Ярцев: праздников не было

Главному тренеру "Торпедо" Георгию Ярцеву исполнилось 59 лет.



— Насколько масштабным выдалось торжество, связанное с празднованием 59-летия на следующий день после игры с «КамАЗом»?

— В связи с трагическими событиями, которые в нашей семье произошли, никаких праздников и торжеств не было. Но я благодарю и через вашу газету, и поблагодарил лично всех своих друзей и товарищей, которые поздравили меня и в эту тяжелую минуту поддерживают.

— Самый главный подарок вам сделала команда, которая после неудачного старта добилась двух побед подряд — над «Мордовией» и «КамАЗом», одним из фаворитов чемпионата?

— Да, эта победа очень порадовала.

— В чем было преимущество предложения от «Торпедо», что вы после долгого перерыва согласились возглавить эту команду?

— Что вы все время про долгий перерыв говорите? Если ты все время в футболе и это твоя жизнь, то этот перерыв не сказывается. И на принципах твоих в том числе, хотя и пересматриваешь какие-то вещи. За это время я защитил лицензию Pro, был на стажировке в Голландии у Кумана, за что большое спасибо руководителям ВШТ и лично Лексакову. Иногда можно работать и беспрерывно. Но глаз замыливается. А я уверен, что в этой профессии пауза нужна, чтобы остановиться, оглянуться и самокритично оценить свои действия. Что было сделано правильно, что неправильно, и не только в футболе, а вообще — по отношению к игрокам, к тем людям, которым доверял и на которых надеялся.

— Почему вы приняли предложение «Торпедо», ведь у вас наверняка были приглашения из других клубов?

— Везде варианты были «пожарные». У «Торпедо», правда, тоже не сахар. Но ему отдано было предпочтение, потому что работа началась с самого начала. Да, уходили игроки, практически не было состава, но тут я мог работать с самого начала. То, что сейчас выстраивается, идет по той схеме, которую я вижу, пусть с поправками. Очень рад, что кое-кто из специалистов нашел нюансы игры спартаковской, но это не «Спартак» 96-го года, даже не «Динамо» и не «Ротор». Это совершенно другое, потому что в клуб пришли новые игроки, многих из которых знаю, и очень хорошо. Есть и талантливая молодежь. Какое место в прошлом году дубль «Торпедо» занял? Последнее? Ну не все же там плохо играли. Есть ребята, которым пора уже давать возможность играть в основном составе. Такие игроки есть — Тумасян, Смольников, Подымов, Соколов, Комаровский, Геперидзе, Колесников… Их много. Есть ребята, с которыми можно работать, и они горят желанием это делать. Для меня самое важное, чтобы человек понимал, что нужно ему делать на футбольном поле на том или ином месте.

— Потеря Зырянова и Будылина для вас была, как снег на голову?

— Это потеря невосполнимая. Если бы она была в январе-феврале, еще можно было бы пережить. Когда это случилось накануне чемпионата… Оба были на всех сборах, занимали ключевые позиции. Мало того, один был капитаном, другой — вице-капитаном. Потеря усугубилась тем, что времени не было. На эти позиции мало кто наигрывался. Для любого клуба, даже высшего дивизиона, два лидера конструктивного плана — потеря.

— Как руководство объяснило вам их уход?

— Скорее всего, журналисты все время объясняли. Я ни на кого из них обиды не держу. По-человечески их понимаю. А как состоялось решение? Ну состоялось и состоялось. Что теперь? Посыпать голову пеплом? Нет игроков, и на этом нужно закрыть вопрос вообще. Также мне часто задают вопрос о Булыкине. Он пришел, потренировался с «Торпедо». Даже поехал с дублем, гол забил наконец-то. Но вдруг решил продолжить карьеру в «Динамо». Когда меня спрашивают: «А вот Булыкин…» Ну нет такого футболиста у меня, нет. Человек, который сказал: «Да», а потом слово свое забрал, не существует для меня. Как футболиста его для меня нет. Вот и все.

— При этом на селекцию вам грех жаловаться. Состав у «Торпедо» сейчас сильнее, чем в прошлом году.

— Селекция хорошая, но одной селекцией все не заканчивается. Если бы с этой командой у меня был еще один сбор, тогда можно было бы что-то говорить. А когда игроки заявлялись за неделю, за четыре дня до начала чемпионата, то трудно только говорить о том, что игроки хорошие. Нужно время и терпение. В конце концов, они работали со мной, они знают принципы… Еще раз говорю: принципами не поступаются, их совершенствуют. Вот игроки вместе со мной и будут их совершенствовать. Думаю, они умные игроки, талантливые, отнюдь не сказавшие своего последнего слова. Кто-то говорит, что прошли их «золотые» времена. Но они еще способны показывать хороший футбол, что и доказали наши матчи.

— Что случилось с Пановым? Перед началом сезона он был полон решимости вам помочь, а сейчас оказался в глубоком запасе.

— Я очень рад, что Панов пришел в команду. Даже дал ему капитанскую повязку. Он пока немного не понял своей роли в команде. Но я верю в то, что он опытный игрок, умный человек. Он должен все понять. Никто сюда не пришел спасать «Торпедо». Сюда пришли играть в футбол за московское «Торпедо». Как сами говорят, что они — профессионалы… Вот и пришли профессионально делать свое дело. Не надо изображать из себя каких-то спасателей. Это касается не только Панова, но и всех, кто пришел, кого я знаю давно. Никому здесь не будет спуску.

— По первым матчам в глаза бросалась некоторая вальяжность в действиях игроков. Проблема недооценки соперника в «Торпедо» существует?

— Я не думаю, что у них было шапкозакидательское настроение. Я уже ответил, почему так случилось. Они были в разбалансированном состоянии. Когда человек не предпринимает каких-то усилий над собой, кажется, что он вальяжно себя ведет. Да нет, он просто не готов физически. Это во-первых, а во-вторых, всю эту звездную шелуху и сняли эти первые матчи. Но ведь надо понимать, что против «Торпедо» соперники будут играть и на характере, и на технике, и настрой у них будет запредельный.

— Как с недооценкой соперника все-таки боретесь?

— Методы общие, давно испытанные. С невнимательностью борются теоретическими, практическими занятиями и показом тех ошибок, которые совершаются. Почему меня расстроил гол «КамАЗа» при счете 3:0 в нашу пользу? Во-первых, он также случился из-за расхлябанности, о которой уже говорил. Из-за этого потеряли вратаря Бородина. А сейчас проблемы с голкиперами, потому что приболел Кабанов, и мы остаемся с одним молодым Мадиловым. Гол же нам все равно забили, но Бородину теперь придется пропускать матч. А это капитан команды, один из ее лидеров.

— Многих интересует судьба Мамаева. Насколько правдивы слухи о том, что он несколько переоценил свои возможности?

— Он очень талантливый и одаренный человек. Знаю, что на него многие клубы Премьер-лиги нацелились. Где и как он хочет играть, пока неясно. Но когда он играет в полную силу, то это — игрок…

— Не могу не коснуться темы сборной. Если вернуться назад, согласились бы возглавить ее, ведь вы за всю тренерскую карьеру столько нервов не потратили, сколько в ней?

— Без комментариев.

— Вы не хотите об этом говорить? По какой причине?

— Считаю, что в Эстонии я поставил не тот состав, который нужен был. Тот ничейный результат повлиял на отставку Ярцева. Здесь была моя не тренерская, а человеческая ошибка.

— То есть вы делали выбор, полагаясь в первую очередь на человеческие качества?

— Да, и на этом я бы хотел закончить. Да, если бы я вернулся назад, конечно, я бы сделал по-другому, но после драки кулаками не машут.

— Но вы жалеете или нет?

— Ну как тут можно жалеть? Давайте так. Я не желаю неудач сборной, болею за российский футбол. Что-то хорошо успел сделать, что-то неудовлетворительно. Никогда я не сваливал ничего на игроков, это только журналисты расписали. До сих пор это поражение от португальцев (1:7) носит темноватый характер, потому что со всеми игроками разговаривал и ни одного не нашел, кто в этот вечер чувствовал себя хорошо. В день игры не было даже сомнений, что будем играть в два нападающих, и не боялись мы португальцев. Но непонятный ступор, непонятные сомнения, действия в обороне. Бывают же такие несчастья. Представьте: девять ударов в створ ворот — семь голов, одна штанга. Такого не бывает, это чудо! Даже Сколари сказал об этом после матча. Может, за них португальский Хоттабыч играл? Можно предъявить претензии защитникам за пару ошибок, но семь мячей?! Во-первых, там первый гол был забит нам из положения «вне игры», что насторожило очень сильно оборону, которая стала больше назад пятиться… А, знаете, это долгий разговор, давайте не будем продолжать.

— Работа Хиддинка в сборной вам внушает оптимизм?

— Работу любого тренера определяет результат. Будет он достигнут, значит, работа была хорошей. Не будет — значит, неудачной. Это касается не только Хиддинка, Петрова, Иванова... Любого клубного тренера, а тем более наставника сборной.

— Недавно стало известно о том, что Гаджи Гаджиев стал советником президента «Торпедо». Руководство клуба вам объяснило как-то этот шаг?

— Мне объяснили, что он будет заниматься детским футболом в нашем клубе. СМИ почему-то раздули из этого, что он выжидает провала Ярцева. Ни конкуренции, ни присутствия кого-то я не боюсь, я делаю свое дело. Уже появились какие-то статьи с намеками, но я более чем спокоен. Так и напишите.

комментарии

опрос

Главное событие 2017 года?

Лента новостей

Турнирные таблицы