Зуев: болезнь в прошлом

Экс-вратарь "Спартака" Алексей Зуев заявил, что он излечился от психического заболевания.

Зуев: болезнь в прошлом

- Болезнь в прошлом, но другая проблема навалилась. Развожусь. Дальше так не могло продолжаться. С женой отношения зашли в тупик. Как ни пытался их сохранить - ничего не получилось. Дочка - самое светлое, что есть в моей жизни. Но даже ради нее не смог жить с этим человеком.

Правда, пока играл в "Спартаке", жена многое терпела и на многое закрывала глаза. Потом сказала: "Я девять лет жила по твоим правилам - теперь давай-ка жить по моим". Такого не будет никогда. Ухожу в тренажерный зал, провожу там три часа. Возвращаюсь - и слышу: "Ты с девчонками развлекался!" "Дай, - говорю, - покушать". - "Там ешь, откуда пришел..."

О трудоустройстве в другие клубы Зуев сказал следующее: Да какой может быть интерес, когда я на автомойке еще недавно пистолетом размахивал? Люди боятся. Да, я был сумасшедшим, в состоянии психоза. Мало кто понимает, что затмение сознания тоже лечится. Нынче все в прошлом. Повторения не будет. Но люди читают газеты - а там мои подвиги во всей красе расписаны. Они думают: "Зачем нам дурачок в команде? Своих навалом".

Вспомнил Зуев и свои разговоры с Шавло и Черчесовым в период болезни: Заглянул в комнату, где сидели Черчесов и Шавло: "Мне надо поднять зарплату, потому что за моей спиной святые. Они будут помогать". Черчесов не смутился. Показывает пальцем вверх: "Леша, я там был!" А я в ответ указал вниз: "Станислав Саламович, вы были не там, а вот там..." Занятный разговор? Черчесов продолжил: "За моей спиной тоже святые". Отвечаю: "За вашей спиной я никого не вижу". Могли они догадаться, что я болен, - после таких-то бесед?

Зуев заявил, что не заходил в кабинет Шавло с Библией: Библии у меня с собой не было. Был Молитвослов. Положил Шавло на стол, говорю: "Можно, здесь полежит?" - "Можно". Я не сомневался: если стану основным вратарем, "Спартак" выйдет в чемпионы. Это и пытался ему растолковать.

Были у Зуева подобные разговоры и с Федотовым: Пришел, достал иконку из кармана. Поставил напротив Федотова, сам рухнул на колени: "Владимир Григорьевич, давайте помолимся". Начал читать молитву. Я к Григорьичу нормально отношусь. Он был заложником ситуации. Уверен, что он-то пытался мне помочь. Просто к нему в "Спартаке" не прислушивались. Очень добрый человек. Правда, некоторые его поступки я не понимал.

О депрессии после болезни Зуев рассказал следующее: Когда выписывался из больницы, весил 105 килограммов. Следующие четыре месяца превратились в кошмар. Не дай бог никому через это пройти. Такая накатила апатия, что жить не хотелось. Я подходил к окну, смотрел вниз и думал: прыгнуть, что ли? Останавливала только мысль о дочке. Я понимал: умирать мне нельзя. Хотя организм был настолько истощен, что я стал уже ждать смерти. Двадцать суток вообще не мог заснуть! Представляете, что это такое - почти три недели без сна?! Уехал на дачу под Тулу - надеялся там справиться с бессонницей. Ничего не помогало. Ночь ворочаешься, не смыкаешь глаз. Потом осознаешь, что уже утро, встали родители, а ты так и не спал. Закрываешь ставни и лежишь на кровати пластом целый день, - приводит слова Зуева "Спорт-Экспресс".
комментарии

опрос

Главное событие 2017 года?

Лента новостей

Турнирные таблицы