Виктор Пасулько: "Спартак" стал совсем другим

Виктор Пасулько играл за московский "Спартак" еще в союзные времена. В интервью Виктор рассказал чем занимается сейчас и сказал несколько слов о "Спартаке" нынешнем.
Виктор Пасулько: "Спартак" стал совсем другим


- Чем сейчас занимаетесь?

- Пока жду. Летом расстался с азербайджанским "Хазаром". Мирно, можно сказать, расстался. Не сработались, разные представления о футболе у нас оказались. Сейчас без команды, но езжу, помогаю Отто Рехагелю и сборной Греции по его просьбе. Смотрел матчи сборной Турции, Мальты, молдаван, с которыми работал. Но не помогла пока, к сожалению, Рехагелю моя помощь (23 марта греки уступили дома туркам - 1:4).

- Что же вы ему не так подсказали?

- Когда вратарь допускает такие ошибки, как Никополидис в минувшую субботу, никакие тактика и техника не помогут.

- Теперь у Рехагеля могут быть неприятности?

- Не думаю. Да, проиграли дома и не кому-нибудь, а туркам, но все-таки главная задача - выйти на чемпионат Европы. А греки уверенно идут на втором месте, в группе уступили в первый раз. И после того как Норвегия проиграла Боснии, конкурента в борьбе за второе место не видно.

- Греков, играющих в бундеслиге, вы тоже смотрите?

- Смотрю. Аманатидиса, Кирьякоса, Гекаса.

- Король Отто сам на вас вышел с просьбой ему помочь?

- Когда я работал со сборной Молдавии, мы часто встречались на разных симпозиумах в ФИФА и УЕФА, на процедуре продления лицензии. А вообще Рехагель знает меня еще по выступлениям в Германии, по "Спартаку" и "Черноморцу", за которые я играл в 80-е против его "Вердера". Мы надолго терялись, но когда встречались, всегда общались. А недавно он подошел ко мне, спросил, нет ли желания помочь, тем более что я отлично знаю сборную Молдавии, соперницу греков. Я сказал - о'кей, время есть, помогу.

- Бескорыстно?

- Мне оплачивают только дорогу гостиницы и питание. Но от совместной работы с Рехагелем все равно получаю огромное удовольствие и пользу.

- Что он за человек?

- Главное, Рехагель не напыщенный, абсолютно простой. Вот встречаешься с Берти Фогтсом и понимаешь - с ним толком не поговорить, есть дистанция. А с Рехагелем нет. Ему почти 70, но держится он с тобой на равных. Юмор, душевность - все при нем. Очень часто вспоминает "Спартак" и вообще встречи с русскими, застолья. В Германии ведь так не отдыхают, как в России. Поэтому с ним легко.

- Те 6:2 в Бремене после 1:4 в Москве в Кубке УЕФА-87/88 и на Рехагеля, наверное, произвели глубокое впечатление?

- Конечно. Эту игру в Германии вообще до сих пор обожают вспоминать. Я играл в обоих матчах, но после травмы. В Москве забил четвертый мяч, мы были уверены, что пройдем дальше. И на выезде я забил второй гол, однако нам нужно было три. Его потом признали голом месяца и вице-голом года в еврокубках. Капустин подал, я принял на грудь и с ходу пробил под перекладину вратарю Реку. И за "Черноморец" я "Вердеру" забил в 85-м, когда мы их прошли.

- Как "Спартак" мог упустить преимущество в три мяча?

- Была ошибка. Бесков был настолько уверен, что "Спартак" пройдет немцев, что пошел им навстречу и дал добро перенести игру со среды на вторник. А "Спартак" в выходные играл тяжелейший матч в Ереване и уступил. Белорус Жук два пенальти нам дал, как сейчас помню. Потом из Армении в Москву, на следующий день - в Германию. Приехали выжатые, разваленные.

- Старый лис Рехагель не специально ли попросил о переносе?

- Не думаю. Там были интересы телевидения, "Бавария" в те же сроки играла. Да и почему не перенести, если "Вердер" в Москве не доходил до ворот и ветхий Бургсмюллер чудом нам забил? Рехагель мне говорил, что при счете 1:3 в нем еще жила какая-то надежда. А потом вышел молодой парень, которого он еще по "Черноморцу" знал, и похоронил его орлов! Сегодня, если мы вместе сидим где-то, он меня так и представляет: бывший спартаковец, мол, который забил мне тогда-то и тогда-то. А в Стокгольме как-то раз наоборот было: его помощник мне сказал, что Рехагель просит подойти. Подхожу, помощник меня представляет, Рехагель говорит: "Ты про кого мне рассказываешь, я все про него знаю!"

- Он не жаловался вам на трудности в Греции, на нападки прессы?

- Я сам его спрашивал, зачем ему это нужно. Всего достиг уже, все выиграл, подарил Греции золото Европы - уходи героем! Но Рехагель сказал: "Я обещал. Не могу теперь уйти даже на большие деньги".

- Некоторое время назад по информационным каналам прошло короткое сообщение: "Виктор Пасулько уволен из азербайджанского "Хазара" за мат и грубость". Было такое?

- Вот как?! Любопытно. Честно говоря, вообще не хотел касаться этой истории, потому что правды там не найдешь. Молдавские газеты с самого начала писали не то, что было. То я у них уже подписал контракт, хотя я не подписывал, то расторг, хотя я еще ничего не расторгал...

- Да вы не переживайте так. В конце концов на просторах СНГ не матерящихся футбольных тренеров крайне мало.

- Дело не в этом. Я в Германии, к счастью, уже 17 лет живу и от мата успел отвыкнуть. Был с "Хазаром" на сборах в Анталье, рядом работали много русских команд - вот где действительно мат. А я, наоборот, ввел в "Хазаре" каталог штрафов, где и за ругань надо было денежку выкладывать. Привык в любом игроке, даже в самом слабом, в первую очередь всегда видеть человека, личность. Поэтому слышать от вас сегодня, что меня уволили за мат и грубость, дико.

- Может, все-таки сорвались?

- Видите ли, за такие вещи не увольняют. Ну вот вспомните хоть один случай в мире, чтобы тренера уволили за ругань? То-то. Просто люди, которые платят деньги, часто хотят руководить всем на свете. Я сказал сразу: ребята, за спортивную сторону вопроса отвечаю я, все остальное меня не касается. Поначалу они как-то держались, а потом менталитет, наверное, запросил выхода наружу. И успех пришел. Я взял "Хазар" на предпоследнем месте, а во втором круге лучше нас выступил только "Нефтчи". До паузы в чемпионате было набрано 8 очков, после - уже под моим руководством - 27. С той же самой командой, разве что двух румын пригласил. А в конце сезона началось. Руководство хотело брать людей, которые мне не нужны, проводить сборы там, где нет условий. Я был не согласен. А мат и грубость, извините, чушь полная. Где-то слышал даже, что Пасулько пьет, мол, потому и уволен. Сказать такое про непьющего человека - это уж совсем смешно. Потому и не хотел трогать эту тему. Поработали - распрощались, с тренерами это случается. Я получил определенный опыт и теперь открыт для предложений. А из России, так и напишите, - в особенности.

- Что вообще представляет собой азербайджанский футбол?

- Богатые люди хотят сейчас вкладывать в него деньги, это приятно. А президент страны дает им различные налоговые послабления, создает условия для строительства стадионов, например. И людей таких немало. Покупают бразильцев, аргентинцев. Не первого сорта, конечно... Сам же футбол невысокого уровня, как и в Молдавии. Поляки вот в субботу пять голов азербайджанцам отгрузили, хотя те уже и нигерийца, и аргентинца натурализовали и ввели в состав. Не поможет это, пока нет движения в детском и юношеском футболе. Деньги вкладываются в сиюминутный результат, бизнесмены хотя т всего и сразу. Так не бывает.

- Разве Турция для Азербайджана не ориентир?

- В широком смысле да, но на самом деле между ними пропасть.

- Чем занимаются сейчас азербайджанские ветераны, которых многие помнят по чемпионату СССР?

- Игорь Пономарев, олимпийский чемпион, тренирует пятигорский "Машук". До этого был в сборной, пока они чемпиона мира из Бразилии не пригласили, Карлоса Алберту. Зачем, если ему не с кем работать? Если все, кроме богатых клубов, в зачаточном состоянии? Попали с этим бразильцем 0:9 кому-то. Ноль - девять! А ветераны бедствуют, у кого нет бизнеса. К федерации их не подпускают, там своя война идет. Машалла Ахмедов без дела. Ахмед Алескеров, уникальный человек, который долгие годы тренировал "Черноморец" и "Нистру", был одно время консультантом в "Нефтчи", хотя ему уже около восьмидесяти. Раньше про него говорили, что он может атомную бомбу достать.

- Вы упомянули "Черноморец". Ушли оттуда из-за проблем с Виктором Прокопенко?

- С Прокопом у меня проблем не было. Но он пошел не за молодой волной, в которой были я, Наконечный, Беланов, Горячев, Романчук, Щербаков, Морозов, а за ветеранами - Плоскиной, Жекю, Ищаком. После чемпионата Европы-88 Прокопенко был у меня дома, говорил, что не прав тогда был.

- С чего вдруг "Черноморец" разделился на какие-то волны?

- Конфликт поколений. Мы хотели чего-то достичь, они говорили: "Зачем вам это нужно, идем в серединке, все нормально". Притормаживали, в какие-то игры играли не очень честные по-тихому. А в нас бурлили амбиции, мы видели, как город за четвертое место чуть ли не чемпионами нас считал, это заводило. Ко мне открыто подходили старики, говорили - уезжай, ты здесь все равно ничего не добьешься, а нам жить надо. И ведь предложений было море. Минск звал, в Киев я раз пять билеты брал и сдавал, Роменский приезжал, Веремеев, Коман. Уехать можно было в любой момент, и без конфликта, Прокопенко в итоге тоже от моего отъезда внакладе не остался бы. Получил бы, например, заслуженного тренера Украины. Но я не уезжал, хотел, глупый, добиться чего-то в Одессе. Потом наконец вопрос поставили так: в Москву ехать нельзя - только в Киев, иначе украинские верхи мне этого не спустят. Но Бесков сказал: "Спокойно, мы здесь тоже не лыком шиты, езжай спокойно в "Спартак". И я поехал - жена была беременная, а под Киевом тогда Чернобыль жахнул. Бесков слово сдержал, меня прикрыли. Он ведь имел прямой контакт с Черненко, когда тот еще не был генсеком. И я за три года дважды стал чемпионом - разве плохо? С Киевом, правда, мог бы в 86-м Кубок кубков взять и больше игр за сборную сыграть, наверное. Но всего не ухватишь.

- Лобановский, получается, простил вас за переход в "Спартак", раз потом в сборную позвал?

- Думаю, я его своей игрой в "Спартаке" заставил это сделать. Киев меня даже в 87-м звал к себе, когда я уже в Москве чемпионом стал. Коман приезжал в Питер, после нашей игры с "Зенитом" говорил мне у раздевалок: "Поехали, все уладим".

- Лобановский вас тоже просил помочь ему перед стыковыми играми украинцев с немцами в 2001 году?

- Да, я просматривал тогда Германию, сообщал ему наблюдения. Не помогло, увы, как и Рехагелю.

- И Украина, заметьте, тоже 1:4 проиграла в ответном матче.

- (Смеется.) Стабильность есть - уже неплохо. А Лобановский тогда совсем не угадал с составом. Выпустил маленьких против немецких лбов.

- Что за шумная статья про вас была в свое время в "Комсомолке"?

- Это меня так обламывали руководители в "Черноморце". Пришел известный журналист, попросил рассказать, что творится в команде. Я рассказал. А они все перекрутили и выставили меня чуть ли не предателем. Называлась статья интересно: "Футболист или сын министра". Знаете, что у меня дома творилось, в Закарпатье? Отцу матери не было выхода на улицу, им угрожали, по партийной линии шло давление, даже тещу с тестем краем задело. Когда уехал в "Спартак", вообще сумасшедший дом начался. Отца встречали - обзывали, таксисты не хотели везти, люди отворачивались, как будто я родину предал. При том, что отец всю жизнь до фанатизма болел за киевское "Динамо". А я хотел всего лишь играть в футбол. Уже когда стал чемпионом, позвали в сборную, включили в список "33-х лучших", и началась потихоньку оттепель.

- А при чем министр со своим сыном был в той статье?

- Вроде как сравнивалось мое житье-бытье и какого-то воображаемого министерского отпрыска. Материальные блага, квартиры, машины в первую очередь. Такого рвача из меня сделали - волосы дыбом вставали!

- Было чему вставать. Да и сейчас есть.

- Шевелюра у меня от мамы. А теща до сих пор хранит ту газету и не одну. 21 год, представляете?

- Могли в финале чемпионата Европы-88 обыграть голландцев?

- Дважды сыграть с ним успешно шансов не было, даже Лобановский это признавал. Да еще без травмированного Кузнецова. Алейников вынужден был опекать Гуллита, тот забил. А Беланов с пенальти - нет.

- Эдуард Малофеев сказал перед чемпионатом мира-86, что у вас сложный характер.

- Ему виднее. Но я никогда обратного и не утверждал. Можно быть всю жизнь mitlaufer, "попутчиком", как говорят немцы, мячи таскать, на замену выходить, получить в конце концов мастера спорта и тихо уйти. Но я отношу себя к тем, кто всю жизнь стремится чего-то достичь.

- Что скажете об особенностях молдавского футбола?

- Это для меня был хороший опыт. Никто не давил, не требовал заоблачных результатов. Павел Чебану, президент федерации и самый известный молдавский футболист, доверял мне, хотя пригласил из 4-й оберлиги, и другого тренерского опыта у меня не было. Я доволен своей работой. Ввел в команду молодежь, наладил дисциплину. И ведь играли здорово! Едва не сделали ничью с Италией в гостях, победили Австрию, Белоруссию два раза с такими мастерами, как Глеб, Кутузов, Ромащенко, Гуренко. Я считал их кандидатами на выход в Европу, а внутри белорусской сборной не было единства - они играли против Малафеева! Он перекрутил гайки, должен был уходить, но не замечал ничего, хотя все вокруг только про это и говорили.

- Контракт в Молдавии у вас серьезный был?

- Денег там нет, если вы об этом. Трамплин, опыт - да, но не заработок. Я поработал два года, они попросили еще два... В Германии я был на ставке в одной конторе, а работал в Молдавии. Фирма имела в стране какие-то интересы, за счет этого все держалось. Мне же федерация оплачивала дорогу, проживание. Но и у конторы с ними не срослось, те проекты, на которые немцы рассчитывали, Молдавия им не обеспечила. И наш проект рассыпался, хотя меня хотели оставить. Чебану звонил, упрашивал, а тут "Хазар" из Ленкорани появился со своим предложением. Фирма отошла в сторону, я тоже решил уходить. Проводили с почестями, с Чебану до сих пор созваниваемся.

- Какие впечатления остались у вас от работы с Романцевым?

- Я с ним работал около года и сохранил нормальные отношения. Когда Старостин привел его в "Спартак", Романцеву ничего не надо было делать, потому что в тот год он пришел в готовую команду Бескова. Методики Романцева были похожими, он вел "Спартак" тем же курсом, а моральную сторону обеспечив ал Николай Петрович. Потом уже, когда я уходил, Романцев начал слегка покрикивать на молодых, а чуть позже, насколько могу судить издалека, допустил еще ряд ошибок. Вообще "Спартак" стал совсем другим. Сейчас люди туда приходят, чтобы просто работать или играть за деньги. За одних все решают верхи, как в Азербайджане, вторые равнодушны по большому счету ко всему происходящему. Пресловутый спартаковский дух, который на самом деле вовсе не был пустым звуком, испарился. А то, о чем мечтал Старостин, давно умерло. Но с этим надо смириться: то время ушло навсегда, и его больше не вернуть.
комментарии

опрос

Главное событие 2017 года?

Лента новостей

Турнирные таблицы