Ващук: Меня называли предателем

Защитник киевского "Динамо" Владислав Ващук вспоминает о времени проведенном в "Спартаке".

Ващук:  Меня называли предателем

– Влад, вам не кажется, что вы уникальный футболист? Из киевского «Динамо» перейти в «Спартак», а затем вернуться! С позиции прожитого времени не считаете переход в стан красно-белых ошибкой?

– Понимаете, я не очень люблю оглядываться назад. Да, зимой 2003-го я перебрался из Киева в Москву. Руководство «Спартака» было заинтересовано в моих услугах. Хотя на первых порах привыкнуть, что я игрок этой команды, было совсем не просто. Помню, делился своими впечатлениями с известным дизайнером, моим хорошим другом Борисом Красновым: «Представляешь, я прихожу на тренировку, а там все красно-белое...»

– Киев и «Спартак» всегда были антагонистами. В чем, на ваш взгляд, это заключается?

– Я не играл в союзном чемпионате, но прекрасно помню дух киевско-спартаковского противостояния. Однако все противоречия оставались на футбольном поле. А уж нынешнее-то поколение игроков «Динамо» точно не испытывает никаких предрассудков по части «Спартака».

– Чего не скажешь о болельщиках. В Киеве вам не простили уход в стан красно-белых. После возвращения в «Динамо» появлялись даже оскорбительные баннеры...

– Меня и предателем называли, и более жестко. Моим друзьям приходилось срывать эти баннеры. Однажды даже завязалась драка. Затем в фан-клубе киевского «Динамо» у меня состоялась встреча с четырьмя представителями… Я их даже болельщиками назвать не могу. Конструктивного диалога не получилось. Я сразу же спросил: «В чем суть претензий ко мне?» «Ты ушел в «Спартак», – у них был единственный аргумент. По сути, парни болеть-то за «Динамо» начали два-три года назад, они даже историю команды толком не знают, а пытались меня чему-то учить. Горе-болельщикам просто нужно найти антигероя. Увы, иногда и сейчас на трибунах динамовского стадиона подобные вещи проскальзывают. Кстати, поклонники «Спартака» отнеслись к моему переходу довольно спокойно, они не слишком переживали, что в их команду перешел игрок из Киева.

– Олег Романцев – одна из самых загадочных футбольных личностей в России. Вам удалось найти с ним общий язык?

– Мне нравилось, что Олег Иванович разговаривал с футболистами, приглашал их на индивидуальные беседы. Первое, что мне довелось услышать от Романцева: «Мы не бегаем кроссы». У нас сохранились хорошие отношения. Два с половиной года назад у меня был сложный период. Мы разговаривали на тему моего перехода в московское «Динамо». Правда, Романцев сразу предупредил, что он в этой команде ничего не решает.

– Футбольная молва говорит о том, что во многом проблемы Романцева лежат в области любви к различным напиткам… Вам не показалось, что творческий отпуск Олега Ивановича сильно затянулся?

– Вы далеко не первый, кто рассказывает о пристрастии Романцева к алкоголю. Не знаю… На тренировках и во время матчей он был абсолютно адекватен. А в свободное время – это, извините, личное дело каждого. Мне кажется, что все намного проще: Олегу Ивановичу трудно осознать себя в какой-либо другой команде, кроме «Спартака».

– История с бромантаном заставила по-новому смотреть на футбол?

– А как вы думаете? Последствия для меня оказались самыми печальными. Теперь приходится постоянно чистить печень. Ведь она сама по себе не восстанавливается. Стал гораздо внимательнее относиться к препаратам, которые предлагают клубные доктора. Например, кофеин. Вроде бы обычный кофе, но с повышенной концентрацией.

– На месте Егора Титова, получившего годичную дисквалификацию, мог оказаться любой спартаковец? В том числе и Владислав Ващук?

– Конечно, мог бы! Понимаете, осенью 2003-го, когда нас начали чистить, болельщики даже не представляли, что происходит с командой. Каждый день мы ездили на переливание крови, затем отправлялись в барокамеру, через всю Москву возвращались на базу в Тарасовку. В такой обстановке к играм команда практически не готовилась. В итоге этот год стал самым провальным в российской истории «Спартака». Мы заняли 10-е место, что больно ударило по репутации игроков.

– С главными действующими лицами допингового скандала – тренером Чернышовым, врачами Катулиным и Щукиным – больше не общались? Не было желания по-смотреть им в глаза?

– Давайте будем называть вещи своими именами: «Спартак» отравили! А это уже подсудное дело. С Катулиным после его увольнения из клуба я не виделся. С Щукиным как-то пересекались. Что же касается Чернышова, то не мог тренер находиться в полном неведении. Ведь такой препарат стоил не три копейки. Где-то эти деньги в клубе нашлись?

– В одном из интервью уже много лет назад нынешний наставник «Локомотива» Анатолий Бышовец говорил, что все его победы «чистые», а успехи Лобановского – сплошная фармакология.

– Я не отношусь серьезно к таким заявлениям. С Бышовцем мы пересекались на сборе в Турции. Он мне рассказывал разные вещи про Валерия Васильевича. Думаю, Бышовец завидовал Лобановскому на протяжении всей своей карьеры. Бышовец ведь киевлянин, и он очень ревностно воспринимал успехи «Динамо». В Лиге чемпионов обыгрывали грандов точно не благодаря фармакологии.

– Какое самое сильное впечатление осталось от общения с Лобановским?

– Лобановский – великий. Он знал абсолютно все – и не только в области футбола. Однажды Валерий Васильевич вызвал меня к себе и сказал буквально следующее: «Я тебя уважаю как футболиста, как человека, но подойди к президенту клуба и скажи, что тебе нужна другая команда…» Представляете, в каком шоковом состоянии я находился. Отправился к Игорю Суркису, он меня успокоил. А вскоре я сам осознал, что таким образом Лобановский решил меня встряхнуть. Это великолепный психологический ход. При этом сам Васильич говорил, что игроку тяжело находиться в одной команде больше пяти лет. Возможно, это подтолкнуло меня к переходу в «Спартак». Хотя Лобановский на тот момент уже ушел из жизни.

– Главный тренер сборной Украины Олег Блохин приходит в бешенство, когда его пытаются сравнивать с Валерием Васильевичем. Однако, на мой взгляд, у сборной Блохина и команд Лобановского есть общие черты...

– Если очень захотеть, то общие черты можно найти в работе любых тренеров.

– И тем не менее…

– Я не хотел бы проводить параллели. Это было бы с моей стороны просто некорректно.

– В 32 года в советское время футболиста отправляли на пенсию. Не потеряли желания кому-то что-то постоянно доказывать?

– Это ущербный стереотип, идущий от прошлых времен. Объясните мне: каким образом ветераны «Милана» выигрывают Лигу чемпионов? Просто восприятие у людей совершенно иное. Сейчас вот в киевский «Арсенал» пришел мой старый друг Дима Парфенов. Я очень удивился. На прошлой неделе ему исполнилось 33 года, еще играть и играть, а в России он оказался не нужен. Думаю, Парфенов быстро восстановится после перелома переносицы и выйдет на прежний уровень.

– После приобретения «Динамо» Папе Диакате не мелькнула мысль, что придется сесть на банку, как говорят футболисты?

– Суркис не скрывал, что приглашает сенегальца для создания серьезной конкуренции в центре обороны. Пожалуйста, я конкуренции не боюсь. Жаль, что Диакате получил травму, но это с каждым может случиться.

– «Динамо» стартует в Лиге чемпионов. Прошлогодний провал уже забыт? К слову, вы согласны с утверждением Игоря Суркиса, что по своему потенциалу нынешний состав «Динамо» сильнее звездной компании конца 1990-х?

– Все это абстрактные сравнения. Наша команда во главе с Лобановским ставила конкретную задачу – выи грать Кубок чемпионов. Хотя, знаете, не так давно я поймал себя на мысли: нынешняя Лига должна для «Динамо» получиться успешной.

– Это почему?

– Судите сами: через каждые 10–11 лет в Киеве появляется суперкоманда. 1975-й, 1986-й, 1997-й… Все это арифметика, но какая-то логика, согласитесь, присутствует. Целый год мы не играли в Лиге чемпионов, признаться, я успел соскучиться. Сейчас готовлюсь по специальной программе.

– Выскажу свое личное мнение, что многие игроки «Динамо» не полностью раскрыли свой потенциал, «переиграв» в чемпионате Украины. Шовковский, Белькевич, Хацкевич, Головко, Гусин могли бы спокойно заиграть в одном из европейских чемпионатов топ-пятерки. Как, кстати, и Ващук. Предложения-то имелись?

– Наверное, кого-то из нас нужно было отпустить. Предложений действительно хватало. Еще до «Спартака» меня звали в «Монако» и дортмундскую «Боруссию». На мой взгляд, каждому из нас не хватало профессиональных агентов. Потенциальные покупатели общались напрямую с руководством клуба. Команда играла, нам создавали неплохие условия. Многим ребятам помешали травмы. Вот сейчас все начали страховать машины. Это стало обязательным условием, а в Европе каждый футболист получает страховку. И мы к этому обязательно придем.

– Накануне матча Украина – Италия я общался с итальянскими журналистами и был поражен тем, что они практически не знают украинских игроков, называя лишь фамилии Шевченко и Тимощука. Это субъективизм или украинский футбол так низко котируется в Старом Свете?

– Это уже, извините, непрофессионализм ваших итальянских коллег. Сборная Украины попала в восьмерку сильнейших на чемпионате мира, «Динамо» и «Шахтер» регулярно играют в еврокубках. Любой футболист готовится к матчу, разбирает игру соперника – так должен работать и журналист.

– Как бы вы отнеслись к объединению чемпионатов России и Украины, что-то вроде чемпионата СНГ?

– Для меня однозначно – это положительная идея. От совмест-ного чемпионата выиграют и российские, и украинские клубы. Это не только ностальгия, но и хорошие деньги.

– Каким образом формировалась бы гипотетическая лига? Заметьте, российский футбол – это не только Москва и Петербург, но и Томск, Пермь, Владивосток, наконец. Неужели украинские клубы прельстит перспектива подобных путешествий?

– Этот вопрос не в моей компетенции. Существуют какие-то рейтинги, места в чемпионатах. Можно взять, условно говоря, по шесть сильнейших российских и украинских клубов. Думаю, разобрались бы как-нибудь – нужно летать во Владивосток или нет.
комментарии

опрос

Кто выиграет Лигу Чемпионов 2017/2018?

Лента новостей

Турнирные таблицы