, как это сломать может? А я по неопытности даже дисков с русской музыкой не взял… В общем, научился за себя отвечать от и до. Самостоятельным стал. Это, наверное, главное, если отбросить чисто футбольные вещи.

– То есть раньше не могли себе суп сварить, а теперь можете?

– Ну это вы загнули! Суп я как не умел варить, так и не умею. Как вы себе это представляете: после двух тренировок в день еще часочек у плиты постоять? Нет, это выше моих сил! Вот семейным ребятам хорошо – у них жена это делает…

– А вы что себе жену не найдете?

– А как ее искать? Просто не встретил пока.

– Помнится, в молодежной команде «Штутгарта», в которую вы первым делом поехали на просмотр, с вами тренировался нынешний форвард сборной Германии Кевин Кураньи. С ним итоги жеребьевки отборочного цикла ЧМ-2010 не обсуждали?

– Там не только Кураньи был, но и Хильдебранд, и братья Глебы. Но контакта с ними я не поддерживаю. В «Штутгарте» ведь был недолго – получил травму, а когда восстановился, поехал уже в «Карлсруэ». С Глебами, правда, какое-то время общались – агент общий был. Но потом наши дороги разошлись.

– Вообще друзей-знакомых за время пребывания за границей много завелось?

– Знакомых – да. А друзей много не бывает. Хотя есть люди, которые скоро ко мне в гости приедут. Их могу назвать друзьями. Они не футболисты, обычные немцы.

– А бывшие партнеры по «Нюрнбергу» – их в Россию не пригласили?

– Пригласил. Сказал, что ужин за мной.

– Давно хотел спросить: Ян Коллер не обсуждал с вами возможность своего перехода в «Крылья Советов»?

– Нет. Но мы с ним созванивались где-то недели три назад. Через месяц у нас встреча с самарцами (5 октября), буду рад его видеть на поле.

– Коллер рассказывал, что вы его с Николаем Валуевым познакомили.

– На самом деле все было немножко не так. В феврале Валуев проводил в Нюрнберге бой с белорусом Ляховичем. А я просто доставал ребятам на него билеты. Ажиотаж был большой, прямая трансляции на телевидении… Сам, кстати, под прицелом телекамер буквально через минуту после победы Валуева зашел к нему в комнатку, поздравил.

– Коллер меньше Валуева?

– Меньше. А Валуеву, чтобы меня обнять, сильно наклоняться пришлось…

– На базе «Спартака» вы поселились в комнате с Романом Павлюченко. Сейчас один обитаете?

– Пока один. Но скоро ко мне Сашка Павленко должен переехать.

– Чего это вы его с места срываете?

– Он раньше с Хомичем жил в номере. А Хомич уже полгода как в Нальчике. Вот нам и предложили: либо я к нему, либо он ко мне. Поскольку я старше, то выбрали второй вариант.

– Павлюченко не спрашивал совета, как лучше адаптироваться за границей?

– Совета – нет. Хотя так или иначе мы эту тему затрагивали. У Ромки другая ситуация – за него заплачены большие деньги, от него сразу многого ждут. Важно, что семья будет рядом. А если забивать начнет – так вообще сразу своим в коллективе станет.

– Вы в «Нюрнберге» уж на что своим были, а тренироваться вместе с командой, когда вы новый клуб летом искали, вам тренер запретил…

– Нет, клуб все очень грамотно сделал. Я ведь уже объявил, что не останусь в «Нюрнберге». А там даже на тренировки клуба ходит регулярно две-три тысячи человек. Мало ли какой могла быть их реакция? С тренером же Томасом фон Хесеном мы расстались по-доброму.

– Он вроде у вас аристократ?

– Да, барон. Его предки чуть ли не с XVII века известны. На «Астон Мартин» ездит. Немецким тренерам это не слишком свойственно. Впрочем, он и футболистом был отличным, сто голов в бундеслиге забил. Фон Хесена вся Германия знает.

– Если уж затронули тренерскую тему… Вы едва ли не единственный игрок в сборной России, который напрямую, без переводчиков, может пообщаться с Гусом Хиддинком. Пользуетесь привилегией?

– Когда возникает необходимость. На самом деле любой игрок может без проблем с ним пообщаться. Мы же все Гусу, как дети. Если нужен совет, помощь – он никогда в стороне не останется. С любым найдет общий язык. Для футболиста это очень важно.

– Помню, при переходе в «Спартак» вы особо подчеркивали тот факт, что оценили заинтересованность в ваших услугах именно главного тренера – Станислава Черчесова. Знай, что ему в команде осталось недолго, решились бы на переход?

– Конечно. Я ведь изначально в «Спартак» хотел перейти. Знаете, за сутки до того, как мы договорились, я был в Киеве. Сидел за одним столом с Юрием Семиным и Игорем Суркисом. Передо мной лежал контракт, нужно было только поставить подпись. Но я попросил сутки на размышление. Потом позвонил в «Спартак», сказал: сегодня приезжаю в Москву. Есть 24 часа, чтобы договориться. Больше заставлять киевлян ждать я не могу. Договорились.

– В сборной вы чаще всего выходите на правом фланге. А в «Спартаке» на нем играет Владимир Быстров…

– Три последних года в Германии я отыграл на левом фланге атаке. Там мы действовали в три нападающих. «Спартак» сейчас играет в пять полузащитников. Почти то же самое. В последнем матче, если вы заметили, мы с Быстровым каждые пять-десять минут менялись флангами. Так что проблем на поле никаких нет. Кстати, в «молодежке» я почти постоянно играл в нападении.

– Ваш лучший друг по той молодежной команде Юрий Жирков – армеец. Как он отреагировал на ваш переход в стан заклятого конкурента?

– Позавидовал, наверное, – смеется Саенко. – Если серьезно, он был, скажем так, против. Но прислал sms: «Что ж, зато дерби будет интереснее». Теперь жду 1 ноября – померяемся силами на поле…
комментарии

опрос

Главное событие 2017 года?

Лента новостей

Турнирные таблицы