Семак: мой вес - 85 бутылок вина

Полузащитник "Москвы" Сергей Семак о своем пути в футбол, о семье, об игре за ПСЖ, о нынешней команде и о многом другом.

Семак: мой вес - 85 бутылок вина

- Жить размеренно у меня не получается. Даже если есть возможность отдохнуть, я всегда придумываю кучу дел. А расслабляюсь, наверное, только когда оказываюсь у своего друга-художника в деревенском доме на берегу Волги. Красота невероятная! Чистый воздух. Лес. Тишина. Можно посидеть вдвоем, пообщаться, покушать грибочков собственной засолки, посмотреть на его работы…

– Вы в школе были отличником. Сын продолжает традицию?

– Продолжает – «четверок» пока нет. Занимается шахматами, футболом. Мой маленький любознательный статистик, приезжая на базу, даже Слуцкого своими вопросами ставил в тупик. Почему в футбол играют именно 11 человек, Леонид Викторович знал. Но когда сын спросил, отчего команда называется «Мюнхен-1860», ведь футбольный чемпионат в Германии начал разыгрываться позднее, Слуцкий лишь развел руками. Лишь предложил версию, что коллектив назвали в честь спортивного общества, существовавшего до образования футбольного клуба.

– Кто-то из четырех ваших родных братьев сейчас живет в Москве?

– Самый старший – он уже на протяжении пяти лет помогает мне в решении любых вопросов. Родители пока на Украине, но надеюсь, что скоро и они переедут. Самый младший брат играет в футбольном клубе «Истра». У другого младшего в Луганске самостоятельный бизнес. Еще один старший брат, Андрей, поигрывает на первенство края и развивает с друзьями в Краснодаре тот же бизнес, что и у меня, – прокат лимузинов.

– C кем из братьев вам надо сыграть вдвоем, чтобы переиграть остальных?

– (Смеется.) С любым. Несколько лет назад у нас в загородном доме гостили Дима Хохлов и Костя Камнев с друзьями. Бились трое на трое в «коробке». И мы с младшими братьями обыграли приятелей с ощутимым перевесом.

– У вас сейчас чего больше – вина или лимузинов?

– Вина, конечно. Лимузинов не так много. Но «Лимо-club Сергей Семак» неплохо работает. Многие игроки как раз на этой почве со мной и созваниваются. Дима Хохлов встречал на лимузине друзей из Испании. Армейские бразильцы зачем-то брали машину – наверное, ездили погулять. Маша Цигаль приезжала на нашем авто на свой показ мод. А скоро на экраны выйдет фильм «Снежинка», в котором «снимался» наш лимузин. Добрая мелодрама, где Иван Ургант влюбляется в замужнюю девушку.

Что до вин, то когда-нибудь я для них заведу отдельный погреб. Пока же обхожусь специальным шкафом, в котором хранится моя коллекция. В последний раз вином меня угощали Ролан и Инна Гусевы. Но когда наступит отпуск, можно будет и мне ездить с вином по гостям.

– Вы можете оценить, как прогрессировала игра «Москвы» с момента вашего перехода в команду и до настоящего времени?

– В прошлом году у нас был период во втором круге, когда мы не проигрывали, но и побеждали не часто. Нам, наверное, еще повезло, что мы закончили чемпионат на шестом месте. А в этом сезоне из команды-середняка «Москва» превращается в команду, которая по игре и показателям входит в первую пятерку. Из-за травм сразу нескольких основных игроков нам пришлось перестраиваться по ходу сезона и наигрывать другие взаимодействия в линии обороны. Но даже, несмотря на это, мы занимаем в таблице третье место.

– Сравните Сергея Семака, игравшего под нападающими, с Сергеем Семаком на позиции опорного полузащитника?

– Конечно, я сейчас провожу в атаке неизмеримо меньше времени, чем раньше. Когда играл впереди, имел больше возможностей для нестандартных решений, помогал команде в обороне, атакуя защитников. Сейчас функции изменились – приходится брать на себя много черновой работы. Меня по инерции еще тянет вперед, хотя понимаю, что надо перестраиваться и играть строго на своей позиции.

– Вы выступали за ЦСКА, «ПСЖ», играли в еврокубках, надевали футболку сборной. Сейчас – только футбольный клуб «Москва». Адреналина хватает?

– Спортивный дух-то у меня остался. Чем наша команда хуже любой другой? Нужно выходить и выигрывать, стремиться попасть в тройку, в еврокубки. После года в Париже, где время на сборах и базах было сведено к минимуму, я вернулся в наш чемпионат с новыми силами и готов к тому, чтобы играть еще.

– Вам сейчас чего больше не хватает – сборной или еврокубков?

– И того, и другого. Будем работать. Шанс попасть в сборную, думаю, есть у всех. Хотя я даже забыл, когда был там. На данный момент я не считаю себя одним из лучших игроков в российском первенстве. Хотя от вызова в сборную я никогда не откажусь. В Кубке России «Москва» остановилась на четвертьфинале, но у нас есть хорошая возможность, если не будем терять очки, попасть на следующий год в еврокубки через чемпионат.

– Властимил Петржела как-то в сердцах сказал, что «Зенит» никогда не будет чемпионом. А «Москве» позволят им стать?

– Если честно, то сложно будет. Клубу предстоит проделать серьезную работу, чтобы уверенно стоять на ногах и чтобы все воспринимали ФК «Москва» как большой клуб. А вторая составляющая – игра команды: если мы будем выступать не хуже, чем остальные, и не терять очки на ровном месте, то «Москве» чемпионом быть по силам.

– Победа в Химках после двух поражений подряд была одержана «Москвой», когда Слуцкий сидел на трибуне, а на тренерской скамейке руководил Полукаров. Футболисты – народ суеверный. Не было предложений так все и оставить?

– Как раз были. На следующий день после того матча наши массажисты предложили Слуцкому купить годовой абонемент в VIP-ложу, – смеется Семак. – Но не настолько мы суеверные, чтобы посадить туда тренера. Общекомандные суеверия чаще вырастают из личных пристрастий наставников. Например, в ЦСКА у Садырина ни в коем случае нельзя было, чтобы автобус ехал задним ходом – водители вынуждены были постоянно разворачиваться.

– Как считаете, что сыграло тогда ключевую роль в удалении Слуцкого – недостаточный авторитет тренера или статус вашей команды?

– Все вместе. И нашу команду никто не воспринимает как жесткую, способную повлиять на рефери. И отношение к молодому тренеру повлияло: все знают, что Слуцкий – мягкий, добрый, интеллигентный человек, и пользуются этим, в том числе судьи. Если за подобные проступки наказывать весь тренерский штаб, то завтра на матчах премьер-лиги у кромки поля не останется ни одного тренера. Судьи должны уметь не только карать, но и нормально разговаривать.

– У вас самого в игровой карьере были удаления?

– Дважды. Одно – как раз в матче против «Торпедо-ЗИЛ» в составе армейцев. Я отдал передачу, а Куртиян после свистка исподтишка ударил меня сзади по ногам. Я ответил ему на повышенных тонах, но ничего грубого и матерного не сказал. А второе удаление – за две желтые карточки: первого нарушения не было, а потом я откинул мяч после свистка – нога по инерции пошла.

– Главными чертами нынешнего чемпионата в премьер-лиге стала большая плотность команд в таблице и отсутствие явного лидера по игре. А вы как профессионал что интересное для себя подметили?

– Плотность в турнирной таблице – из-за того, что значительно вырос средний уровень игры команд. Когда любая команда может выиграть у любой, независимо от того, где играет, – это показатель уровня чемпионата, его силы. У клубов бывают какие-то провальные полосы, как у «Крыльев», или хорошие серии, как у «Спартака» с приходом Черчесова. Но в целом у многих команд сейчас равный уровень.

– Я всем говорю, что в этом году было бы честнее, если бы турнирная таблица начиналась со второго места…

– По логике – честнее. В этом сезоне ни п о игре, ни по каким-то другим качествам ни одна команда не превосходит остальные. Но победитель обязательно будет. Без него не обходится ни один чемпионат.

– Как вы относитесь к разговорам о том, что ЦСКА нынешним составом уже все выиграл и у футболистов ослабла мотивация?

– ЦСКА не мог в этом чемпионате забить в течение пяти матчей, так как нападающие армейцев уехали, а равноценной замены им не было. Сейчас команда играет неплохо. Сложно ожидать от армейцев яркой, зрелищной игры, ее сейчас не показывает ни один клуб. Да и в лучшие годы игра ЦСКА нельзя сказать, что была фееричной. Команда больше играла на результат. Были огромная самоотдача и желание добиться победы.

– Как вы отнеслись к появлению у вас, пусть и временного, конкурента в кричалке армейских болельщиков? Помните: «Кочубей, давай забей!»?

– (Смеется.) Абсолютно нормально. У меня хорошие отношения с армейскими болельщиками. Что бы они ни кричали. Люди приходят и уходят, а команда остается навсегда. Сейчас новые кумиры: великолепный сезон проводят Вагнер и Юра Жирков, на мой взгляд, один из лучших российских футболистов. Молодежь будет находить в этих ребятах что-то для себя, чтобы заслуженно ими восхищаться. Приставочка «ветеран команды» – это жизнь. Я, уходя из ЦСКА, думал, что уже через два месяца моя фамилия исчезнет из кричалки. Представьте, как приятно я был удивлен.

– Когда Сычев во Франции дебютировал за «Марсель», местные болельщики пели «Калинку». У вас в «ПСЖ» что-нибудь подобное было?

– Это разные города, и болельщики в них немножко разные по своему складу. Парижане спокойные, а в Марселе люди более эмоциональные. Но вражда между ними – не описать словами! Когда мы подъезжали к «Велодрому» на игру с «Марселем», местная бабушка, которой 85 лет, смотрела на наш автобус с лютой ненавистью и показывала средний палец. А рядом стоял ее дедушка, швырял монетки в автобус и яростно ругался на французском. Для меня это был полнейший шок.

– Сергей, вы были капитаном ЦСКА одиннадцать сезонов и десять полных лет. Можете назвать с десяток таких игроков?

– У-у-у, – смеется. – Нет! Могу перечислить долгожителей: Егор Титов, который является бессменным лидером «Спартака», до него – Андрей Тихонов. Валера Минько посвятил всю свою жизнь ЦСКА, за исключением года в «Кубани». Валера Есипов сыграл большое количество матчей за «Ротор». Можно поискать и в других командах.

– Если человек является лидером не в раздевалке, а только на поле, он может быть капитаном команды?

– Может. Конечно, в идеале у капитана должна быть харизма, к которой футболисты тянулись бы. Но не обязательно быть балагуром. Уважения одноклубников вполне достаточно для того, чтобы самый титулованный, самый возрастной игрок или долгожитель команды был ее капитаном.

Сергей Игнашевич, ставший капитаном ЦСКА после вашего ухода, разительно от вас отличается. Самое забавное предположение, почему он почти не дает интервью, звучало так: «А может, у него что-нибудь со слухом?»

– Нет (смеется). Со слухом у Игнашевича все в порядке. Это черта характера у него такая. Закрытость. Я – человек общительный, а он – немногословный, неразговорчивый.

– В ЦСКА и «Москве» капитанов выбирали или назначали?

– Все зависело от тренера. Один давал игрокам самим выбрать себе капитана, другой изначально видел кого-то в качестве лидера. В «Москве» выборов капитана не было – назначил Слуцкий. Раду Ребежа долгое время защищает цвета клуба, в команде его абсолютно все уважают, он хороший, стабильный игрок. Я и Олег Кузьмин – вице-капитаны. Но это не важно, никто из ребят на этом не зацикливается. Главное, как команда играет и каков коллектив внутри.

– В российском футболе есть пример португальцев, пытавшихся образовать внутри «Динамо» отдельную колонию, и бразильцев, мирно сосуществующих в ЦСКА с остальными. Как себя ведут в «Москве» аргентинцы, которых теперь четверо?

– Замечательно. Барриентос и Бракамонте стали своими в клубе за какой-то очень короткий промежуток времени. Эктор – почти старожил нашей команды, все понимает и может изъясняться по-русски. Пабло – веселый и очень компанейский парень. Моралес – более закрытый, скромный. Это трудолюбивый командный игрок, очень техничный, всегда грамотно распоряжается мячом, без лишних действий. Если Барриентос, к примеру, может пойти в обыгрыш, когда надо отпасовать, то Моралес все делает исключительно по существу, по-футбольному. Лопес обладает хорошими физическими данными, неплохой скоростью – не зря его приглашали в «Барселону».

В «Москве» есть традиция отмечать вместе все дни рождения, личные и командные юбилеи: сотый гол, первый матч… Любой новый игрок должен пригласить куда-то команду или принести по бутылке пива. «В Москве есть хорошие аргентинские рестораны…», – сразу намекнули мы Моралесу и Лопесу, чтобы у наших парней был повод себя проявить.

– В последнем вопросе позвольте снова уйти от футбола. Когда-то вы согласились сняться в рекламе. От какого предложения вы бы не отказались сейчас?

– Поскольку я очень любопытный человек, мне было интересно, как делаются рекламные ролики. Тот, в котором был задействован я, снимали 12 часов – и сколько же было разных перестановок, сколько людей в них было задействовано!

В детстве я ездил на мотоцикле, но все забыл – и хочу опять научиться кататься. А еще хочу слетать в космос. Вы случайно не можете посодействовать?

– Сергей, вы свой последний экзамен когда сдавали?

– Года четыре назад. В Малаховской академии, когда защищал диплом.

– Анатолий Федорович Бышовец у нас в редакции цитировал четверостишие из Киплинга. А вам, Сергей, из литературы что вспоминается?

– Тютчевские строки: «Умом Россию не понять…» Нравится высказывание Пабло Пикассо: «Художник – это человек, который пишет то, что можно продать. А хороший художник – это человек, который продает то, что пишет».

– Проверим, как у вас с алгеброй. Если на одну чашу весов посадить Сергея Семака, а на другую поставить энное количество бутылок вина, сколько их должно быть, чтобы уравновесить чаши?

– Смотря какие бутылки, – хитрит Семак. – Стандартные? Магнум? Двойной магнум? Мой вес сейчас – около 75 килограммов. В среднем само вино весит 750 граммов, стекло – 200 граммов. Значит, около восьмидесяти – восьмидесяти пяти бутылок.
комментарии

опрос

Главное событие 2017 года?

Лента новостей

Турнирные таблицы