Владимир Габулов: я взял за правило контролировать свои эмоции

Голкипер "Кубани" рассказал о своих взлетах и падениях, о конкуренции с вратарями и о времени, проведенном в ЦСКА.- сообщает "Спорт день за днем"

Владимир Габулов: я взял за правило контролировать свои эмоции

– Владимир, помните, что испытали в тот момент, когда узнали: Гус Хиддинк взял вас «на карандаш»?

– Мельчайшие подробности не воспроизведу. Помню радость и гордость. Это было перед матчами с Хорватией и Андоррой. Долго ликовать не пришлось: сразу же встала необходимость оправдывать свое пребывание в команде. Событие-то не рядовое – ответственность колоссальная. Не хотелось стать калифом на час.

– Вы не можете не замечать, кому из вратарей Хиддинк отдает предпочтение…

– Если бы вы были футболистом, вы бы поняли меня. Каждый игрок уделяет внимание прежде всего своей работе и решает задачи, которые стоят непосредственно перед ним, будь то тренировка или игра. Если я буду думать и рассуждать о предпочтениях тренера, сил и времени, чтобы настраиваться на матчи, просто не останется.

– А идеальные, не допускающие ошибок вратари есть?

– Мне кажется, идеальные вратари все же существуют. Если и не в плане безошибочности, то идеально подходящие той или иной команде. Со своими плюсами, минусами…

– Вы долгое время провели на скамейке запасных в ЦСКА, после чего перешли в «Кубань» и получили вызов в сборную. Можно ли делать определенные выводы относительно правильности оценки вашей игры тренерским штабом армейцев?

– Я не считаю, что тренеры ЦСКА были несправедливы ко мне. Годы, проведенные в этой команде, многое мне дали. И в плане вратарского мастерства, и в плане психологии. Поэтому я благодарен ЦСКА за ту школу жизни.

– Но Валерий Газзаев не видел в вас первого номера. Это же очевидно.

– Значит, в тот момент, когда находился в ЦСКА, я был слаб, а вратари, которые играли, – лучше. Сейчас я выступаю за другой клуб, стабильно получаю игровую практику, демонстрирую на поле свое мастерство и потенциал. Просто изменилась ситуация, поэтому и цели другие. У меня появился шанс доказать свою состоятельность на поле. Было бы глупо его упускать, вот я и стараюсь.

– Не тяжело было находиться в запасе, зная, что на поле выходит ваш более молодой коллега – Игорь Акинфеев?

– Оставаться в запасе трудно само по себе – к лавочке привыкнуть невозможно. А возраст… Не мне судить, сильнее был Игорь или нет, но Валерий Георгиевич видел именно его первым номером. В то время это было обоснованно, поскольку Акинфеев играл удачно, постоянно выручал команду. Да и в сборной он проявлял себя с лучшей стороны. На что же мне было обижаться?

– А сейчас готовы выкладываться как никогда?

– Я считаю, что работать на совесть необходимо на протяжении всей карьеры. А иначе как расти? Я не хочу нагнетать страсти вокруг моего приглашения в сборную. И уж тем более рассматривать это как последний шанс в жизни я не собираюсь.

– Много ли выпадало шансов на вашу долю?

– Их было достаточно много, на каждом жизненном этапе. Самым первым считаю тот, когда мне в пятнадцать лет доверили ворота «Моздока», выступавшего во второй лиге. Затем меня пригласили в юношескую сборную, что было очень большим шагом вперед. Конечно, ответственность за свое выступление присутствует всегда, но когда наступают такие моменты… она возрастает. И тут важно быть готовым выдержать нагрузки, в том числе и психологические. Вскоре меня приметил Валерий Газзаев и пригласил в московское «Динамо». Команда шла в пятерке лучших клубов страны, поэтому я перешел, не задумываясь. Это тоже был решающий этап.

– И вы неплохо с ним справились.

– Да. На тот момент мне было всего 17 лет, а мне доверили выступать в высшей лиге, в знаменитом московском клубе. Уже с первого тура играл в «основе». Не каждому выпадает такая удача. Я изо всех сил старался проявлять все, на что тогда был способен. Наверное, получилось. Будь иначе, мы бы, возможно, сейчас и не разговаривали бы тут.

– Со взлетами понятно. А падения? Тяжело их переживаете?

– Раньше я действительно мог долго приходить в себя. Сейчас это ушло. Я стал более спокойно относиться ко многим вещам. Главное – делать верные выводы и уметь найти правильные выходы из непростых ситуаций.

– В какой период вашей карьеры финансовая сторона вопроса стала играть для вас решающую роль?

– Такого не было. И не будет, думаю. Если мое мастерство будет на достаточно высоком уровне, мне в любом случае будут платить высокую зарплату, поскольку такова рыночная цена моей профессии. И потом, если человек хорошо играет и достоин высокой оплаты, руководство само предложит ему достойные деньги. Главное, чтобы было здоровье, тогда я всегда смогу заработать достаточно денег.

– Вы самокритичны?

– Я всегда стараюсь проанализировать, почему получилось так, а не иначе. Могу спросить совета, выслушать разные мнения, но свое считаю самым важным. Когда был молодым, частенько занимался самоедством, пока не понял, что ничего хорошего этим не добьешься. Но самокритичность и самоедство – вещи разные. Особенно критичен к себе бываю после проигрышей.

– Что может вывести вас из себя?

– В последнее время мало что, поскольку я взял за правило контролировать свои эмоции. Раньше мог и на дороге на кого-нибудь разозлиться, и в быту. Сейчас уже нет – остепенился и стал хладнокровнее относиться к жизненным ситуациям. Например, в игре не вижу смысла спорить с судьей, потому что все равно ничего ему не докажешь. Тогда что толку к нему подходить?

комментарии

опрос

Главное событие 2017 года?

Лента новостей

Турнирные таблицы