Саенко: верю в то, что нам удастся решить главную задачу

Нападающий "Нюрнберга" Иван Саенко надеется поехать на финальную часть Чемпионата Европы - 2008.
Саенко: верю в то, что нам удастся решить главную задачу


Иван Саенко стал победителем в интернет-опросе читателей "СЭ" и стал лучшим футболистом стран СНГ и Балтии в феврале.

- Примите поздравления! Впервые по итогам месяца вы опередили всех в конкурсе "Звезда".

- Спасибо. Для каждого игрока оказаться в столь представительном опросе на первом месте очень почетно.

- Следили за тем, как проходили предыдущие конкурсы?

- Разумеется. Вначале побеждал Шевченко, а в прошлом году - Акинфеев. Приятно, что в 2006-м среди тех, кого называли болельщики и журналисты, был и я. А сейчас вот, в феврале, оказался на первом месте. Конечно, было бы здорово удержаться на самом верху и по итогам года. Впрочем, обычно стараюсь не думать о всяких конкурсах и опросах, которых, кстати, немало и в Германии. И тем более не загадываю, что будет через год. Главное - концентрироваться на своем любимом деле, отдавать ему все силы.

- В феврале вы забили за "Нюрнберг" четыре гола, ваша команда вышла в полуфинал Кубка Германии. Какое событие было самым памятным?

- Прежде всего выделю победу над "Баварией" - 3:0. В той игре удалось забить Оливеру Кану. Это было незабываемо: столько эмоций, столько радости! Разумеется, вспоминаю и встречу на выезде с "Бохумом" - в ней впервые сделал в бундеслиге дубль. Да и выход команды в полуфинал Кубка Германии очень радует. Даже трудно сказать, какое из этих событий для меня важнее. Все очень ценно.

- Какой из четырех ваших февральских голов в техническом плане был самым трудным?

- Пожалуй, первый мяч "Бохуму". Я получил фланговую передачу от Райнхардта и пробил с лета. Это было на 88-й минуте. Спустя две минуты удалось забить еще раз. В итоге мы выиграли - 2:0.

- Чем объясните, что вы так сильно заиграли в феврале?

- Трудно сказать, специально же к февралю не готовился. Сами понимаете, игроки свои действия по месяцам не оценивают - это журналистам так нравится. А футболисты всегда готовятся к каждой игре и потом ее анализируют. Конечно, огромное спасибо моей семье, которая всегда поддерживает. Разумеется, и много трудился - ведь так просто ничего не дается. В том числе тренировался и с отцом, который часто живет у меня в Нюрнберге. Кстати, на днях он вновь ко мне приезжает, и мы с ним продолжим работу.

- Известно, что ваш отец - Иван Васильевич Саенко - в свое время как тренер приводил женскую воронежскую команду "Энергия" к победам в чемпионате России. Какие тренировки он предлагает вам в Нюрнберге?

- Чаще всего трудимся в нашем саду у дома. Работаем не только над совершенствованием физических кондиций, но и над улучшением психологической подготовки. Отец с его огромным опытом всегда умеет найти для меня самые важные, самые нужные слова, наилучшим образом настроить на работу, на игру. Вообще его помощь ощущаю во всем.

- Когда я приезжал в январе в Нюрнберг, не мог не обратить внимание на вашу популярность в городе. Помню, мы прогуливались по улицам, и совершенно незнакомые люди вас приветствовали, просили автограф. А сейчас с девятью голами вы возглавили список лучших бомбардиров "Нюрнберга". Любовь болельщиков стала еще более пылкой?

- Когда команде сопутствует успех, у нее всегда много поклонников. Сейчас "Нюрнберг" впервые за многие годы в верхней половине турнирной таблицы. Как это может не нравиться болельщикам?

- Когда забиваете голы, немецкие телекомментаторы уважительно называют вас Иваном Ивановичем.

- А кое-кто еще и Иваном Грозным (смеется).

- Вообще в последнее время в германских СМИ много о вас говорят. И в основном расточают комплименты. Недавно, например, популярный журнал Sport Bild предисловие к большой статье под названием "Саенко гарантирует 9 миллионов" начал словами: "Гениальный русский"...

- Стараюсь не обращать особого внимания на восторги прессы. Впрочем, как и на какие-то уколы. В футболе так всегда: выигрываешь - хвалят, проигрываешь - ругают. Все, как в жизни: когда тебе хорошо, то и друзей много, когда плохо - рядом часто никого нет. В общем, надо не терять чувства реальности, иначе трудно сосредоточиться на главном деле. Между прочим, и наш тренер Ханс Майер нередко повторяет: "Ребята, лучше не читайте того, что пишут о вас в газетах".

- Кстати, в той же статье в Sport Bild говорится: Майер продлил недавно контракт в "Нюрнберге" еще и потому, что у него есть такой нападающий, как Саенко.

- Мне трудно комментировать подобную информацию. Тем более я о ней не слышал.

- В статье сообщается также, что у вас контракт с клубом до 2010 года. При этом есть пункт, согласно которому начиная с 2008-го вы можете уйти из команды, если за вас заплатят девять миллионов евро. Причем покупателем должен быть или один из германских грандов, или какой-нибудь известный клуб в Европе. Все это правда?

- Не совсем. Сумма, за которую меня могут продать, семь миллионов. И то, в какой клуб меня отдадут, в договоре не указывается.

- В юности вы, как и все мальчишки, наверняка видели себя в мечтах в каких-то знаменитых командах. Можете поделиться, в каких именно?

- Когда жил в России, мечтал о московском "Спартаке". Потом моими любимыми клубами стали в Италии - "Милан", в Германии - "Бавария".

- А сейчас за какую из известных команд хотели бы играть?

- Думаю, не стоит об этом говорить. Как Бог распорядится, так и будет.

- Правда, что год назад вы позвонили знаменитому в Германии футбольному менеджеру Михаэлю Беккеру (он, в частности, является агентом Михаэля Баллака) и попросили его помочь продлить контракт с "Нюрнбергом"?

- На тот момент я уже прекратил сотрудничество с моим бывшим менеджером и с помощью одного из друзей познакомился с Беккером. С ним и решили вместе работать. Вдвоем с Михаэлем тогда пришли к мнению: надо продлить контракт с "Нюрнбергом".

- Отдавая должное вашим футбольным качествам, многие немецкие СМИ отмечают, что у Саенко непростой характер. Согласны с такой оценкой?

- К сожалению, местные журналисты часто делают из мухи слона. Знаю, порой пишут, что у меня были конфликты чуть ли не со всеми тренерам, с которыми я в Германии работал. Но, поверьте, это чепуха. Какие проблемы, например, у меня могли быть с тренером "Карлсруэ" Лоренцом-Гюнтером Кестнером - человеком, который мне, 18-летнему парню, доверил место в основе? При этом наставнике я отыграл 85 матчей! А разве могли быть какие-нибудь серьезные трения с Вольфгангом Вольфом, пригласившим меня в "Нюрнберг"? Да, какое-то время при нем я не попадал в стартовый состав. Но это же футбол, такое бывало, наверное, с каждым игроком.

- За что Саенко в Германии точно не критикуют, так это за его немецкий. Как удалось так здорово освоить язык?

- Поначалу, разумеется, было непросто - приходилось общаться на английском. Тогда нередко вспоминал одну свою школьную историю. Нам чуть ли не в первом классе предложили изучать на выбор один из иностранных языков. Когда мой друг, помню, решил остановиться на немецком, я его переубедил: мол, кому этот язык нужен, пошли вместе на английский. Кто мог тогда предположить, что когда-нибудь я окажусь в Германии... Ну а в Карлсруэ с помощью учителя, благод аря постоянному общению с партнерами по команде я по-немецки заговорил как следует только через год.

- В печати сейчас нередко говорят о том, что "Нюрнбергу" вполне по силам пробиться в Кубок УЕФА. Как относятся к этому в команде?

- Даже после неудач в двух последних турах мы остаемся на пятом месте, дающем право в следующем сезоне играть в Европе. Конечно, любому профессионалу хочется выступить на международной арене, однако конкретную задачу пробиться в Кубок УЕФА перед нами никто не ставит. Просто стараемся в каждом матче показывать ту игру, которая уже год приносит нам успех.

- На днях президент "Нюрнберга" Михаэль А. Рот замахнулся еще выше. В одном из интервью заявил: мол, мечтает о том, чтобы лет через пять его клуб стал чемпионом Германии.

- Что могу сказать? Я не против.

- Прогресс "Нюрнберга" все не без основания связывают с именем главного тренера Ханса Майера. Почему под началом этого специалиста лучше заиграли и вы?

- Самое главное для игрока - доверие. И его я со стороны Майера почувствовал. Между прочим, он следил за мной давно - еще с того времени, когда работал в "Герте" скаутом. В общем, тренер в меня поверил. А я - в него. Да, он блестящий специалист. Но важно и то, что Майер умеет разговаривать с игроками, найти к каждому подход. И всем известно его чувство юмора - без улыбки, как говорится, никуда.

- А какие взаимоотношения Майера с вашим отцом?

- Нормальные, рабочие. Когда отец появляется на тренировке "Нюрнберга", Майер всегда к нему подходит, перебрасывается с ним несколькими словами. О том, что я с отцом дополнительно работаю дома, тренеру, разумеется, известно - мы все заранее обговорили.

- Опять-таки именно в феврале у вас состоялся полноценный дебют в сборной России. Какие впечатления?

- Еще когда был совсем маленьким и только-только начинал понимать, что такое футбольный мяч, уже тогда мечтал когда-нибудь сыграть за свою страну. А сейчас я просто горд. Очень горд. И счастлив, что надел футболку сборной России, что Гус Хиддинк доверил мне выйти на поле.

Но еще раньше, мечтая о главной команде страны, понимал, что все зависит только от меня - от того, как буду трудиться, от того, каких добьюсь успехов как игрок "Нюрнберга". Само по себе с неба ничего не падает.

- Вы сыграли за сборную в не самом удачном для нее матче. Поражение от голландцев - 1:4 - не могло не оставить у вас горького осадка.

- Конечно, быть битым не хотелось. Но нужно реально смотреть на вещи: мы играли на поле одной из сильнейших команд мира, многие наши ребята, по сути, только начинали подготовку к сезону и были не в лучшем физическом состоянии. Из любого поражения необходимо извлекать уроки, которые пригодятся в будущем.

- Согласны, что после не очень удачного старта в отборочной кампании к Евро-2008 сборной России будет непросто пробиться в финальный турнир? Да и от соперников подарков вряд ли стоит ожидать...

- Зато наверняка будет интересно. Каждая команда в нашей группе готова сражаться до последнего, каждая может преподнести сюрприз. Уверен, нелегко придется нам и в ближайшем поединке в Эстонии. Но я верю в то, что нам удастся решить главную задачу и мы выступим на турнире в Австрии и Швейцарии.

- У вас с Хиддинком было общение с глазу на глаз?

- Когда игроки прилетают в сборную, тренер обычно коротко разговаривает с каждым, узнает последние новости. Перед игрой в Голландии я, помню, передал Хиддинку привет от игроков "Нюрнберга", в разные годы выступавших под его началом в ПСВ и сборной Австралии. Кстати, бывших подопечных Хиддинка в нашей команде пятеро. Да и Майер с ним знаком - они иногда по телефону разговаривают.

- Все в той же статье в Sport Bild говорится, что у вас контракт с Adidas. Сборную России же экипирует Nike - фирма, являющаяся главным конкурентом Adidas. Проблем не возникает?

- У меня действительно личный контракт с Adidas, и я играю в сборной в бутсах этой фирмы. Это нормальная ситуация, никаких проблем.

- На какой позиции вам удобнее всего действовать в сборной?

- Готов играть на любой.

- В январе в вашем доме под Нюрнбергом гостили сразу шесть родственников из России. Это привычная ситуация?

- Конечно, бываю и один. Но долго в одиночестве пребывать не люблю. Когда дома родные, я очень рад. Их присутствие, поддержка важны для меня всегда, особенно за границей. Да и с друзьями готов в любой момент общаться. Вот недавно, когда "Сатурн" готовился в Германии, собирался навестить Игоря Лебеденко. Мы еще договорились съездить под Ганновер вместе с партнером по нападению словаком Робертом Виттеком, у которого в подмосковном клубе тоже есть друзья. Жаль, из-за плотного графика игр и тренировок так и не выбрались.

- Скоро 8 марта. Кого будете поздравлять?

- Прежде всего маму. Подруги у меня нет - я сейчас один.

- Какие слова скажете маме?

- У меня для нее три пожелания: во-первых, здоровья, во-вторых, здоровья и, в-третьих, здоровья.
комментарии

опрос

Главное событие 2017 года?

Лента новостей

Турнирные таблицы