Юран: жил и живу футболом

Сергей Юран рассказал о своей работе в "Шиннике".

Юран: жил и живу футболом

- Любой тренер должен быть готов к самым крутым поворотам судьбы. Не зря среди нашего брата говорят: "Подписываешь контракт - сразу готовься к увольнению", - начал рассказ Сергей Юран. - Первый сигнал прозвучал, когда мне заявили, что продлевать соглашение со мной на следующий год будут лишь после 15 мая. Согласитесь, не слишком приятно начинать сезон, сознавая, что тебе отпущен какой-то срок. Подобная постановка вопроса говорила о недоверии нового руководства области и клуба.

Да и раньше многое было неясно с самой командой, на которой повисли прошлогодние долги, проблемы с формированием бюджета. Не зря новый губернатор как-то в ответ на вопрос, что будет с футболом, бросил: "Пока не до этого". Правда, затем объяснил, что для решения вопросов, связанных с "Шинником", требуется время.

- Подобное заявление, сделанное в межсезонье, когда каждый день на счету, наверняка вызвало у вас тревогу?

- Разумеется. Именно с таким настроением мы и отправились на первый сбор в Израиль.

- Губернатор говорил с вами о будущем "Шинника"?

- Да, у нас был обстоятельный разговор перед отъездом в Израиль. Сергей Алексеевич Вахруков признался, что на тот момент ничего конкретного о перспективах клуба сказать не может. Ему необходимо было время, чтобы войти в курс дела. И попросил успокоить ребят, сохранить их в команде, пообещав, что со временем все вопросы будут решены.

- Неужели футболисты уже тогда собирались уходить?

- Понимаете, они очень тонко чувствуют обстановку в команде. И если что-то в ней неладно, ищут варианты уйти от проблем. Особенно если им обещали, что все будет нормально. Лайзанс, Бояринцев, Бочков, Бурченко, Лазаров, Бузникин шли в "Шинник" под мое и Юрия Шишлова честное слово. И когда они почувствовали неопределенность, естественно, занервничали. А если учесть, что у каждого из них были предложения, то можете представить, какой напряженной оказалась в тот момент обстановка. Поверьте, убедить их не делать опрометчивых шагов стоило немалых сил.

- Тем не менее кое-кто все-таки ушел...

- Вы имеете в виду Шаронова? Я его не осуждаю. Это было его право - верить или не верить гарантийным письмам гендиректора. Остальные продолжали трудиться. Но что это за работа, когда игроки каждый день думают - заплатят им или не заплатят? Вернут долги или не вернут? Я, кстати, готов снять шляпу перед многими футболистами, которые тогда тренировались и играли на сборах без контрактов, хотя рисковали получить травмы и оказаться без компенсации. А вот финн Калио и серб Пекарич делать этого не стали - не позволили агенты. В итоги мы потеряли игрока сборной Финляндии и капитана "Войводины".

- С какими еще проблемами пришлось столкнуться в межсезонье?

- С теми, что к футболу вроде бы отношения не имеют, но нормальной рабочей обстановке явно не способствуют. К примеру, по прилете из Израиля, прямо в аэропорту, на паспортном контроле, нас остановили сотрудники ярославского ГУВД, которые сообщили, что в отношении бывшего генерального директора возбуждено уголовное дело, связанное с расходованием средств в прошлом сезоне. Тут же я и еще несколько ребят из тех, кто выступал в первой лиге, были вынуждены ответить на не слишком приятные вопросы представителей следственных органов. Представляю, что испытывали в тот момент еще не имевшие контрактов Лайзанс, Горавски, Бояринцев...

- Что еще мешало подготовке к сезону?

- После израильского сбора ни с кем из новичков контракты подписаны так и не были. Их оформление началось лишь в середине сбора в Португалии. Кроме того, клуб не рассчитался за прошлый сезон с теми, кто вынужден был покинуть команду. Это давало основание остальным полагать, что трудности с финансированием продолжатся. Из-за этого и ушел Шаронов. Кстати, сейчас один из ведущих игроков в обороне "Рубина".

- А как же гарантийные письма за подписью гендиректора?

- Они до сих пор у многих на руках. Но письма ведь не деньги!

- Капитан Казаков тоже из-за этого покинул команду?

- Нет. Я хотел сохранить этого опытного игрока, умеющего помочь и на поле, и в создании коллектива. Но, как ни убеждал Рожнова, тот был категорически против.

- Выходит, генеральный директор решал, кто должен быть в команде, а кто нет?

- До ухода Шишлова мы обсуждали эти вопросы сообща. А потом это стало прерогативой Рожнова.

- Многим сегодня задолжал "Шинник"?

- Нескольким футболистам из прошлогоднего состава. Что касается агентов, то здесь все гораздо сложнее.

- На что сегодня живет "Шинник"?

- Насколько я знаю, на часть средств, выделенных из областного бюджета. Плюс помощь спонсоров. И в этом заслуга прежнего губернатора. Хотя есть и те, кто сейчас этого уже не делает.

- Нынешнее руководство клуба придерживается бюджета, утвержденного предыдущим губернатором?

- Нет, из-за больших прошлогодних долгов бюджет верстался по-новому. И не сразу: сумма долга, размер финансирования на этот сезон и вообще картина происходящего прояснились только после предсезонных сборов.

- Шишлов ушел из-за этой неопределенности?

- Не думаю. В клубе начал было складываться нормальный рабочий треугольник Рожнов - Шишлов - Юран. Первый взял на себя финансово-организационные вопросы, второй занимался селекцией и спортивным руководством, третий вел тренировочный процесс и управлял командой. Меня это полностью устраивало. Но через месяц-полтора, как я понял, Рожнов стал значительно лучше разбираться в футболе. И Шишлову дали понять, что работать ему в "Шиннике" будет сложно. Это наслоилось на неопределенность с финансированием - и Шишлов решил уйти. Мне, конечно, добавилось хлопот. Например, за полем теперь надо было следить, вникать в этот вопрос, потому что игровой рисунок необходимо выстраивать на хороших газонах.

- Почему же вы в тот момент тоже не покинули "Шинник"?

- Как я мог бросить Бояринцева, Горавски, Лазарева, Лайзанса, Хазова, Бочкова, Бурченко, Бузникина?! Они ведь доверяли мне, тренировались без контрактов, хотя это был большой риск. Если бы развернулся и ушел - потерял бы их уважение. А я такими вещами дорожу. Может, потому и довелось услышать от некоторых игроков: мы, мол, не столько в "Шинник" шли, сколько к Юрану, зная его требования, тренировочный процесс, максимализм.

- А ваш помощник Иван Лях почему с вами не ушел?

- Я убедил его, врачей, другой персонал, который пришел вместе со мной, что нужно остаться. Они профессионалы, должны содержать семьи. Если бы ушли - потеряли бы деньги. Да и обязанности нужно выполнять независимо от того, ушел Юран или остался. Именно об этом я просил перед матчем с "Динамо" - чтобы отставка не сказалась на игре. Команда победила - и это стало для меня лучшей новостью. Значит, не зря работал почти полтора сезона!

- Многое поменялось в команде после вашего ухода?

- Футболисты находятся в шоковом состоянии, это заметно. Главный есть главный, как бы второй тренер ни старался. В игре с "Москвой" у них руки опустились - я же видел. Потому и говорю: жаль, что так все получилось, потому что труда было вложено в "Шинник" немало.

При таком нервном межсезонье, при сложнейшем календаре нам н икто не "привозил" по три-четыре мяча, команда сражалась. И Газзаев, мэтр российского футбола, похвалил "Шинник" за игру после матча с ЦСКА, это тоже приятно. Да, к "Локомотиву" не удалось толком подготовиться. Поле почистили от снега, занимались как могли, но тут вдруг - новшество, как снег на голову: игрокам объявили, что теперь у них будут забирать 13 процентов подоходного налога из премиальных. Я в этой ситуации принял сторону команды. Зарплата, контракт - все понятно. Но чтобы из премиальных - такого на моей памяти ни в одном клубе не было!

Кроме того, подобные вещи надо обсуждать перед сезоном, а не менять правила игры на ходу, когда финансовая ситуация и так тяжелая! Ребята возмутились, а господин Рожнов сказал, что тренер в таких случаях должен занимать позицию клуба, а не игроков. Извините, говорю, но это напрямую касается качества игры и тренировок, поэтому я на стороне футболистов. До 11 вечера разбирали ситуацию и отстояли-таки свои права!

- Были у вас разногласия с генеральным директором и по взаимоотношениям с судьями. И даже публичные обвинения в ваш адрес звучали, не так ли?

- Было что-то похожее - после игры во Владивостоке. Там два момента случились, которые мне не понравились. Сначала Лайзанса унесли после фола за пределами поля. Судья не отреагировал. Хотя я, который много раз ломал ноги, знаю, на что такие нарушения тянут. А потом мяч в руку сопернику попал в штрафной. Я свое мнение высказал прямо во время игры. Быть может, слишком горячо. И был удален. После этого и состоялся разговор с Рожновым, в котором я выразил готовность заплатить штраф, наложенный на клуб за мое удаление. Но только после того, как передо мной погасят задолженность за прошлый сезон. В итоге штраф оплатил "Шинник" - и это был единственный подобный случай. Больше клуб за меня ни разу не платил. Так что не знаю, откуда взялась фраза Рожнова: "Мы устали платить штрафы за Юрана".

После Владивостока мне сказали, что нужно быть сдержаннее. Но вот что произошло после матча с "Химками". Два пенальти в наши ворота, я весь на нервах, первое послематчевое интервью... Минут через 15 - 20 поостыл, посмотрел видеозапись: первый пенальти был чистый, второй 50 на 50, что по нашим временам терпимо. Подходит начальник команды: "Жалобу будем писать?" "На что? - говорю. - Не было там ничего". Пошел, поблагодарил Петтая, Гвардиса - резервного... А на следующий день имел тяжелый разговор с Рожновым: "На каком основании не написал жалобу?! Начальника команды уволю! Нужно реагировать, нельзя спускать с рук!" И губернатор потом был недоволен, почему я не стал апеллировать. Но разве не Рожнов просил меня быть сдержаннее? И разве это тренерское дело - жалобы писать? По-моему, это дело как раз генерального директора.

- А что случилось в нашумевшем эпизоде в ходе матча с "Амкаром"? Говорят, что с вашей стороны звучала нецензурная брань...

- Если бы она имела место, Лаюшкин отразил бы это в протоколе. Там была корректная беседа.

- Сообщалось, что участковый написал жалобу на то, что вы матерились.

- Если такое было, то нужно сразу составлять протокол. Причем не задним числом. И тогда были бы какие-то штрафы и прочие санкции. Я бы был готов ответить за содеянное. А так, вдогонку - что это такое?

- А что за история приключилась у вас с Кушевым?

- Я посчитал, что мяч в соответствии с правилами fair play нужно было вернуть нашему вратарю, а не выбить за боковую линию у нашей штрафной. В ответ после забитого мяча Кушев с двух рук показал неприличный жест нашей скамейке. Помнится, немцы не могли простить подобное Эффенбергу. А тут иностранец позволяет себе такое.

- Потому вы и вспылили?

- Что же я со сложенными ручками должен сидеть, когда судья закрывает глаза на подобные вещи?!

- Этот момент и ваше интервью, где говорилось о заговоре против "Шинника", разбирала экспертно-судейская комиссия...

- Я не утверждал, что существует заговор. Говорил, что создается такое ощущение. К тому же после игры с "Амкаром" мы подали жалобу по 11 пунктам. Тогда я и заявил о ненормальном явлении. На заседание ЭСК я готов был приехать, но мне сказали, что в этом не было необходимости. Все эти жалобы на судейство - не моя инициатива. Юрана больше нет в "Шиннике", а жалобы продолжают поступать. Вот и со "Спартаком" предлагали не признавать результат игры.

- Чья была идея аннулировать результат матча?

- Рожнова.

- После инцидента с Кушевым вас обвинили в том, что вы порочите честь и достоинство клуба...

- А разве не порочат, когда не оплачивают сборы? Когда нас в Германии практически выгоняли из гостиницы? Хозяин отеля дал нам три дня, сказав, что если не будет оплаты, команде укажут на дверь. Я пытался решить вопрос, звонил в клуб, а в этот момент Рожнов находился в Дубае на теннисе. А ведь это последний сбор, еще игроков нужно было набрать.

- Говорят, в "Шиннике" странная система зарплат футболистам?

- Новшество от генерального директора. Перед матчем с "Томью" он решил начислить зарплату шестерым футболистам. Смотрю я на тренировку и вижу: у одной группы есть настроение, а у другой нет. Я уж было думал, что появился конфликт внутри команды. Такие вещи не люблю и мгновенно пресекаю. Поговорил с капитаном Черкесом, от которого и узнал о новой системе оплаты.

- Как же выбирали этих шестерых?

- Понятия не имею! Знаю, что в подобных случаях происходит дисбаланс внутри коллектива. И это накануне матча в Томске. Попытался объяснить, что такое недопустимо, но в ответ услышал: "Я генеральный директор, а вы, Сергей Николаевич, у меня в подчинении и должны беспрекословно выполнять мои приказания". Но беспрекословно я только родителей слушался.

- Если вернуться к матчу со "Спартаком", в чем корни ошибок судьи Дорошенко?

- С Виталием мы немного знакомы. Когда в прошлом году готовились в Турции, он тоже там был. Он спросил, можно ли ему с нами попрактиковаться. И мы предоставили ему такую возможность. После этого он судил нас в Брянске. Казалось, мог бы нас пожалеть, не ставить нам пенальти. Но он судил то, что было. Дорошенко - человек принципиальный. Так что в матче со "Спартаком" сыграл именно человеческий фактор, а не что-то другое.

- А насчет других матчей у вас нет уверенности, что судейские ошибки были столь же безобидны?

- Когда с самого начала игры появляются штрафные в одну сторону, то уже могут просматриваться какие-то негативные явления. А если бы в игре со "Спартаком" был злой умысел, то вряд ли бы "Шиннику" позволили сравнять счет. В Перми мы же рекорд поставили по карточкам. А в следующем матче получили всего несколько желтых. Разве может команда из самой грубой тут же превратиться в аккуратную?

- Какую цель ставит перед клубом руководство "Шинника"?

- Знаете, я тут недавно наткнулся на интервью Долматова. Когда прочел его в первый раз, упустил кое-какие моменты. Но по второму разу можно было разглядеть между строк: вернулось старое руководство. Сейчас у Рожнова два консультанта, которые в 2006-м опустили команду в первый дивизион, когда и начались все эти финансовые передряги.

- Морозов и Фролов?

- Да, старая гвардия. Одно дело, когда тренер ошибается сам. Тогда - иди учись, анализируй, рано еще. Другое дело, когда тебе навязывают игроков, а потом все равно выгоняют, потому что нет результата. Всем было понятно, что с моей принципиальностью будет сложно в каких-то моментах. Во т оно и вернулось. Рожнов склонился к тому, что у него есть консультанты, которым он больше доверяет. Они местные, ярославские.

Вспоминается случай на базе, даже ребята смеялись. Приехали после выходного - смотрим: на стенде распорядок спортивной базы, начинающийся со слова "приказываю", подписанный Рожновым. С 9 до 10 завтрак. По-моему, на игру с "Амкаром" мы тогда улетали в 8 утра. Звоню и спрашиваю: "Мы без завтрака?" "Ну, передвинь там завтрак", - отвечает он. Зачем это составлять? Игры есть и в два часа, и в пять. Тренировки утренние и вечерние. Получается, я должен отталкиваться от этого распорядка. Естественно, я этот приказ выбросил.

- А не страшно было требовать у начальства хорошее поле, зарплату вовремя?

- Если бы я держался за финансовую часть, наверное бы, молчал. Но у меня есть желание и цель добиваться максимума. Что, убежден, получилось в прошлом году. Я не требую сверхъестественного - такие условия, как в "Милане" или "Челси". А только элементарные, которые в прошлом году были... Ведь это премьер-лига - здесь мелочей не бывает. Я проживал с ребятами на базе, даже квартиру не брал. Знаю, что нужно быть с коллективом. Они тоже видят, что главный тренер на базе. Все вместе. Я жил и живу футболом.

А разве невозможно сделать нормальное поле?! А потом меня упрекает Рожнов: "Почему ты на пресс-конференции плохо о поле отзываешься? Это же наше домашнее". А как мне объяснить болельщику, когда Бояринцев с двух метров в матче с "Химками" не попадает в пустые ворота? Как?! Сказать, что он пришел и ниже классом стал? Или что в первом тайме не пошла игра, пока мы привыкали к полю, а уже во втором начало что-то получаться?

Вот тоже нонсенс: как можно на поле класть керамзит? Задаю вопрос директору стадиона: "Вы уже так пробовали?" И слышу: "Нет, это в первый раз". Я - ему: "Мне кажется, вы это нарочно делаете"...

- Не удивило, что вас уволили не сразу после встречи с "Амкаром" и не на следующий день, а после возвращения Рожнова из Москвы?

- Оттуда он сразу на базу приехал и сказал, что в Москве одобрили решение.

- То есть он ехал туда с какой-то заготовкой?

- Получается, да. Хотя я в этом сомневаюсь. Он сказал, что Виталий Мутко и Никита Симонян одобрили. Но как? По словам Мутко, я входил в список кандидатов на место главного тренера молодежной сборной. После ничьей с ЦСКА он меня поздравил, сказав, что я сделал неплохую команду. Да и в интервью он говорил, что Юран входит в группу перспективных тренеров.

- А Симонян?

- Никита Павлович - спартаковец. Сколько видимся - всегда обнимаемся. Так что я очень сомневаюсь, что Мутко и Симонян причастны к моему увольнению.

После матча с "Амкаром" Рожнов сказал, что решение было принято еще до этой игры и что еще раньше у него была встреча с губернатором и мэром. Но тогда нужно по-мужски поступать, с уважением. Вызвать главного тренера, задать ему вопросы, выслушать. Я понимаю, что Рожнов с губернатором близкие друзья. Еще в комсомоле работали. Это нигде не скрывается, но есть дружба, а есть дело.

- Вы окончательно испортили отношения с Рожновым?

- Я никогда не стараюсь конфликтовать. Мне приятно было, что я много узнал от него о теннисе. Кстати, он хорошо в него играет. О модных марках одежды. После недавнего поражения от "Спартака" он мне позвонил. Я ему сказал: "Главное, не надо паники. Если ребята это почувствуют, будет сложно. Если нужен будет какой-нибудь совет - всегда звони, бескорыстно помогу. Самое главное - не отчаиваться, сейчас ответственность перед болельщиками на тебе. Сложно это. Рюкзак очень тяжелый. Болельщик может и не простить неудачу".

Так что отношения нормальные. Теперь я всегда могу обратиться к нему по вопросам тенниса или за советом, что лучше купить из одежды.

- Не было ли, на ваш взгляд, "странных" игр на первом этапе нынешнего чемпионата?

- Это мое предположение. Играем мы вничью с ЦСКА, "Зенитом", пусть даже проиграли "Локомотиву", а вот начинаются матчи с менее классными командами, там все иначе... Поэтому я и просил назначать на эти игры иностранных судей. И не только я, кстати: Гаджиев в конце прошлого сезона также просил об этом. Может, мое мнение и ошибочно, но у меня именно такое впечатление складывается. Не знаю, поставил ли "Шинник" рекорд по 11-метровым, назначенным в наши ворота, но по числу предупреждений - наверняка.

Уволили же меня из-за "неудовлетворительных спортивных результатов". А ведь мы набрали 8 очков! Сыграли с "Локомотивом", "Зенитом", ЦСКА, слетали во Владивосток и Томск...

Тем не менее в первую очередь благодарю ярославских болельщиков. Их не обманешь. И когда они скандируют мое имя и пишут фаерами мою фамилию на трибуне - это очень приятно.

- В Ярославле после вашего ухода доводилось слышать, что, мол, кое-кто из футболистов по этому поводу потирал руки.

- В какой команде нет недовольных тренером? Даже Титов в "Спартаке" сидит на лавке! Думаете, его это радует? На поле выходят 11 игроков, а в заявке их намного больше. Поэтому те, кто не играет, всегда будут возмущаться. Хотя ошибки, считаю, искать нужно в себе.

Или вот еще пример - с португальского сбора убрал я игрока. Когда начались финансовые проблемы, он заныл, начал вносить разлад в команду. Такие вещи пресекаю на корню. Вот и отправил парня в Ярославль. Сказал Рожнову: "Этого человека у нас не будет". Думал, выставят его на трансфер. Но генеральный, наоборот, пересмотрел ему зарплату и вернул в команду. Как на это мог отреагировать коллектив? Ага, значит, тренер здесь не все вопросы решает...

- Вы покинули "Шинник" с чувством обиды?

- Нет. Правда, осадок остался. Я жил командой, но это не оценили. Жалко ребят, которые шли именно ко мне и хотели играть в тот атакующий футбол, который я старался привить "Шиннику".

- Кто-то из игроков может покинуть Ярославль вслед за вами?

- Такой пункт в контракте есть только у двоих - Бояринцева и Черкеса. Были еще футболисты, которые пытались его вписать, однако Рожнов пригрозил, что тогда контракты заключаться не будут. Я бы хотел, чтобы все футболисты остались и помогли "Шиннику" сохранить место в премьер-лиге. Но сейчас ничего нельзя исключать.

- Верите, что "Шинник" не вылетит?

- Надеюсь. И буду болеть за него. Все зависит от того, кто возглавит команду. Ситуация сложная, и новый тренер к этому должен быть готов. Дело ведь не в одном "капризном" Юране. Долматов, когда работал в Ярославле, говорил о тех же проблемах.

- И последнее. Как-то на вопрос о том, что после вас останется в "Шиннике", вы ответили: "Надеюсь, отношение к футболу и команда премьер-лиги". Что скажете сегодня?

- Так ведь это я говорил при другом губернаторе. А теперь делать какие-то прогнозы не рискну...
комментарии

опрос

Главное событие 2017 года?

Лента новостей

Турнирные таблицы