Семшов: из клубов я болею за "Динамо"

Интервью полузащитника "Динамо" Игоря Семшова.
Семшов: из клубов я болею за "Динамо"


- Как в итоге прошло отмечание Дня рождения? Были сюрпризы?

— Мы как раз готовились к матчу, так что все прошло обыденно. На выходных отметил уже с семье, тортик ваш съели. Особых сюрпризов не было, разве что звонков было больше, чем обычно.

- Болельщики интересуются, кто тебе презентовал книгу по динамовской истории?

— Мне её преподнесли от лица клуба. Уже ознакомился, кстати, полистал. Но пока времени читать обстоятельно нет.

- Много вопросов и относительно твоего поцелуя динамовской эмблемы…

— Даже не знаю, почему. Это был эмоциональный порыв. Победа, первый гол в чемпионате, поздравления от болельщиков, вывесивших баннер в мою честь. Все сошлось, почувствовал, что должен отплатить людям, которые в меня верят.

- После истории с эмблемой сразу полилась критика со стороны торпедовцев… В душе Игорь Семшов динамовец или торпедовец?

Семшов динамовец вот уже два года. Настоящий или нет – пусть судят болельщики. Думаю, настоящий динамовец – это тот, кто бьется за честь этого клуба, не жалея себя. В этом смысле у нас сейчас команда настоящих динамовцев. А что касается «Торпедо»… Это уже прошлое. Эта команда сделала из меня футболиста, много дала мне, конечно, она не станет для меня посторонней. Но от того «Торпедо», в котором играл я, сейчас осталось всего несколько человек. Я болею за них. За моих друзей, которые продолжают работать в клубе, во врачебном штате. За болельщиков, которые ко мне хорошо относились. А из клубов я болею за «Динамо». И эта команда сейчас родная для меня.

- Болельщики – люди категоричные, воспитанные еще старыми временами, когда футбол был другим. Вот скажи, есть ли в современном футболе место верности клубу? И где проходит грань между деньгами в футболе и чем-то духовным?

— В какой-то степени духовное существует. Бывает, что футболисты идут под знамена какого-то клуба или, например, тренера не ради денег. Но зачастую это не обязательно связано с их верностью каким-то там идеям, а просто потому, что они боятся экспериментировать, предпочитая проверенный клуб, проверенного тренера. Когда я уходил, многие говорили, что я предаю «Торпедо», ухожу из команды. Но это не так. Меня просто продали. Что я мог сделать? Сейчас это в прошлом, и я ни о чем не жалею, напротив, благодарен руководству «Динамо», что пригласило меня в этот клуб. Сейчас я стал здесь своим.

- Неужели не было моментов, чтобы ты жалел о переходе в «Динамо»?

— Катастрофических моментов не было, хотя иногда такие мысли проскальзывали. Но связаны они были не с результатами клуба, а с тем, что у меня самого не ладилась игра, я не мог найти себя. Тогда да, бывало. Бывало и стыдно перед болельщиками, что они в меня верили, а я никак не могу проявить себя. Потом я все эти эмоции преодолел. Хотя, наверное, их и нельзя было избежать, все-таки оказался в новой команде. Человеку вообще свойственно искать новое в жизни – что-то хочется испытать, попробовать. Сейчас есть уже уверенность в себе, понимание, что я могу играть не только в «Торпедо», но и в другом коллективе.

- Если бы тебе предложили продлить контракт или даже закончить карьеру в «Динамо», как бы отреагировал?

— Сделал бы это с большим удовольствием, но не раньше, чем лет через шесть-семь. А так с удовольствием закончу в карьеру здесь. Мне нравится то руководство, которое сейчас пришло к власти, нравится отношение к футболистам, цели, которые ставятся. В этом плане напоминает лучшие годы «Торпедо». С другой стороны, нет гарантий, что через пару лет моя игра не перестанет устраивать тренеров, что меня не выставят на трансфер. Тут нельзя загадывать. Однозначно скажу, что «Динамо» уже стало важной частью моей биографии, и если мне придется покинуть клуб, я никогда не скажу о нем плохого слова. Точно также, как о «Торпедо».

- Когда твой сын подрастет и встанет вопрос, за кого ему болеть, на чем будешь настаивать? А если захочет стать футболистом, то тебе придется и выбирать между динамовской и торпедовской школами…

— Влиять на ребенка в этом плане тяжело… Но, я думаю, он и сам, как мальчик, будет постепенно привыкать к мячу. Он уже сейчас хорошо знает, что такое футбол. Когда по телевизору идет трансляция, все время бежит к экрану и кричит «Бах! Бах!», когда бьют по мячу. Если пойдет по пути футболиста, то я его отдам не в какую-то школу, а конкретно своему отцу. Вот где он в тот момент будет работать – туда и отдам. Тут все дело ведь в тренере.

- Почему молодежь в чемпионате России и в сборной сейчас в таком фаворе?

— Ничего удивительного, у нас в некоторое время система подготовки была развалена фактически, вот и возник дефицит отечественных футболистов. Ну и лимит на легионеров помогает.

- «Динамо» сейчас самая молодая команда премьер-лиги. Это стечение обстоятельств или клуб в этом плане мыслит дальновиднее конкурентов?

— Думаю, в равной степени имеют место быть обе причины. «Динамо» сейчас стало шансом для талантливых молодых ребят, и они вкладывают себя в эту команду. Похожая ситуация была и у меня. В ЦСКА я не мог заиграть, сидел в запасе, не получал шанса. Перешел в «Торпедо». Там в меня поверили, дали шанс. Так состоялся футболист Игорь Семшов. Так в «Динамо» по этому пути идут Комбаровы, Гранат. Доверие руководства и тренера привлекает молодых. Ну а наше дело, игроков с опытом, помогать им.

- Кто же сейчас в команде главный «боец» – кто ведет команду за собой, за боевой дух отвечает? Не молодежь же…

— На поле у нас нет такого разделения. Завести команду можно только всем вместе. Выкладывается один – будет выкладываться другой. Так и получается, что у нас всегда одиннадцать бойцов на поле и полная самоотдача. К этому и надо стремиться.

- Чего же не хватало «Динамо» в последние годы?

— На мой взгляд, значительную роль сыграла постоянная ротация состава. Сколько народа прошло через «Динамо» за последние годы? Каждый раз строили новую команду, все начинали с нуля… Сейчас у нас есть стабильность, второй сезон работает Андрей Кобелев, сделана ставка на омоложение состава. Есть четкая стратегия.

- Ты в числе других игроков говоришь, что атмосфера в клубе стала намного лучше. А поподробнее можно – в чем это все-таки заключается?

— Прежде всего, мы избавились от синдрома новой команды. В том году был новый коллектив, все смотрели на ситуацию с опаской. Требовалось время и притереться друг к другу. Было много легионеров, у которых свой менталитет и взгляд на вещи. Все это в конечном итоге и сказывалось на атмосфере в команде. Причем я не хочу сказать, что она была плохой. Вовсе нет. Просто в ней не было места единству. Каждый сам себя немного выделял. В том числе и я. А сейчас есть понимание того, что главное – стабильный состав. И чтобы не было шараханий из стороны в сторону.

- В какой степени на прошлогоднем выступлении «Динамо» сказался неудачный старт?

— Думаю, сильно повлиял. Обыграй мы в первом туре «Шинник», история, возможно, вышла бы совсем иной. Но этого уже не вернуть. В этом плане мы стали намного устойчивее, сейчас у нас другой коллектив и цель – возрождение «Динамо». Когда никто не ставит перед тобой задачу выиграть золотые медали, в будущее смотреть значительно проще. И хотя имеет место быть потеря очков на старте, воля и вера в свои силы у нас есть, что последние матчи и доказали.

- У тебя уже была возможность во время болезни взглянуть на команду со стороны. Какие впечатления?

— Я смотрел трансляцию матча в Перми, правда, больше не анализировал, а болел за ребят. Во втором тайме у «Динамо» стал получаться хороший футбол, чему и поле способствовало. Конечно, надо прибавлять, но мы в принципе действительно смотримся убедительнее, чем месяц назад.

- Игра динамовцев сейчас радует глаз?

— Не радуют, в первую очередь, поля. На таком газоне сложно показывать искрометный футбол, хотя мы и пытаемся. Посмотрим, что будет, когда поля станут получше. Весенние поля не позволяют в полной мере играть в пас, игра получается слегка упрощенной, где большое значение имеют настрой, жажда борьбы. Думаю, в этих компонентах мы на высоте.

- После удачного старта соперники будут относиться к «Динамо» более внимательно. Это создаст проблемы?

— Это лучше спросить у соперников. Мы своих соперников не боимся. Но уважаем. Все команды неплохо друг друга знают. «Динамо» – сильная команда с великим традициями, одна из старейших. Почему соперники должны нас недооценивать?

- А насколько великие традиции помогают сейчас, в наше время?

— Всегда в голове сидит сознание того, за какую команду ты выступаешь. «Динамо» всегда боролось за высокие места, только в последние пять лет утратило былые позиции. Но в этом году, насколько я вижу это со стороны руководства и тренерского штаба, есть стремление возродить клуб, чтобы он снова бился за медали.

- «Динамо» сейчас предстоит игра с «Зенитом». Удастся взять очки в Питере, как сам считаешь?м — Все в наших руках, как говорится. Будем одним коллективом, как в последних матчах, — будет результат. Будем порознь – не будет. Ничего особенного в «Зените» я не вижу. Соперник как соперник. Состоятельность ведь не покупками доказывается, а результатами на поле.

- Последнее время «Зенит» сотрясают скандалы, не все гладко внутри команды. Похожая история была и с «Локо». Это на пользу «Динамо»?

— Честно говоря, нас особо не интересуют проблемы других команд. Частенько пресса перегибает палку, поэтому мы не будем выходить на матч с надеждой, что соперник будет мучаться от своих внутренних проблем. Сами будем выигрывать. Тем более, что внутренние конфликты, не обязательно ослабляют команду. Бывает, наоборот соперник еще злее становится, с горящими глазами выходит на поле. - После прихода Гуса Хиддинка на пост главного тренера сборной России ты стал постоянным игроком национальной команды. У вас с голландцем такое взаимопонимание?

— Когда первый раз меня вызывали, то ни я не знал Хиддинка, ни он меня. Так что приглашали исключительно по результатам игры за «Динамо». Сейчас он узнал футболиста Семшова получше, знает мои возможности. Я вообще заметил, что Хиддинк любит работающих футболистов. Я как раз всегда с удовольствием выполнял черновую работу, поэтому и пришелся тренеру по душе.

- А в «Динамо» тебя не смущает, что очень много «пахать» приходится, намного меньше, чем тому же Данни?

— Я в свое время начинал как опорник, поэтому мне черновая работа не в тягость. И действовать достаточно глубоко я тоже привык. Что касается Данни, то мы с ним партнеры, а не конкуренты. Он, как любят говорить, типичный «десятый номер». То есть не нападающий, а игрок линии атаки, но больше нацеленный на созидание, а не на завершение. Я же, по этой классификации, «номер шесть» или «номер семь». Меня это ничуть не ограничивает как игрока группы атаки. Напротив, подключаться, врываться в штрафную из-за спин соперников – вот и есть моя задача. В таких атаках часто получается забивать. Все внимание защитников идет на мяч и того, кто с мячом, таким образом меня упускают из вида, я и стараюсь открыться или идти в расчете на подбор или отскок. Примерно так мы забили «Локомотиву». Данни и Дима Комбаров владели вниманием обороны, доставили мяч под удар, ну и я пошел на ближнюю, остался не прикрыт и забил.

- В прошлом году вам с Данни частенько не хватало взаимопонимания на поле, каждый, как казалось, стремился брать игру на себя. Сейчас ситуация поменялась. С чего вдруг?

— Тренерская рука видна. Просто теперь на поле мы занимаемся каждый своим делом, есть четкое понимание, кто и за что отвечает на поле.

- Как футболист ты прибавил за время пребывания в «Динамо»?

— Безусловно, во всех компонентах. Я продолжаю прогрессировать. Вот и за сборную я в пору выступления за «Динамо» провел больше игр, чем за все предыдущие годы.

- Тренер Кобелев и тренер Хиддинк – они чем-то похожи? Ты тепло об обоих отзываешься…

— Да, они действительно похожи. Разница в том, что Кобелев – начинающий специалист, а Хиддинк уже опытный тренер. Общий подход у них, и это неудивительно. Ведь Кобелев поиграл за границей, и видение игры у него похоже именно на видение европейских специалистов. К игрокам оба подходят с душой. Есть доверие. Есть общее и в тренировочном процессе, и в быту.

- Было ли у тебя когда-нибудь желание попробовать себя в европейском чемпионате?

— Да, в свое время хотелось поиграть в Испании. После игр с «Вильяреалом» даже поговаривали, что есть варианты переезда на Пиренеи. Но сейчас желание пропало, во многом после разговора с теми футболистами, кто поиграл за рубежом. Было бы интересно съездить, допустим, на годик. Но чтобы можно было возвратиться. Но понимаю, что если уж перебираться туда – то всерьез и надолго, год уйдет только на то, чтобы освоиться.

- В сборной ты говорил на эти темы с Кержаковым и Саенко? У них-то какие впечатления от заграницы?

— Ну им очень нравится. Но у них ведь и возраст другой, они помоложе меня. А тот же Саенко из России уехал вообще в юности. Поэтому у них больше времени на адаптацию, им проще. Не хочу, конечно, загадывать. Может и случится еще так, что поиграю за рубежом. Но для этого надо как минимум в еврокубках поиграть за свою команду. Ну или за сборную себя ярко проявить. Но это все из разряда «возможно все». Пока же ни о каких зарубежных, да и российских предложениях речи не идет.

- Ты достаточно много внимания уделяешь европейскому футболу – в какой команде видишь себя, если представить возможность выбора?

— Вкусы у меня особо не изменились. Хотел бы оказаться в Испании…

- В «Барселоне»?

— Нет, ну зачем же в «Барсе», там ведь одни звезды. Думаю, в первой десятке команд я бы не затерялся. В той же «Валенсии» нет такого количества звезд, как в «Реале» и «Барсе», но она в этом году демонстрирует симпатичный футбол.

- С Европой разобрались. А за Первым дивизионом теперь следишь?

— Стараюсь немного, первый визит – на матч «Торпедо» с «КАМАЗом». Посмотреть игру позвали друзья – врачи черно-белых, тренер Даев. Думаю, по первым результатам, торпедовцы будут в числе претендентов на выход в премьер-лигу.

- В клубах, в которых ты играл, — «Торпедо», «Динамо» – нет европейского уровня инфраструктуры. Для тебя это не имеет значения? Или все же хотелось бы пожить на базе класса «люкс»?

— Всегда, конечно, хочется максимально комфортных условий, но никакой проблемы в том, чтобы привыкнуть к имеющимся, нет. Как говорят, что «автомобиль не роскошь, а средство передвижения», тоже могу сказать и о базах. Главное, чтобы футбольные поля были высокого качества и было где помыться. А остальное не столь важн о.

- И как в этом плане Новогорск?

— Нормальная база, только ехать немного неудобно – часто застреваешь в пробке. А вообще, наверное, комфортнее тренироваться все же на стадионе «Динамо».

- Ну кормят-то хоть вкусно?

— Перекусить можно! А большего нам, как правило, и не надо. Когда тренировки два раза в день, можно посидеть, отдохнуть, поесть, поговорить. А когда всего одна тренировка – все предпочитают ехать обедать домой. Или в ресторан какой-нибудь.

- За хоккейным «Динамо» следить продолжаешь?

— Болельщиком остаюсь, но на матчи почти не получается выбираться. Посетил, кажется, всего одну игру. Из Новогорска до Лужников тяжеловато добираться, да и по времени редко подходит.

- Но по телевизору-то смотришь?

— Следить – слежу. Но результаты не впечатляют. Конечно, не как у нас, но все же не более, чем удовлетворительные. Не думал, что вылетим в первом раунде плей-офф. Впрочем, наслышан о проблемах, которые были перед сезоном у ХК, – финансовых, с составом. Думаю, сейчас, когда все уже в порядке, будет нормальная подготовка к сезону, будет и результат. Мы в этом плане, как два «Динамо», очень похожи – хоккейное и футбольное. Надеюсь, и успеха добьемся на всех фронтах одновременно. И чем быстрее – тем лучше.
комментарии

опрос

Главное событие 2017 года?

Лента новостей

Турнирные таблицы