Жиганов: команда так и не смогла выйти на пик формы

Генеральный директор "Сатурна" Борис Жиганов рассказал о причинах неудачной игры команды в нынешнем сезоне.

Жиганов: команда так и не смогла выйти на пик формы

-- Борис Анатольевич, какой-то неоднозначный сезон получается у «Сатурна». С одной стороны, все может закончиться не так плохо, и команда даже финиширует в верхней части турнирной таблицы. С другой – мечтали о большем, думали о медалях.

-- Действительно, прошлый сезон и пятое место в чемпионате заставляли смотреть еще выше и думать о максимальных задачах. В прошлом году перемены в клубе, отставка главного тренера и назначение на этот пост Гаджи Гаджиева встряхнули команду и заставили бежать легкой рысью к намеченным целям. Так чаще всего происходит, и прежде всего - за счет психологии. Но так не могло продолжаться вечно, а подготовку к сезону-2008 мы провалили, и я могу это сказать уже с полной уверенностью. Провали в силу многих обстоятельств, прежде всего – спортивных.

-- Например?

-- В декабре мы по предложению Гаджиева поехали на сборы в Пятигорск, для того чтобы восстановить функциональную готовность команды. Побегали, подышали кислородом… А потом выясняется: через два месяца после подготовки в таких условиях неизменно наступает функциональный спад у команды. По другим сборам тоже были вопросы. На них мы провели 19 контрольных матчей и ни разу не встретились с клубами РФПЛ. Мы играли с командами из Прибалтики, Казахстана, Украины… То есть реальной проверки не было. При этом Гаджиев планировал игры так, что каждый из футболистов проводил на поле не больше одного тайма. И что мы видели в чемпионате? Футболисты выходили, прилично играли первые таймы, а во втором останавливались и отдавали инициативу сопернику. В итоге – ничьи и поражения. При этом Гаджи Муслимович убеждал всех, что ничего не происходит, все нормально, команда играет лучше, чем в прошлом году… Может, хотел успокоить, а на деле получилось, что вводил в заблуждение и меня как генерального директора, и руководство Московской области, и самих футболистов.

-- Опытных футболистов таким образом сложно ввести в заблуждение…

-- Это точно. Летом на сборе во время паузы в чемпионате Алексей Игонин обратился с вопросом к Гаджиеву и Игнатьеву: что происходит с нами? Почему мы, в отличие от тех же игроков сборной, находимся на таком разном уровне физической готовности? На что ему было сказано: вы футболисты? Вот и играйте в футбол. Куда вы лезете? Вот команда и не могла выйти на пик формы. Сейчас, видя, какие нагрузки дает Ребер и какие давал Гаджиев, я вижу, почему.

-- Прежний тренерский штаб «Сатурна» был не слишком доволен селекцией...

-- Гаджиев больше всего сетовал на отсутствие супернападающего. Какой форвард ему был нужен? Да, у нас была возможность взять Алфонсо Алвеша из «Херенвена» в «Сатурн». Я летел к нему год назад на переговоры за два дня до закрытия трансферного окна. Совершенно непредсказуемая ситуация была и с ним, и с агентом, и с его окружением. В общей сложности получалось, что нам надо было потратить на этот трансфер 18 млн евро, и даже при этом «Херенвен» не хотел отпускать его. Зимой у нас была попытка взять Гекдениза Карадениза. Но там нас пытались вытянуть на аукцион с «Рубином». Курбан, говорили мне на переговорах в Трабзоне, предлагает столько-то, давай больше, и так далее… Короче, выходили те же 18 млн евро со всеми подписными бонусами и процентами.

-- Гаджи Муслимович говорил, что была возможность взять игрока сборной Семшова и кандидатов в национальную команду Файзулина, Адамова и Широкова.

-- Давайте по отдельности. Семшова хотел взять этим летом «Рубин», и даже Казань с ее финансовыми возможностями не смогла договориться с «Динамо». Договоренность о переходе Файзулина «Зенит» с Нальчиком достиг еще за несколько месяцев до начала дозаявочного периода. Но далеко не факт, что эти игроки в «Сатурне» при Гаджиеве продолжали бы являться кандидатами в сборную. Мы Воробьева взяли, который был одной ногой в национальной команде. И где сейчас Воробьев? Хиддинк к нам приезжал и удивлялся, куда такой игрок исчез. А что касается Гаджиева… Да, он привел с собой из «Крыльев» Топича и Ангбву – они были свободными агентами. Пришли к нам на более комфортные условия, и сейчас как настоящие профессионалы отрабатывают свои контракты.

-- Тем не менее, Гаджиев ушел из «Сатурна» обиженным. Это видно по его интервью, по его высказываниям. Почему так получилось?

-- Не знаю. Это его проблемы. Он с обидой заявляет, что Жиганов вел переговоры за его спиной. Видимо, он забыл, что я с ним переговоры вел, еще не будучи официально гендиректором, при работающих в клубе Воронцове и Вайссе. Гаджиев, похоже, забыл, кто его привел в клуб, кто его привел к губернатору. При этом, приглашая Гаджиева, я поссорился со многими людьми, которые меня отговаривали от подобного шага. Мне говорили: ты сделал ошибку, у Гаджиева есть своя негласная репутация… Так что я не знаю, на что обижаться Гаджи Муслимовичу. У него были все условия: не самый, скажем прямо, маленький контракт в Премьер-лиге, коттедж на берегу Москвы-реки, который клубу обходился в 10 тысяч евро ежемесячно, машина ауди А8 с персональным водителем. Чего еще надо? Только работай, не думай ни о чем…

Но оценка работы тренера заключается в результатах, показываемых его командой. Перед сезоном накануне вылета в Нальчик у нас была встреча с губернатором, на которой были расставлены все акценты, намечены задачи. Гаджи Муслимовича, правда, не было на той встрече, он заболел. Но задачи были поставлены, пусть мы их и не афишировали. Ладно, мы бы шли месте на 5-м или 6-м, что тонизировало бы команду, заставляя думать о большем. Но не 13-е или 14-е места с перспективой вылета!

-- Но в прошлом году «Сатурн» финишировал на самом высоком в своей истории пятом месте. За счет чего?

-- Давайте уже не трогать прошлый год. Тогда все сделали много позитивного, в том числе Гаджи Муслимович, но прежде всего - команда. Но и Гаджиев вот заявляет: «Сначала Жиганов не показался мне странным руководителем». Я вам больше скажу. Мы вместе сидели у губернатора Бориса Всеволодовича Громова, и Гаджиев пел мне дифирамбы: «Вы не представляете, как высока роль Жиганова в становлении команды». Я не выдержал и попросил не устраивать презентации…

-- Но мы от Гаджиева прежде всего слышали, что генеральный директор постоянно вмешивался в рабочий процесс команды.

-- Если вопросы, почему что-то делается так, а это по-другому, считать вмешательством… Но я же -- генеральный директор, я должен быть в курсе, что происходит в команде. Гаджиев действительно крайне болезненно реагировал на эти вопросы. Однажды он вспылил: «Да мне этот «Сатурн» до одного места. Уйду, найду себе другую команду, и «Сатурн» этот хлопну!». То есть он сегодня заявил такое про свой клуб, а условно завтра как ни в чем не бывало пришел в кассу за зарплатой. Еще тогда я был удивлен такими заявлениями и такой реакцией на простые и, я уверю вас, корректные вопросы.

-- А как же разговоры про ваше желание получить тренерскую лицензию, про какие-то смс-сообщения от экстрасенсов?

-- Да бред это. Я как-то в шутку сказал, причем даже не Гаджиеву, а Борису Петровичу Игнатьеву: уйдете вы, и придется мне лицензию получать… Пошутили, посмеялись тогда, и все. Гаджиев считает, что он очень сильный методист, и никто даже спросить его ни о чем не может. Он действительно может часами читать лекции на тему «Сочетание тренировочного процесса и соревновательной деятельности как важный элемент подготовки футболиста». На теории команда медленно засыпала вместе с Борисом Петровичем Игнатьевым. А последним засыпал сам Гаджиев.

-- Еще один упрек в ваш адрес то, что вы кого просили ставить в состав.

-- Очередные глупости. Возможно, он так воспринимал вопросы о том или ином игроке.

-- По всему выходило, что речь идет о Ковеле?

-- И про Ковеля я тоже спрашивал. В ответ: «Он не готов, он не готов». Но Ковель-то был куплен вопреки желанию Гаджиева. Как, впрочем, и Юрченко, которого бросили, по сути, на произвол судьбы. Но первого мы вырвали у киевского «Динамо», второго отвоевали в жестком противостоянии с «Зенитом». И я не думаю, что Семин и Адвокаат плохо разбираются в футболе. Это отдельная письма, кто, кого, куда и как купил. Наши селекционеры вернулись из Бразилии и привезли список из 29 футболистов, которых мы могли бы рассматривать. Среди прочих был футболист Бетао из «Коринтианса». Мы работали по нему, собирали информацию, и он внезапно оказывается в Киеве у Семина. Так на кого мы работали? На киевское «Динамо»? Еще одна такая же ситуация. Мы ведем хорвата Вукоевича, уже начинаем переговоры, готовы подписать контракт, и тут Суркис внезапно присылает самолет и забирает его в Киев, к Семину. Думаете, совпадение? Или на базе появляется молодой футболист неизвестно откуда. Спрашиваю: кто такой? Мне в ответ - молодой талант, надо брать немедленно, иначе уведут. Я говорю, погодите, давайте разберемся. Нет, отвечает, некогда разбираться, надо срочно брать. Хорошо, взяли. И вот он уже год не играет нигде - ни в основной команде, ни в дубле. Хотя на том же дубле Гаджиев не был ни разу.

-- Насчет интереса к молодым игрокам. Ребер сказал, что будет всех смотреть, кто есть в «Сатурне», начиная от школы до дубля. Смотрит?

-- Смотрит. Уже молодого парня привлек к работе с основным составом. Спрашивал, почему нельзя дозаявить его. А я не знаю, что ответить, какую найти логику: футболист действительно в системе «Сатурна», а играть в основной команде не может. Но ведь тоже бардак был и со школой, и с «Сатурном-2». Игроков у нас таскали пачками. «Динамо» Смолова перетащило, четверых молодых футболистов «Москва» забрала. Да я помню, первый раз приехал в училище наше на следующий день после свого назначения. Познакомиться, понять, как все устроено. И встречаю там Леонида Викторовича Слуцкого, главного тренера «Москвы» на тот момент. Спрашиваю у директора училища, почему он здесь. Тот отвечает, что, мол, воспитанник приехал в теннис поиграть. Ага, думаю, в теннис. Четыре часа из Москвы ехал, чтобы здесь часок побегать. То есть там «сайгачили» все, кому заблагорассудится. Теперь этого нет. И, надеюсь, не будет. У нас есть курс на своих воспитанников, который Ребер понимает и поддерживает, и мы постараемся ему следовать.

- Ходят разговоры, что этим процессом будет руководить Андрей Канчельскис?

- Я примерно понимаю, откуда идут эти слухи. И подозреваю, Андрей сам не рад, что его имя в них фигурирует. Мы не вели никаких переговоров с Канчельскисом. На пост спортивного директора назначен Дмитрий Галямин.

-- Вы упомянули губернатора Московской области Бориса Громова. В Подмосковье две команды РФПЛ – «Сатурн» и «Химки». Насколько принципиально ваше соперничество и кому отказывается большее внимание?

-- Не могу сказать. Дерби очень важно для болельщиков. У них свои счеты. Но на домашнем матче первого круга «Сатурн» - «Химки» в ложе VIP Борис Всеволодович объявил: болеем спокойно, без эмоций. На мою реакцию на забитые голы сделал замечание: эмоции не проявляем. Что касается игры в Химках, про которую писали и говорили Бог знает что, то в телефонном разговоре со мной Борис Всеволодович поинтересовался: почему проиграли? Но там ошибка арбитра очевидная. Здесь и говорить нечего.
комментарии

опрос

Главное событие 2017 года?

Лента новостей

Турнирные таблицы