Текке: я очень привязался к "Зениту"

Турецкий нападающий "Зенита" Фатих Текке признается в любви к питерскому клубу и рассказывает о проблемах жизни в Санкт-Петербурге.
Текке: я очень привязался к "Зениту"


— Говорите, пожалуйста, медленно. Иначе мне тяжело будет вас понять.

— Хорошо. Кстати, почему у вас такие проблемы с английским? В турецких школах его не преподают?

— Да нет, я немного учил в школе английский, но когда это было-то, целых десять лет назад! Сейчас уже все забыл… Нужно было прошлым летом сразу нанимать репетитора – тогда я только-только прилетел в Петербург. А я промедлил, везде ходил с переводчиком и поэтому до сих пор не могу нормально поговорить с ребятами в команде.

— Исправите ошибку?

— Да, как только вернусь в Петербург, засяду с репетитором за учебники. И по русскому, и по английскому.

— Не из-за языковых ли проблем вы так быстро «скисли» в прошлом сезоне: забили в первых пяти матчах за «Зенит» четыре гола, а потом как отрезало?

— Здесь другая причина. В «Трабзонспоре» я привык играть совершенно иначе. Там, как только открывался, сразу получал мяч и бил по воротам. В «Зените» все по-другому. За все время я только три раза получил мяч в чужой штрафной! Мне приходилось отходить за ним в середину поля, много бегать — партнеры не замечали меня. Футбол – очень простая игра, только если в нее так же просто играть!

— Что вы имеете в виду?

— Когда каждый думает только о себе, добиться успеха трудно. Дриблинг – вещь, конечно, хорошая, в Турции тоже многие любят обыгрывать защитников один в один…

— В «Зените» не так?

— Если Андрей Аршавин или Игорь Денисов получали мяч, то они не замечали никого вокруг и сами шли вперед, в конце концов либо нанося удар по воротам, либо утыкаясь в защитников. Я ничего не имею против ребят и радуюсь, когда им удается отличиться. Но играя таким образом, команда никогда не сможет стать чемпионом.

— За время сборов вам удалось решить эту проблему?

— Отчасти. Я уже лучше понимаю партнеров, они – меня. Но все равно я получаю мяч не так часто. Может быть, по ходу сезона ситуация изменится?

— А если нет?

— Я надеюсь на лучшее. Когда играл в Турции, у меня были предложения и от более именитых клубов, чем «Зенит». Но президент «Трабзонспора» не отпустил меня ни в «Аякс», ни в «Баварию», ни в «Эвертон», ни в «Уиган». Только «Зенит» смог предложить столько денег, что меня наконец-то согласились продать. Моего мнения никто не спрашивал.

— То есть вы поехали в Петербург против своей воли?

— Конечно, в Англии играть было бы интереснее… Но нет смысла жалеть о прошлом. За эти полгода я очень привязался к «Зениту», и именно поэтому мне хочется заиграть здесь по-настоящему.

— И все-таки, если в новом сезоне дела у вас не заладятся, что тогда? Попросите руководство клуба продать вас?

— Может быть, я начну думать об этом. Повторюсь – может быть. Сейчас же все мои мысли только о «Зените». А если не буду забивать, президент клуба сам не захочет видеть меня в команде.

— Вы не принимали участия в первых спаррингах «Зенита» и приступили к нормальной работе только в конце января. Что случилось?

— В отпуске в Турции подхватил вирус. Противная штука: болела голова, мучился с горлом… В итоге все время провалялся в постели – это был самый худший отпуск в моей жизни! На первый сбор приехал неподготовленным, и результаты тестов оказались ужасными. Ближе к концу января вроде бы восстановился. Потом поехал в сборную на товарищеский матч, а когда вернулся в «Зенит», снова прошел тест на физическую подготовку, и результаты опять оказались очень плохими. Но сейчас уже все хорошо.

— Болячки преследуют вас в «Зените». Вы ведь в прошлом сезоне отыграли практически все матчи с травмой…

— Да, в двух встречах подряд неудачно приземлялся на левый голеностоп. В итоге не мог повернуть стопу, приходилось играть на уколах.

— Когда вы выйдете на «Петровский» в первом матче нового сезона, болельщики могут вас и не узнать. Другая прическа, новый игровой номер…

— Ужасно, правда? – Текке показывает пальцем на свои волосы. У Фатиха теперь короткая прическа.

— Вовсе нет, вполне нормально.

— Подстричься решил в Турции. Но скоро волосы у меня снова отрастут. А про смену номера вы от кого узнали?

— Дик Адвокат сказал – теперь вы будете играть под девятым вместо 61-го.

— О, это было бы хорошо! Может быть, в новой форме все будет по-другому? Вообще «девятка» — мой номер. Он у меня был в «Трабзонспоре», и в сборной я под ним играю.

— В бытовом плане уже обустроились в Петербурге?

— Да. Живу в самом центре города – недалеко от Зоологического музея. Плохо только, что чаще всего я нахожусь в этом доме один. Ведь жена и два ребенка остались в Турции. Трехлетний сын Мухаммед Беркай еще сидит дома, а вот дочка Берра, которой пять лет, уже ходит в школу – она у меня очень смышленая. Пока идет учебный год, они не могут ко мне приезжать, поэтому увижусь с ними я только летом. Хорошо, что еще брат с мамой периодически меня навещают.

— А друзья в Петербурге у вас появились?

— Есть только два человека, с которыми я близко общаюсь: это мой переводчик и шеф-повар одного из турецких ресторанов. С ним мы познакомились, когда я зашел поужинать в его заведение. И все, больше – никого. Поэтому в Петербурге чувствую себя одиноко.

комментарии

опрос

Главное событие 2017 года?

Лента новостей

Турнирные таблицы