Савин: Живу от матча к матчу

Месяц назад Евгений Савин пережил наверное главное разочарование в жизни. Уже подписал контракт с ЦСКА, игрок неожиданно был отправлен обратно в "Амкар".

Савин: Живу от матча к матчу

- Насколько вы готовы быть откровенным?

– На сто процентов. Не буду говорить только о том, почему я не перешел в ЦСКА. Извините, но про это не могу.

– Очень жаль: об этом хотелось поговорить едва ли не больше всего.

– Понимаю. Могу только сказать, что моя совесть чиста. Я каждый день думаю о футболе, служу ему и полностью выкладываюсь на тренировках и в играх.

– Как вы прожили месяц, который прошел после вашего расставания с ЦСКА?

– Так же, как и всегда. Живу от матча к матчу и стараюсь получать удовольствие от игры. Игрового времени у меня, правда, немного. Но главное – руки-ноги целы, желание играть огромное. Значит, все будет здорово.

– Где и когда вас настигла новость о том, что переход в ЦСКА срывается?

– Я был на базе в Ватутинках. Мне позвонил президент «Амкара» Валерий Чупраков и сказал: «Ничего не получается, трансфер срывается». Те, кто был рядом, сказали, что я в этот момент почернел. Не поверил, тут же перезвонил руководству ЦСКА – и там все подтвердили. «Возникли проблемы в решении финансового вопроса, – сказали мне, – совет директоров ЦСКА решил отказаться от трансфера». Нелепо все вышло: приехал в команду, подписал контракт, а потом вынужден был возвращаться обратно.

– С какими чувствами смотрели на прошлой неделе матч ЦСКА в Лиге чемпионов?

– Да, в этот день на тренировке в «Амкаре» мы шутили по этому поводу: «Блин, парни, мог бы сегодня отгрузить голландцам два гола и подойти к Куману знакомиться». Ничего страшного. На ЦСКА жизнь не заканчивается. Есть много хороших российских клубов, в которые стоит стремиться.

– Сколько дней вы провели в ЦСКА?

– Пять, по-моему. Забавно, что три из них пришлись на выходные. Провел две тренировки, потом мне дали выходной, потому что я не мог играть против «Сатурна». Потом всю команду отпустили еще на два дня. Но ничего: каждый день просыпался, выходил на поле и работал один. Ну и в город выбирался, чтобы с ума не сойти.

Вагнер Лав – Жо – самый убойный тандем нападающих премьер-лиги. Вы могли бы вклиниться между ними?

– Потребовалось бы время. На первой тренировке в ЦСКА у нас была игра в мини-футбол. Вагнер и Жо произвели впечатление: мастерство, взаимопонимание – все у них на высшем уровне. Но играл же в ЦСКА Олич! Форвард другого, «небразильского» плана, но несмотря на это он выглядел здорово. Так что уверен: при доверии Газзаева и при моей стопроцентной работе у меня бы все получилось.

– К 23-м годам вы поменяли уже семь клубов. После того как впустую прокатились по маршруту Пермь – Москва – Пермь, не подумали, что кочевание – это диагноз?

– Кочевать хорошо, если переезд – шаг на повышение. Я был бы счастлив остаться в «Амкаре» еще лет на пять, если бы мы решали большие задачи – Лига чемпионов, медали. Но появился интерес со стороны клуба, претендующего на высокие места – к этому надо присмотреться. Так что по поводу своих переездов я не переживаю.

– Поменялось к вам отношение пермских болельщиков?

– Ой, им огромное спасибо! Когда выхожу на замену на домашних играх, меня приветствует полный стадион. Для меня это стало неожиданностью. Без преувеличения: ради таких болельщиков я готов умирать на поле. Думал, приеду и все будут говорить: «Ага, хотел уйти от нас, негодяй». Ничего подобного: стадион аплодирует, и это кайф! К сожалению, пока не отплатил им голами.

– В каких отношениях находитесь с Рашидом Рахимовым?

– В рабочих. Мое дело тренироваться, его – тренировать. Никогда не лез в большую дружбу с тренерами ни в одной из команд. И считаю, что это правильно. После моего возвращения мы с Рахимовым не общались один на один, и он говорил только общие фразы: «Не надо раскисать, жизнь продолжается». Так и есть.

– Вы выходите на замену, и даже в матче против ЦСКА – самого принципиального для вас соперника – появились только во втором тайме. Почему?

– Мое мнение: команда играет неплохо, и что-то менять нет смысла. Кроме того, у нас очень достойные нападающие. Мартин Кушев вообще забивает в каждом матче. Значит, мне надо больше работать. Сейчас моя задача – играть столько, сколько доверяют. Пятнадцать минут – значит, пятнадцать, пять – значит, пять. Чтобы тренер видел: я не раскисаю.

– В Москве уверены: в следующем году Рахимов переберется в столицу.

– Без всякой лести: считаю его очень сильным специалистом. Давным-давно говорю всем своим знакомым, что как тренер он пойдет очень далеко – большой российский клуб ждет его в самое ближайшее время.

– У вас между тем была другая возможность переехать в Москву. Правда ли, что вас активно зазывал к себе «Локомотив»?

– Правда. Мы встречались с Юрием Семиным и общались по поводу моего возможного перехода. Но на тот момент я очень хотел в ЦСКА, поэтому при всех своих симпатиях ответил ему отказом.

– Еще один слух: Савин отказал «Локомотиву», потому что не хотел играть под руководством Анатолия Бышовца.

– (После паузы.) Без комментариев.

– ЦСКА готов был заплатить за вас четыре миллиона евро. Вы согласны с тем, что российский трансферный рынок несколько неадекватен?

– Соглашусь: цены немного завышены. Но это естественно. Лимит на легионеров увеличивается каждый год. В России хорошая школа, но мы слишком часто кричим вслед молодым парням слово «звезда». Думаю, красная цена за Савина – полтора миллиона евро максимум.

– Зарплаты российской молодежи – они тоже завышены?

– Неприятный вопрос. Вообще, если человеку платят большие деньги, значит, он их заслуживает. Да и вообще в жизни есть справедливость. Мы знаем, сколько работаем, сколько травм получаем, сколько встречаем тренеров, которые в нас не верят. Потом все это компенсируется.

– В конце лета по футбольной тусовке пробежал совершенно безумный слух: будто «Реал», латая левый фланг, выбирал между Габриэлем Хайнце из МЮ и Юрием Жирковым из ЦСКА. По-вашему, российский футболист мог бы играть в таком клубе?

Жирков мог бы. В совсем амплуа он лучший в России. Юра несколько лет показывает стабильный футбол. Причем в разных турнирах – в чемпионате России, Кубке УЕФА, Лиге чемпионов, матчах сборной. Понятно, что ему было бы непросто: конкуренция и все такое. Но его уровень позволял бы играть в таком великом клубе.

– Ваша голова когда-нибудь кружилась от звездной болезни?

– Вообще-то, «звезду» я не ловил. Но эйфория необоснованная была. У нас ведь как: забьешь пару мячей за «молодежку» – и тебе вслед кричат: «Парень, ты супер!» А потом проигрываешь португальцам 0:3 – и никому больше не интересен. Клуб путешественников

– Предлагаю поиграть в воспоминания. На каждую команду из своего прошлого вы отвечаете самыми яркими впечатлениями оттуда. Для начала – Волгоград.

– Интернат, в котором проучился четыре года. В первой команде в то время сменилось много тренеров: Прокопенко, Ярцев, Кучеревский, Файзулин – и ни при одном у меня не было шансов попасть в состав. В Волгограде получал свою первую зарплату – 300 рублей в месяц. Хватало на шампунь и два раза позвонить домой с телеграфа.

– «Рязань-Агрокомплект».

– Вторая лига – деградация для футболиста. Один сплошной минус. Если есть возможность – лучше туда не попадать. Горазд о умнее играть в дубле, пытаться пробиться в «основу» через него. В Рязани я играл и защитника, и хавбека. Тренер не видел меня в атаке, а играть я очень хотел. В итоге отбегал почти четыре десятка матчей не на своих позициях. Брал желанием. А тренеру, наверное, напоминал какого-нибудь Япа Стама.

– Дубль «Локомотива».

– Мне с детства нравится «Локомотив» – отличная команда, которая в те годы уже начинала играть в Европе. Мечтал попасть в основной состав, но не получилось. Из дубля того года в первую команду пробился только Динияр Билялетдинов. Хороший парень. Я знал, что у него перспективы, что игрок он отличный, но в первую очередь он просто хороший парень.

– Томск.

– «Томь» – моя первая серьезная команда, меня туда специально взял Дмитрий Галямин. В Томске я очень сдружился с пресс-атташе клуба Олегом Игрушкиным. Он местная звезда. Ведет футбольную программу, пишет в газетах – такой Роман Трахтенберг томского футбола. Сейчас регулярно перезваниваемся. Через день после возвращения в Пермь из ЦСКА позвонил ему с незнакомого номера и стал прикалываться: говорить всякую чушь, как будто я томский фанат. Потом признался: «Это Жека Савин». – «Жека, не узнал – богатым будешь!» – «Не надо, я уже был богатым. Два дня назад».

– Махачкала.

– Когда моя мама узнала, что я перехожу в «Анжи», сказала: «Я тебе сама буду платить какие угодно деньги, только не езжай туда». Ну да, пока я там играл, в городе произошло с полдюжины взрывов. Мы, правда, жили за городом – на базе. Прекрасное место в 50 метрах от моря.

– На гараже неподалеку от пермского стадиона «Звезда» нацарапано «Без болгара нет “Амкара”». По-вашему, и правда – нет?

– Правда – нет! Пеев, Кушев, Сираков уже настолько свои пацаны, что я даже легионерами их не считаю. Поэтому постоянно удивляюсь тому, что они проходят как иностранцы и попадают под лимит.

– Кушев в последние месяцы забивает почти в каждой игре. Вы смогли бы так в 34 года?

– Ой не знаю. В принципе, Мартин известен как хороший мощный нападающий, который в прошлом году был вторым бомбардиром команды. Это суперпример не только молодым, но и опытным игрокам, которые, бывает, плачут, что они уже старые и играть на хорошем уровне не могут. Мечтаю показывать в его возрасте такой же результативный футбол. Хотя в глубине души надеюсь, что к 34 годам я много чего выиграю и спокойно лягу на диван смотреть «НТВ-Плюс».

– Вы признавались в своей любви к активному отдыху, в частности к сноуборду. Этой зимой планируете покорять российские склоны?

– Вопрос. Я пробовал пару раз и очень этим заразился. Когда прицепляешь к ногам доску, встаешь на нее и катишься вниз на огромной скорости – это непередаваемое удовольствие. Думал, что еще прошлой зимой эффективно покатаюсь в Петербурге, где живет моя девушка. Но сломал голеностоп, три месяца провел на лечении и сейчас несколько охладел к экстриму.

– Про вашу love story знает вся страна: пока вы путешествуете по России, ваша подруга ждет вас в Петербурге. Весной говорили, что вот-вот женитесь. Все еще нет времени?

– Тогда не было времени, а сейчас желания. Шучу. Нет настроения, я бы сказал. Моя личная жизнь, к моему великому сожалению, имеет прямую связь с футбольной. Если на поле плохо, то и везде плохо – такой уж характер. После проигранного матча могу целый день ни с кем не разговаривать. Но, думаю, зимой свадьба будет. Если, конечно, невеста готова терпеть мой характер.

– Вы с «Амкаром» постоянно останавливаетесь в гостинице при Даниловском монастыре. Какие у вас отношения с религией?

– Хорошие. Я верю в Бога. И в того Бога, который есть у всех, и в футбольного бога. Я знаю: если ты честен перед футболом, если пашешь – все будет здорово. Но и в жизни тоже стараюсь жить правильно и добиваться всего сам. Будут, например, на улице лежать сто долларов – никогда в жизни не возьму их. Это не мои деньги. Я лучше сам их заработаю, чем буду претендовать на что-то чужое.
комментарии

опрос

Кто выиграет Лигу Чемпионов 2017/2018?

Лента новостей

Турнирные таблицы