Ярцев: календарь чемпионата России теперь под сборную подстраивают

Экс-тренер сборной России Георгий Ярцев заявил, что у Гуса Хиддинка условия работы с командой гораздо лучше, чем были у него.

Ярцев: календарь чемпионата России теперь под сборную подстраивают

– Как вы отреагировали в прошлом году на назначение на пост главного тренера сборной иностранца?

– В данном случае правильно обсуждать не иностранца, а человека Гуса Хиддинка. Я нормально отреагировал. Приехал квалифицированный специалист, его карьера и опыт говорят сами за себя. При Хиддинке стало меньше критиканства. Меня одно удивило: победа в Андорре нашим журналистам почему-то не понравилась.

– Неужели вы обрадовались минимальной победе в Андорре?

– Вы представляете, в каком состоянии игроки находились?! После поражения в Израиле никто, даже они, не верил в благополучный исход цикла. Это – психология, которую трудно перебороть. Лучше скажите спасибо за эту победу.

– Сравним условия работы тренеров сборной Ярцева и Хиддинка. Что есть у Хиддинка, чего не было у вас?

– У меня не было такой поддержки. Календарь чемпионата России теперь под сборную подстраивают, чтобы Хиддинку времени на подготовку хватило. Благодаря этому и обстановка спокойная. Еще всех поразил контракт Хиддинка.

– Наверняка вам есть что высказать и по отношению прессы…

– Даже после неудач сборной при Хиддинке в прессе не наблюдалось паники и оскорбительных выпадов. Хиддинку вообще легче, чем мне, так как он не читает по-русски.

– И по условиям подготовки…

– У нас была база в «Бору», где всего одно поле. Если погода дождливая, газон заливает водой. Проводить тренировки невозможно. Я хорошо понимаю Хиддинка, переселившего команду в Москву. Лучше на стадионе тренироваться.

– Почему к иностранным специалистам у нас относятся с уважением, а отечественных иной раз «душат» изо всех сил?

– Может, у нас такой менталитет? Тренер сборной всегда на виду. Если его хвалят, так зацелуют до смерти! Если ругают – тоже до критического состояния. Топчут, плюют, месят, как глину, и выкидывают.

– «Советский спорт» публикует отрывки из мемуаров бывшего президента РФС Вячеслава Колоскова. Вспоминая Евро-2004, Колосков свидетельствует, что накануне ключевого матча в группе с Португалией «наши игроки сидели в баре, оттягивались на ночной дискотеке». Правда?

– Колосков сам видел или только слышал об этом? Если слышал, то парирую так: о сборной много всяких разговоров ходило. Мы жили на закрытой территории, и не думаю, что кто-то мог веселиться накануне важнейшего матча. После отбоя тренеры и доктора обсуждали на базе прошедший день и дальнейшие планы. Я не знаю, откуда берутся эти слухи.

– Не жалеете о нервном срыве, когда ушли со скамейки во время отборочного матча с португальцами (закончившегося со счетом 1:7. – Прим.)?

– Уж больно раздули этот уход со скамейки. Вот Константин Иванович Бесков вообще на трибуне с болельщиками футбол смотрел. Да, я ушел, потому что психологически не мог выдержать это. Все не так. Обидно было, даже противно.

– Колосков пишет, что вы были намерены подать в отставку после того матча...

– Почему Колосков об этом пишет? Дождитесь моих мемуаров, тогда все и узнаете. Я хочу напомнить, что на тот матч четыре-пять основных футболистов не поехали. Сложилась удивительная ситуация: как только игроку или клубу что-то не нравилось, пускали такую «утку»: да парень к Ярцеву не хочет ехать! Знали, что я не отвечу. Впрочем, у меня есть обратный пример. Дима Лоськов, только похоронивший отца, сказал мне по телефону, что уже едет в сборную. И это достойно мужчины.

– Помните самую веселую пресс-конференцию на Евро? Когда 15 июня 2004 года, накануне игры с Португалией, у сборной России не оказалось в распоряжении переводчика, а менеджер Волков продемонстрировал знание английского на уровне начальной школы…

– Это журналисты смеялись, а мне было не до смеха, особенно при виде напуганного иностранными словами переводчика. Разве это моя обязанность – заботиться о переводе? Я не сомневался, что проблем не возникнет. С нами в Португалии были руководители делегации, менеджеры…

– Работа в сборной изменила вас как человека?

– Пришел одним, ушел другим. Сборная не клуб. Клубные болельщики в дни неудач всегда поддержат, а в сборной – работа форсажная. Новости меня, как правило, не радовали. Обвал травм будто не прекращался. Я находился под постоянным прессом, а еще это бромантановское дело (в 2004 году Егор Титов был дисквалифицирован УЕФА после положительного анализа допинг-пробы. – Прим.)… Колосков ставил в вину, что я не контактирую с клубными тренерами. Странно… Я неоднократно общался с Петржелой, Газзаевым, Семиным, а с Романцевым тем более.

– Помните последний выезд со сборной?

– В Эстонию, весной 2005-го! Подъем в восемь утра, рейс опаздывает на два с половиной часа, игроки из-за этого даже не пообедали. Приезжаем в отель, а там на парковке уже три автобуса с нашими болельщиками. Их заселяют, не все из них трезвые. Для тренировки эстонцы предоставили десятую часть поля. Даже ворот не было! Позанимались 32 минуты. Безобразие полное! И почему вы об этом не написали?

– Потому что российских журналистов не пустили на стадион, как ни прорывались. Тогдашний пресс-атташе РФС почему-то находился в Москве, а его эстонский коллега объяснил, что тренер Ярцев распорядился никого не пускать.

– И вы в это поверили?..

– Вас игроки подводили?

– Никто не подводил. Как могли, так и играли.

– А на Евро? Мы ведь помним, как выглядел Ролан Гусев…

– Никто не виноват. Цепь ошибок в обороне в матче с испанцами привела к тому, что мы пропустили. Весь цикл наигрывали связку Онопко – Игнашевич, но она выбыла. С португальцами, хозяевами турнира, было очень тяжело, да еще в меньшинстве после удаления Овчинникова. У будущих чемпионов – греков– выиграли, но эти три очка уже не могли помочь.

– Неужели и Мостовой, изгнанный из сборной в разгар турнира, не подвел вас?

– Мостовой жил в пяти метрах от меня, в соседней комнате. Приди, выскажи в лицо! Или на пресс-конференции с российскими журналистами поделись, что не так. Он же испанцам наговорил: мол, Россия обречена. Допускаю, испанская пресса что-то исказила, но общий смысл и так понятен. Было неприятно. Мостовой матч с Испанией провел не очень хорошо, но почему-то решил найти проблему в других, а не в себе. Саша мог извиниться. Не передо мной – перед командой. Но он этого не сделал. На тот момент я поступил правильно, удалив его со сборов.

– Мостового вы не поняли. А Аленичева?

– Крик души Аленичева не оставил меня равнодушным. Я ему поверил. Да, Дима нарушил контракт со «Спартаком», резко высказавшись в печати. Но ведь не за спиной!

– Один из ваших любимых игроков, Вадим Евсеев, в последние годы становится все более откровенным в беседах и экспрессивным в поведении...

– И Вадиму я верю! Все – правда, пусть он иногда груб и, как вы говорите, экспрессивен. Вадим в первую очередь порядочный человек.

– Вы пытались перевоспитать в сборной Аршавина?

– С Аршавиным проблем не возникало. Правда, я ему как-то сказал, что его эмоциональные вспышки никуда не годятся. В матче с Андоррой Андрей просто не сдержался. Знай он наперед о двухматчевой дисквалификации, оббежал бы стороной место происшествия на андоррской поляне.

– Как о тноситесь к предложению владельца «Спартака» Леонида Федуна о расширении обмена командами между лигами?

– В этом предложении есть рациональное зерно. В первом дивизионе хоть как-то обострится борьба. Сейчас мы наблюдаем такую картину: каждый год в отрыв уходят двое, и все заранее ясно. Остальные плывут по течению, не имея стимулов. В премьер-лиге я наблюдаю ту же самую картину. Также мы много лет обсасываем тему перехода на систему «осень–весна». Надо просто принять волевое решение, и все. По-моему, все «за».

– Каковы ваши профессиональные планы? Когда к работе?

– Мне хочется работать в клубе, где не будет лишних подсказок, наставлений и одергиваний. Где не станут советовать, кого в состав ставить. В премьер-лиге есть всего два-три тренера, которые в своих командах являются хозяевами положения. Остальные работают с оглядкой: а как там руководство, не снимут ли? Должна быть твердая уверенность, что дадут нормально работать, что идем правильным курсом. А если нет такого – сами берите свисток, составляйте план и тренируйте. Ни в одном коллективе не бывает, чтобы царили тишь да гладь. Футбол – это нервы. Но коллектив превыше всего.

В поражениях, к слову, бывает виновато и руководство клуба, но разве они признают это? Зато к победе все хотят быть причастны.

– Как часто вы общались в бытность главным тренером «Торпедо» с владельцем клуба Владимиром Алешиным?

– Общался. Со временем реже и реже. В основном контактировал с Тукмановым.

– Когда поняли, что «Торпедо» не по силам вернуться в премьер-лигу?

– Я понял, что выполнить задачу будет очень трудно, когда нас при всей Москве размазали в матче с «Шинником». Поражение было незаслуженное, с назначением необоснованного пенальти.

– Клуб растерял ведущих игроков, но задачу на сезон никто так и не подкорректировал.

– Вот именно. Трудно было почувствовать, что «Торпедо» являет собой великий клуб. За полтора года основного состава просто не стало. И команда покатилась вниз. Мне ничего не объясняли. Задача не снимается, и все. Было желание уйти в отставку. Почему на какое-то время остался? В команде были игроки, которые приходили непосредственно по моему приглашению, я не мог их подводить.

– Насколько обоснованным было приглашение много повидавших Корнаухова, Соломатина?

– Когда столько опытных игроков ушли, нужны другие. Ошибка вступать в первый дивизион без опытных людей.

– Булыкин не прижился в «Торпедо», зато сейчас в Кубке УЕФА забивает…

– Булыкина я приглашал в сборную, он справлялся. Что с ним потом произошло, непонятно. Звал его в «Торпедо», он убедил меня, что готов работать. Дима даже форму получил. Потом мне сообщают, что Булыкин передумал. Радуюсь его успехам в «Байере». Он не ветеран, еще наверняка напомнит о себе.

– В «Торпедо» вы резали по живому. Вспомнить хотя бы проштрафившегося Панова.

– Резать по живому нелегко. Но человек выходит на поле, лузгая семечки и держа руки в карманах… Люди с наплевательским настроем, плывущие по течению, мне неинтересны.

– В «Торпедо» решено делать ставку на молодежь. Вы же специалист по пионеротрядам, вспомнить хотя бы чемпионство «Спартака» в 1996-м!

– Все сложилось удачно, потому что подошла волна талантливых игроков, уже набравшихся амбиций: Тихонов, Титов, Аленичев, Ананко... Они жаждали воспользоваться шансом. Был у нас и ветеран Горлукович, который иногда рычал, кричал, но всегда оставался храбрым и беззаветным в борьбе.

– Вы по-прежнему обижены на руководство «Торпедо»?

– Обиды нет. Они это решение приняли, и я согласился. Обещал руководству, что вслед за мной не уйдет Ринат Дасаев. Так и вышло.
комментарии

опрос

Главное событие 2017 года?

Лента новостей

Турнирные таблицы